ЛитМир - Электронная Библиотека

— Надеюсь, что вам вскоре встретится человек, у которого есть лишний бензин. К сожалению, у нас нет. — Вообще-то, они с Верли обсуждали предложение взять с собой лишнюю канистру бензина, но, в конце концов, он воспротивился. Они всё равно будут держаться главных дорог. А в случае аварии присутствие канистры бензина в фургоне может оказаться опасным. Кроме того, Росс был слишком хорошо организован, чтобы рискнуть и предпринять длительный переезд, не имея доступа к бензину.

— Я не могу понять людей, которые не умеют планировать, — сказал он, когда Фергюсоны остались позади. — Очевидно, этот парень выехал из Брокен-Хилла с почти пустым баком. А теперь он застрял посреди пустыни с женой и тремя маленькими детьми. — Росс покачал головой. — Некоторые люди просто не умеют думать вперёд.

— Но он показался мне довольно милым. Да и вся семья тоже.

— Я не говорю, что они не милые. Я говорю только то, что они почти преступно небрежны. А потом они ждут, чтобы другие вытаскивали их из неприятностей, — как те глупцы, которые пускаются в поход без необходимого снаряжения и которых приходится эвакуировать на самолётах. — Он прищёлкнул языком. — Боюсь, это старая история. Недостаток предусмотрительности.

Верли ничего не ответила. Разумеется, Росс обладал предусмотрительностью в избытке, но не во всех сферах жизни. Он никогда не проявлял достаточно предусмотрительности, когда дело касалось разделения светлых и тёмных вещей во время стирки или предчувствия (и улаживания) конфликтов с детьми.

Она позволила ему высказываться на одну из своих любимых тем ещё несколько минут, прежде чем её внимание привлёк другой предмет. Однако на сей раз это была не машина. На сей раз это был почтовый ящик.

— Посмотри, — сказала она, — это не может быть тот самый почтовый ящик, о котором они говорили?

— Возможно. — Её муж не удостоил его и взглядом.

— Он не очень далеко, правда?

— Да.

— Как ты думаешь, они могли бы дойти до него пешком? Может быть, нам стоит вернуться и сказать им о ящике?

— Верли, — сказал Росс, — то, что почтовый ящик находится недалеко, совсем не означает то, что дом находится близко. Он может быть в нескольких миляхот дороги.

— Полагаю, ты прав.

— Кроме того, очень скоро мы будем на месте. Нет никакого смысла отправляться на поиски дома, когда город находится так близко. Это пустая трата времени.

— Полагаю, ты прав, — повторила Верли.

В то же время ей совсем не нравилось то, что они оставили трёх маленьких детей на незнакомой пустынной дороге. Почему-то это не казалось ей правильным решением. Она чувствовала беспокойство.

И она почувствовала себя ещё хуже, когда через несколько километров они проехали мимо пустого грузовика — большого белого грузовика с двумя огромными прицепами, брошенного посреди пустыни.

Это ещё большеудивило её.

* * *

— Похоже на то, что скоро у нас кончится бензин, — сказал Грэхем.

Он утверждает очевидное, подумал Крис. Он сам последние пятнадцать минут беспокоился из-за уровня топлива в баке. Он знал, что-то было не так, потому что он рассчитал потребление бензина до последнего миллилитра. У него был такой склад ума, и до сих пор он никогда не подводил его.

— Не могу поверить, что мы ещё не там, — пробормотал он. — Сколько времени? Половина третьего? Мы должны быть уже в городе.

— Мы останавливались у гостиницы, — напомнил ему Грэхем.

— Да, но на сколько? На двадцать минут? На полчаса, самое большее. И мы выехали из Милдуры в десять тридцать…

— В десять тридцать пять.

— Мы уже должны быть на месте, так, Алек? — обратился Грэхем к спасённому шофёру грузовика, который почти ничего не сказал с того момента, как сел на заднее сиденье. Он принял предложение Грэхема выпить немного воды и рассказал — после того, как его спросили, — что он перевозит цемент. Но, видимо, он был немногословным человеком. Или у него было что-то на уме. Крис подозревал последнее. Ему казалось странным то, что Алек продолжал грызть ногти и постоянно выглядывать из окна.

— Да, — наконец сказал Алек, когда «лендровер» остановился на обочине. — Да, сейчас мы должны быть уже там.

— Что ты делаешь? — спросил Грэхем, повернувшись к своему брату. — Почему ты остановился?

— Чтобы залить ещё бензина.

— Но мы почти приехали.

— То же самое мы думали полчаса назад.

— Но это так, Крис. Я проверял по карте. Мы пересекли Пайн-Крик ещё до того, как встретили Алека.

— Да. Хорошо. — Крис выключил двигатель и сложил руки на руле. Он посмотрел вперёд на две невысокие отдалённые горные вершины, терявшиеся в дымке. Насколько он помнил, они назывались Пинакклы.

Но почему они не приближались?

— Алек? — сказал он.

— Да?

— Это Пинакклы? Вон те две вершины прямо перед нами?

— Да.

— Здесь есть какой-нибудь, даже не знаю, какой-нибудь связанный с ними странный оптический обман?

Последовало короткое молчание. Грэхем посмотрел на Криса так, словно у того выросло две головы. Крис повернулся на своём сиденье к Алеку, который опустил взгляд к полу.

— Нет, — сказал Алек.

— О чём вы говорите? — спросил Грэхем своего брата.

— Не знаю, приятель, — сказал Крис, — но мы едем уже около часа, с тех пор как подобрали его, так? И мы не только не приехали в Брокен-Хилл — что должно было произойти уже давно, учитывая скорость, с которой я ехал, — мы нисколько не приблизились даже к этим горам. Я хочу сказать, что они не становятся больше. Ты это заметил, Алек?

— Да, — признался Алек, не отрывая взгляда от пола.

Грэхем повернулся, чтобы рассмотреть Пинакклы.

— Ты шутишь, да? — спросил он.

— А тебе что кажется? — сказал Крис.

— Не знаю. Я не обращал на них внимания.

— Ну а я обращал. Я всегда и на всё обращаю внимание. Следовательно, или я совершенно не умею читать карты, распределять время и рассчитывать потребление топлива, или я нахожусь на другой дороге. Я на другой дороге, Алек?

— Нет, — сказал шофёр грузовика.

— Не обижайся, приятель, но ты всё-таки не папа римский, — заметил Грэхем, обращаясь к своему брату. — Я хочу сказать, что никто не ожидает от тебя полной непогрешимости. Но мы точно не сбились с дороги. Мы пересекли Пайн-Крик — там был дорожный знак.

— Да, а теперь посмотри на карту. Ручей находится не более чем в сорока пяти километрах от Брокен-Хилла Мы должны были приехать в город час назад, Грэхем.

— Ты уверен? Ты уверен, что часы работают?

— Нет. И я также не уверен в работе счётчика топлива. Или спидометра. Но ты считаешь, что они должны работать, так? Ведь это же совершенно новая машина.

Братья Маккензи погрузились в беспокойное молчание. Наконец, Грэхем прервал его.

— Ладно, — заметил он, — мы никуда не приедем, если будем сидеть здесь. Сейчас я залью в бак ещё топлива, мы поедем дальше и посмотрим, что из этого получится. Может быть, мы всего в пяти минутах от города, только ещё не знаем об этом.

— Нет, — неожиданно заговорил Алек. — Нет, это не так.

Братья Маккензи обернулись, чтобы посмотреть на него.

— Мы совсем не в пяти минутах от города, — продолжил Алек. — Мы вообще не приедем туда.

— Что? — сказал Крис.

— В моём Дизельном Псе было почти семьсот литров топлива. С таким количеством я должен был доехать до чёртовой Тибообурры, не говоря уже о Брокен-Хилле. Но я не доехал. — Алек не смотрел им в глаза.

— Где вы меня нашли? — продолжил он хриплым голосом. — Пинакклы казались оттуда точно такими же. И с тех пор они нисколько не приблизились. Я наблюдал. Я проверял. — Он откашлялся. — Здесь явно происходит какая-то чертовщина, если вы этого до сих пор не заметили.

Грэхем и Крис переглянулись. Одна и та же мысль промелькнула у них в голове: он сумасшедший.

— Да, я знаю, — нетерпеливо сказал Алек. — Вы думаете, что я сошёл с ума. Но я вам точно говорю, мы туда не приедем. Мы будем ехать всё дальше и дальше, но нисколько не приблизимся к городу. В конце концов, вы останетесь без топлива. Посреди пустыни. Как я.

23
{"b":"154357","o":1}