ЛитМир - Электронная Библиотека

Но сейчас собаки не было. Монгрел где-то пропал, и хотя Дел сказала, что он залает, если кого-нибудь обнаружит, Алек не был так в этом уверен. Монгрел не был похож на собаку, которая может позволить себе тратить энергию. И он совсем не был похож на сторожевую собаку.

—  Монгрел! — Дел опять свистнула. Алек дёрнулся. Весь этот шум заставлял его нервничать.

— Не надо кричать, — попросил он.

— Вот он, — сказал Росс.

— Монгрел! Сюда, малыш!

Пёс появился из-за курятника (или это был загон для овец?), который находился к югу от гаража. Он подбежал к ним с высунутым языком. Дел толчком открыла дверь. Она вышла из машины и присела, чтобы приласкать собаку. Она делала это одной рукой; другой она придерживала свою винтовку.

— Хороший мальчик, — сказала она. — Молодец.

— Будь осторожна, Дел. — Алек пристально рассматривал заднюю часть дома. — Там может кто-нибудь находиться.

— Мы пойдём и посмотрим. — Она встала и так взяла винтовку, чтобы приклад находился у неё подмышкой, а ствол балансировал на ладони левой руки. — А вы, парни, смотрите по сторонам.

— Ты не можешь идти туда одна, — запротестовал Росс. Бросив на него беглый взгляд, Алек заметил выражение его глаз и покраснел. Было ясно, что думал Росс. Росс думал, что любой крепкий молодой парень, который считал себя хотя бы наполовину мужчиной, должен вызваться пойти в дом вместе с Дел.

Или вместо него это должен сделать Росс, седой пенсионер, страдающий от склероза?

Алек подумал о том, как он может поступить. С одной стороны, он не хотел, чтобы его посчитали трусом и негодяем. С другой стороны, ему очень не нравился этот дом. Но у Дел было ружьё — это тоже стоило принимать во внимание.

— Ты сядешь за руль, — наконец, объявил он, приняв решение. — Дел, подожди! Я иду с тобой! Росс, приятель, — продолжил он с еле заметным намёком на угрозу, — ты лучше будь готов ехать в любую секунду, если нам понадобиться скрыться.

— Хорошо, — сказал Росс.

Алек вышел из машины. Пригнувшись к земле и втянув голову в плечи, он поспешил за Дел, которая уже стояла у крыльца. Когда она открыла входную дверь для Монгрела, Алек повернулся назад, чтобы изучить ближайшие окрестности. Его взгляд нервно перемещался от куста к машине и фургону. Бесконечная, пустынная местность, простиравшаяся за оградой — красная земля и серебристо-синие вершины каменной гряды, видневшейся у самого горизонта — не оставляли никакой надежды на укрытие. Солнце стояло довольно высоко. В небе застыли редкие перистые облака.

— Пойдём, — сказала Дел. Она последовала за Монгрелом в дом, который поглотил Алека, словно туннель. Там было так тепло, что он совершенно ничего не мог разглядеть. Но он чувствовал множество запахов — табак, апельсины, пригоревший жир, грязные ковры. Ничего гниющего. Ничего отвратительного. Он услышал, как впереди него по линолеуму застучали когти Монгрела.

Где-то капал кран.

Дел исчезла за дверью, находившейся слева от неё, продолжая следовать за Монгрелом. Алек вошёл в комнату следом за ней — его глаза ещё приспосабливались к полумраку — и оказался в большой солнечной кухне, которая заставила его вспомнить об умершей бабушке. Может быть, так на него подействовала китайская ваза для печенья, сделанная в форме кошки, или старый холодильник, или громкое тиканье часов. Может быть, это воспоминание вызвал деревянный буфет, выкрашенный в светло-зелёный цвет.

Какой бы ни была причина, но вопреки всякой логике он внезапно почувствовал себя в безопасности.

— Проверь нижние ящики буфета, — сказала Дел.

— Что?

— Здесь находится ребёнок, помнишь? Проверь ящики.

Когда Дел покинула комнату, Алек занялся буфетом. Он обнаружил лук, картошку, собачий корм, сковородки, консервы, овсяную крупу, сахар, чай — всевозможные съестные припасы, — но там не прятался никакой ребёнок. Ещё он снял трубку большого чёрного телефона, стаявшего недалеко от двери, и с ужасом понял, что не слышит гудка.

Он чуть не швырнул бесполезный аппарат в стену.

— Телефон не работает, — объявил он.

— Что? — голос Дел эхом отозвался в коридоре. — Что там?

—  Телефон не работает!

От Дел никакого ответа Алек осторожно покинул кухню (почему она не отвечает?) и зашёл в следующую по коридору комнату. Там он обнаружил Дел, которая хладнокровно обшаривала шкаф. Монгрел уже перешёл к другой комнате, длинной и узкой, которая казалась забитой почти до потолка старым хламом выдвижными ящиками, журналами, клюшками для гольфа, пепельницами, ящиками для обуви, пластинками для граммофона, абажурами. Один из ящиков был открыт, из него торчали старые носки и пожелтевшее бельё. Ещё больше одежды лежало кучей на полу, перед шкафом, который стоял с распахнутыми настежь дверьми. Алеку показалось, будто кто-то небрежно перебирал рубашки, штаны и пиджаки, отбрасывая в сторону то, что не нравилось.

Но, несмотря на весь беспорядок, здесь не было такого места, где мог бы спрятаться человек — даже под кроватью громоздился хлам. В ванной тоже не было места. Но ванная содержала зловещие следы. Влажное полотенце, свисавшее с вешалки, было испачкано розоватыми пятнами. На раковине тоже можно было различить светло-розовые брызги.

Алек сглотнул.

— Дел? — хрипло позвал он.

Она неожиданно появилась рядом с ним.

— Ты видел тот чемодан? — спросила она. — В первой комнате? Он был наполовину пуст.

— Словно кто-то собирал вещи?

— Там была детская одежда. Кажется, вещи для мальчика.

— Смотри, — сказал Алек. — Он показал на полотенце.

Дел прищёлкнула языком. Она сделала шаг вперёд, взяла краешек полотенца и осторожно понюхала его.

— Мне это не нравится, — сказала она. — Выглядит так, словно кто-то никуда не спешил.

— Может быть, нам стоит проверить чердак? — предложил Алек. — Просто на всякий случай.

— И фургон, — добавила Дел. — И гараж.

— Я думаю, что они ушли, Дел. Я не думаю, что тут кто-то остался.

— Не стоит рисковать.

Дел послала Алека сообщить Россу, что в доме всё чисто. Потом она взяла стул, встала на него и просунула голову — вместе со стволом ружья — в выход на чердак. Туда проникало ровно столько света, чтобы Дел могла удостовериться, что на чердаке не было ничего, кроме мышеловок.

—  Тамвсё в порядке, — сказала она Алеку, когда он вернулся. — Дом безопасен. Я проверю сараи, а ты можешь начинать кое-что грузить в багажник моей машины. — Здесь множество полезных вещей. Полно еды. Резервуар с водой.

— Прямо сейчас? — воскликнул Алек. — Я должен грузить машину сейчас?

— Время не стоит на месте, Алек.

— Тебе не кажется, что мне лучше пойти с тобой? Почему бы продуктами не заняться Россу?

— Потому что я хочу, чтобы он находился на своём месте. Следил за задней дверью. Отсюда мы не можем её видеть.

— Но я всё же считаю, что мне следует пойти с тобой.

Хотя Алек не испытывал большого желания рассматривать трупы, которые ждали их во дворе, ещё меньше ему хотелось упускать из виду ружьё. Поэтому он убедил Дел, что ей может потребоваться ещё одна пара глаз — не считая глаз Монгрела, — и она согласилась. Он мог присоединиться к ней во время небольшой «разведки» во дворе. Сам Монгрел уже занялся обследованием куч хлама, которые возвышались среди кустарников, словно обломки скал. Он не высказывал никаких признаков волнения или тревоги, обнюхивая их, хотя был явно заинтересован некоторыми участками земли, на которых, судя по их положению, мог оставаться запах других собак.

Он повёл себя довольно осторожно, когда наткнулся на тело, лежавшее рядом с гаражом. Когда Дел и Алек приблизились, он отошёл в сторону. Это было тело Грэхема, вне всякого сомнения; Алек узнал рыжеватые волосы и бородку. Один быстрый взгляд — раскинутые по сторонам руки, сведённые судорогой ноги, открытый рот, кровь — (так много крови!), — и Алек больше не мог смотреть на него. Он отвернулся. Казалось, что всё его тело болело, выражая протест против встречи с ещё одним обезображенным телом. Сколько ещё тел может увидеть человек, прежде чем он сойдёт с ума? Они будут преследовать его долгие годы — он это знал. Они населят его сны.

52
{"b":"154357","o":1}