ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Неужели он тоже масон?

— Понятия не имею, Латем. Это не мое дело и не ваше. Однако раньше существовала традиция, в соответствии с которой принц Уэльский занимал высокий пост в масонской ложе Британии. Я всего лишь хотел проиллюстрировать абсурдность вашего рассуждения.

— Я вызвал Олдройда на повторный допрос, в четверг утром. Вы хотите присутствовать?

— Я сам его допрошу.

Макриди взял еще один документ, затем посмотрел на часы.

— У меня здесь отчет Пелгрейва по орудиям убийства. В этой области достигнут значительный прогресс. Удалось установить происхождение болта, ввинченного в лоб Годвина. Поскольку Пелгрейв в данный момент отсутствует и не может сам сообщить о результатах работы своей команды, предлагаю отложить обсуждение этого вопроса до его появления.

— А где он? — полюбопытствовал Стив.

— Пелгрейв сейчас разбирается с очень важной информацией, полученной при допросе одного из свидетелей. Он будет с минуты на минуту. А пока, Уильямс, полагаю, мы можем перейти к вашему отчету. Будьте любезны, изложите все предельно коротко, только самую суть.

— Мне удалось найти заявление Мэтью Квина о принятии его в колледж, сэр. Вот оно. Обратите внимание: в качестве домашнего адреса указан Салташ.

— Пелгрейв это видел?

— Да, сэр.

— Очень хорошо. Квина необходимо официально включить в список подозреваемых. Однако мы не можем разыскивать его, руководствуясь этой фотографией. Он здесь совсем мальчик.

— По указанному адресу семья Квинов больше не живет, но инспектор Пелгрейв послал запрос в полицию Салташа. Однако он сказал, что они там долго будут раскачиваться. Я также послала запрос в паспортную службу в надежде отыскать более позднюю фотографию, но там тоже не спешат с ответом. Кроме того, как я уже говорила раньше, сэр, скорее всего, Квин и был тем человеком, который искал Сабину Мельес в «Висячих Садах».

— И какие у вас основания для подобных допущений?

— Для этого не нужны особые основания, сэр.

— В самом деле?

— Да, сэр. Я так считаю.

— Ну что же, продолжим поиски в Салташе, а также сбор информации в общежитии, инспектор Уильямс. По крайней мере, это может дать нам какие-то факты. Если вы намерены еще раз побеседовать с мистером Кендриком, то можете взять с собой еще кого-нибудь. Если Латем и Пелгрейв будут заняты, пригласите одного из констеблей. Но впредь, пожалуйста, постарайтесь обосновывать все свои предположения, это ясно?

— Да, сэр. Разрешите мне тоже присутствовать на допросе Олдройда?

Макриди собрал со стола бумаги, выдержал паузу и наконец ответил:

— Хорошо.

Вмешался Латем:

— А по-моему, сэр, лучше этого не делать. Насколько я знаю по литературе, масоны очень серьезно относятся к соблюдению секретности, и они не посвящают в свои тайны женщин. Олдройда будет гораздо труднее расколоть в присутствии инспектора Уильямс.

— Латем, я не собираюсь раскалывать доктора Олдройда, как вы изволили выразиться, равно как и не вынашиваю планов выведать у него тайны их ордена.

В этот момент напряжение в комнате достигло такой плотности, что просто хоть ножом режь. Макриди использовал молчание как инструмент наказания, а потому выдержал паузу минуты две длиной. И тут, ко всеобщему облегчению, вошел Пелгрейв, который готов был изложить историю, рассказанную ему Нелл Адамс.

Глава 27

На следующее утро Брайони ехала на работу в автобусе. Она чувствовала себя опустошенной и даже немного подавленной, несмотря на то что ей удалось все-таки включить Квина в список подозреваемых.

Донна была права, теперь Брайони признала это. Она пыталась проложить себе путь к центру расследования и была так одержима собственной идеей, как это сделать, что пренебрегла возможностью поговорить с девушкой в красном берете, которая и дала следователям ключевую нить. Информация, полученная из Плимута по телеграфу накануне вечером, указывала, что то старое дело вполне может быть связано со Странником. Место и время преступления точно установить невозможно. Если Квин покинул Гришем летом 1967 года, то нераскрытое убийство, совершенное в начале осени в поезде, проходившем через его родной город, требовало дополнительной проверки. Сабину Мельес убили в начале сентября 1970 года. Что означало трехлетний перерыв, о чем вчера не преминул напомнить всем Стив. А это давало им еще одно основание предполагать, что подозреваемый мог провести это время в США, в одной коммуне с Сабиной. А теперь еще три убийства в конце августа. Картина слишком яркая, чтобы ее можно было игнорировать. Если все это было делом рук одного и того же человека, который провел три года в Калифорнии, то, возможно, он совершал преступления и там.

Когда Брайони вошла в кабинет следователей, она увидела там Стива и поспешила изложить ему эту свежую идею. Латем выслушал ее с невозмутимым лицом, потом пожал плечами:

— Очевидно. Но не обязательно.

— Может, объяснишь попроще?

— Это наиболее очевидный ход мысли, но он не обязательно соответствует действительности.

— Понятно. Спасибо.

— Слушай, Брайони, я не хочу показаться тебе грубым, но в данный момент я очень занят разработкой некоторых, гораздо более близких и ощутимых гипотез, связанных с имеющейся у нас уликой.

— С какой еще уликой?

— Я имею в виду записную книжку Кэролайн Стэйнес. В ней отсутствуют некоторые страницы. Это блокнот на спирали, и страницы из него просто вырвали. Знаешь, при этом обычно остаются маленькие кусочки бумаги между витками спирали. Иногда они падают на пол, если начинаешь листать блокнот. Криминалисты собрали эти фрагменты на месте преступления. Должно быть, убийца вырвал листы из ее записной книжки прямо возле трупа, а потом подбросил блокнот назад, в сумку.

— Зачем ему это понадобилось?

— Очевидно, на этих страницах было нечто такое, что он по-настоящему хочет скрыть от всех.

— Нет-нет. — Брайони попалась в ловушку и уже не могла сохранять незаинтересованную интонацию, которой она намеревалась придерживаться в беседе со Стивом. — Меня вот что занимает: почему убийца побеспокоился выдрать листы из блокнота, а потом засунул его назад в сумку? Почему бы просто не забрать записную книжку, если он что-то хотел скрыть? Почему бы не забрать сумку и не запутать картину преступления, добавив в нее еще один мотив? Это ведь изрядный риск — оставить отпечатки пальцев на блокноте, прямо на теле, которое он только что, посреди бела дня, распотрошил. И зачем вся эта кровь? Он, должно быть, забрызгался ею с ног до головы, запачкал руки. Осталась ли кровь на записной книжке?

Стив поднял руку, пытаясь остановить поток ее вопросов.

— Стой, стой. Попридержи коней, Брайони. Ты отлично соображаешь, я признаю это. Сразу готова взять быка за рога. Да, на записной книжке и застежке сумки остались кровавые пятна. Но этот парень, он настоящий мастер и ничего не упустит из виду. Он снова был в перчатках — мы предполагаем, что это профессиональные, хирургические перчатки. Должно быть, убийца знает, как держаться подальше от артериального потока крови, который, как ты сама видела, ударил в изгиб арки и стены. По мнению криминалистов, преступник стал лицом к лицу с жертвой, когда ломал запястья, а затем развернул ее к себе спиной, прежде чем перерезал горло, и так удерживал тело, пока кровь не вытекла. Да, кстати, надеюсь, от столь натуралистического описания тебе не будет плохо?

Брайони не удостоила ответом последнее замечание.

Стив продолжил:

— Сумка валялась возле ее головы. Преступнику легко было забраться внутрь. Теперь еще один твой вопрос: зачем убийце понадобилось вырывать страницы из блокнота вместо того, чтобы забрать его с собой? Он морочит нам голову ложными уликами, подбрасывает фальшивый след, лишая полицию шанса поймать его. Преступник создает историю с выпущенными фрагментами. Он, похоже, просто дразнит нас. Некоторые убийцы настолько умны, что не оставляют улик. Этот парень сам формирует улики, причем с таким расчетом, чтобы полиция запуталась в них. Наша задача — держаться следа и не давать ему отвлечь нас. На данный момент совершенно очевидно следующее: Барроус предоставил Стэйнес некую информацию, и это всерьез обеспокоило и рассердило Странника. В результате оба стали для него мишенью. Но что же это за информация?

38
{"b":"154356","o":1}