ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Интересно, и как она думает справиться с этим? Она хочет в одиночку гулять по городу. Она намерена ездить на метро. А что, если у нее случится приступ в метро?

— Нелл может поехать на автобусе.

— Не так-то просто передвигаться по Лондону, не пользуясь при этом метро.

— Ей нужен парень. Кто-нибудь, кто сможет за ней присматривать.

Нелл совершенно не интересовало, о чем говорили Джули и Рита. Она пыталась определить, какой сегодня день недели. Вроде бы среда.

Таблетки, которые она принимала, обладали снотворным действием, она чувствовала себя просто частью матраса. Нелл проваливалась в тяжелый, тусклый сон без всяких сновидений. Никаких других чувств, кроме странной, какой-то серой безопасности. Никаких внезапных пробуждений. Вчера она встала в одиннадцать и по дороге в ванную спотыкалась обо все подряд. А в данный момент ей хотелось просто лежать и ничего не делать, ни о чем не думать, но голоса из соседней комнаты внедрялись в ее сознание и заставляли вспоминать обо всем том, что она стремилась изгнать из мыслей.

— И что говорит доктор?

— Приступ паники.

— Но я думала, она уже справилась с этим. У Нелл не было подобных приступов больше года, во всяком случае, она так сказала. Может, просто переутомилась?

— Доктор тоже так считает. Но от него толку немного, выписал ей кучу таблеток, и все. Нелл глотает их, как леденцы, и превращается в настоящего зомби.

— А что, если снова обратиться к той замечательной специалистке-психологу, которая работала с Нелл в прошлый раз, как думаешь?

— Ту, что из Плимута? Но как? Как нам ее найти? Возможно, мама знает ее телефон или адрес.

Нелл накрыла голову подушкой, чтобы не слышать их голоса, но диалог продолжался у нее в сознании, потому что девушка невольно задумалась о том, что ее ожидало: придется вставать и выходить из дома, завести приятеля, ездить на метро, пользоваться банковскими счетами, знакомиться в университете с новыми людьми. От всего этого веяло такой безнадежностью, что Нелл расплакалась. «Соберись, приведи себя в форму», — твердила она, прижимая к мокрым глазам уголки подушки.

— Мы могли бы взять ее в кино… Что там идет, не знаешь?

— «Дьяволы». Не уверена, что это пойдет Нелл на пользу. В том-то и проблема, что вокруг полным-полно мелочей, которые расстраивают ее. Как ты считаешь, не пора разбудить ее?

— Наверное, пора. Я приготовлю для нее чашку чая.

Усевшись на кровати и зажав подушку между коленями и грудью, Нелл уговаривала себя встать и одеться, но, когда чай был готов, она так и не сдвинулась с места. Джули присела рядом.

— Извини, что отравляю вам жизнь, — вздохнула Нелл. — Почему бы вам двоим не пойти прогуляться? Здесь, дома, я в полном порядке. Почитаю что-нибудь.

— Нет, — решительно качнула головой Джули. — Послушай, я знаю: ты думаешь, будто мы тебя не понимаем, но ты ведь и сама не знаешь, что тебе нужно. Ты должна выйти вместе с нами, подышать свежим воздухом.

— Все это полная чушь.

Джули взяла с прикроватного столика баночку с пилюлями, посмотрела сквозь темное стекло внутрь и нахмурилась.

— Зачем он выписал тебе могадон? Мне даже название не нравится. У нас на работе одна женщина это принимает, и знаешь, она все время словно не в себе. Ей говоришь что-нибудь, а она смотрит на тебя пустыми глазами. Ты такая умница, Нелл, ты сдала все эти ужасные экзамены, так не позволяй же…

— Не позволяй что? — Нелл мгновенно ощетинилась.

Джули пожала плечами и чуть заметно покачала головой.

— Ну, понимаешь… Почему ты не хочешь пойти с нами? Рита говорит, дождь вот-вот закончится. Она только что выходила за молоком, и там уже видно голубое небо. Давай пойдем. На следующей неделе мы уже опять выходим на работу. Не будем терять попусту последние дни. Мы ведь столько собирались сделать вместе, когда ты прилетела.

Нелл наблюдала за руками Джули, которые взлетали и опускались, пока та говорила. Ногти были обкусаны. Что заставляет ее грызть ногти? Интересно, а Рита тоже грызет ногти? Может, у Джули противный начальник, который все время к ней придирается? А может, она влюбилась в парня, а тот не обращает на нее внимания? Или она беспокоится за маму, которая теперь живет одна? Мысли медленно ворочались в голове Нелл. Такое чувство, как будто с момента ее приезда в Лондон она ни разу не посмотрела на близнецов по-настоящему, они просто скакали вокруг нее, высказывали разные планы, болтали без умолку. Но теперь Нелл втянула их в ситуацию, в которой девушки не знали, что предпринять. Одна часть ее сознания подсказывала, что надо взять Джули за руку и сказать: «Хорошо». После этого они бы обе заплакали, и Нелл могла бы извиниться за все беспокойство, которое причиняет, поблагодарить сестренок за доброту. Но она не в силах была произнести ничего подобного. Слова застыли внутри, и Нелл не могла выпустить их наружу, так что вместо этого откинула в сторону одеяло и опустила ноги на пол, наклонив при этом голову так, что волосы упали ей на лицо: она просто боялась посмотреть в глаза Джули.

— Я сейчас оденусь, — пробормотала Нелл. — Я быстро.

Дождь действительно прекратился к тому времени, когда девушки вышли из дома, а голубой участок неба заметно расширился.

— Итак, — начала Джули, расстегивая плащ и в нетерпении крутясь туда-сюда, — куда пойдем, девочки?

— Эй! Осторожнее! Ты меня забрызгала! — воскликнула Рита, по случаю окончания дождя надевшая голубые брюки-клеш и сандалии бирюзового цвета. — Нелл, тебе решать.

— На Трафальгарскую площадь.

— У меня есть идея получше, — отозвалась Рита. — Ковент-Гарден. Там можно заглянуть в магазинчики. А можно и туда, и туда — поедем на метро по линии «Пиккадилли» до Ковент-Гарден, а потом пешком пройдем до Трафальгарской площади.

— А мы не можем всю дорогу пройти пешком? — поинтересовалась Нелл.

Рита закатила глаза:

— Ну это же не старый добрый Эксетер. Это там можно просто взять и пойти из одного конца города в другой и через полчаса оказаться на месте. Да мы до Ковент-Гарден часа два будем топать.

— И что?

— А то, что мы поедем на метро.

Как ни странно, но поездка в метро оказалась вполне сносной. Нелл, правда, была немного напряжена, особенно когда огромная толпа ввалилась в поезд на станции «Найтсбридж», но она старательно изучала рекламные объявления, наклеенные на стекле, и не смотрела на окружающих. Одна из наклеек рекламировала «Брук-Стрит-Бюро». На картинке видны были только ноги двух девушек, вероятно, разговаривавших друг с другом; на них были красивые сапожки до колен и пальто-макси.

— Сколько стоят такие сапожки? — спросила Нелл у Риты.

— О, фунтов двенадцать, не меньше. Но я знаю местечко, где похожие можно купить за десятку. Я тебе покажу.

— Ладно, но только потом, когда я получу свой грант.

— Знаешь, тебе все равно придется покупать вещи для университета. Я уверена: тебе понравится ходить по магазинам.

Нелл указала на свою старую футболку:

— Полагаю, в этом весь осенний семестр не проходишь. Вероятно, мне нужно будет приобрести еще и пальто, как ты думаешь?

— Через несколько недель оно обязательно понадобится. Но пока тепло и солнечно. Мы тебе что-нибудь подыщем на рынке, чтобы не переплачивать. Я знаю, что тебе нужно. Положись на меня.

Рита оказалась человеком слова. На рынке она честно взялась за дело, зарываясь в груды поношенных вещей на проволочных плечиках, перекапывая горы шмоток, сложенных повсюду. Джули остановилась, чтобы получше рассмотреть уличного актера, засовывавшего какую-то горящую штуку прямо себе в рот; при этом он запрокидывал голову назад под опасным углом, чуть не ложась спиной на прилавок с цветами. Когда мама Нелл ходила покупать цветы в Аделаиде, они стояли там в аккуратных маленьких букетах, тщательно подобранные по оттенкам, так что дома можно было просто поставить их в вазу на столе. Здесь цветы были плотно прижаты друг к другу, они падали на пол, где на них наступали прохожие, превращая нежные растения в месиво. Нелл подобрала один цветок, чтобы спасти его, а потом выбрала еще несколько, уже со стола, из хаоса и пестроты. Это были белые гвоздики, чуть тронутые розовым на кончиках лепестков. Вскоре у нее в руках оказалась целая охапка, и Нелл как раз рассчитывалась за гвоздики, когда рядом появилась Рита.

17
{"b":"154356","o":1}