ЛитМир - Электронная Библиотека

Алек рассматривал куст, растущий за оградой, пока Дел отважно пыталась нащупать пульс. В воздухе уже стоял запах — неприятный запах гниения, — но пока он был не слишком сильным. Пока ещё нет.

— Ничего, — тихо сказала Дел.

— Не трогай его, — хрипло заговорил Алек, облизнув пересохшие губы. — Нам нельзя их трогать — здесь могут быть улики.

— В него стреляли.

— Да?

— Думаю, два раза. Может быть. Я не знаю.

— Пойдём, — сказал Алек.

Они осторожно продвигались в сторону «лендровера», который наверняка мог бы спасти братьев, решил Алек. Внешне автомобиль казался не особенно крепким. Столкновение с деревом было действительно очень сильным; капот погнулся и смялся, масло вытекло на землю, повсюду рассыпались осколки стекла. Но даже такой сильный удар не мог быть причиной возникновения кровавой картины, которую они увидели внутри. Салон машины напоминал бойню. Одного беглого взгляда оказалось достаточно для Алека, а Дел вскоре признала, что искать пульс было бессмысленно.

— У него нет половины головы, — хрипло сказала она.

Алек на мгновение закрыл глаза.

— Да прибудет с ними милость Господня. Кто мог такое с ними сделать?

— Проклятый маньяк, — тоже хрипло ответил Алек.

— Нам лучше проверить гараж.

Они осторожно пересекли открытое пространство, отделявшее их от гаража, словно солдаты-пехотинцы в каком-нибудь старом фильме о войне. Оба старательно отводили взгляды от лежавшего неподалёку трупа. Дел вошла первой, делая осторожные шаги. После каждого шага она останавливалась, чтобы прислушаться, потому что её глаза пока не привыкли к темноте. Алек шёл следом за ней, тяжело дыша. В гараже стоял сильный запах бензина.

— Я чувствую запах! — прошептал он.

— Ш-ш!

Но из глубины помещения, заваленного какими-то вещами, не доносилось никаких подозрительных шорохов и скрипов. Каждый угловатый предмет оставался неподвижным. Увидев, как между ними ходил Монгрел, высунув язык, Алек почувствовал себя увереннее. Он начал осматриваться по сторонам и обнаружил канистру с маслом, стремянку и бензопилу.

— Я постою на входе, — сказала Дел. — Посмотри, нет ли там бензина, ладно?

— Да. Хорошо.

Запах бензина был таким сильным, что у Алека начала кружиться голова. Было похоже на то, будто одна из канистр протекла. Монгрелу запах явно не нравился; он повернул назад и выбежал из гаража после самого поверхностного осмотра. Пошарив рукой по твёрдому земляному полу, Алек сделал два открытия: что земля была немного влажной — влажной от бензина (он понюхал пальцы) — и что повсюду были разбросаны пустые канистры, словно осыпавшиеся лепестки роз.

— Боже, — сказал он. — Чёрт возьми.

— Что там? — Дел бросила через плечо озабоченный взгляд, оставаясь на своём посту у двери.

— Кто-то вылил весь бензин. На землю.

— Намеренно?

— Похоже на то.

Дел кашлянула.

— Это плохо, — через некоторое время сказала она.

Алек отступил назад, кашляя и думая о том, что ему теперь делать с ботинками. Наверняка подошвы пропитались бензином — не опасно ли будет в них ходить?

— Есть какой-нибудь признак присутствия ребёнка? — спросила Дел.

— Нет.

— Где же он может быть?

Алек пожал, плечами, с опаской осматривая ближайший курятник. После более пристального осмотра курятник показался ему похожим на собачью будку. Внутри что-то было, но там кишели насекомые.

— Может быть, он убежал, — предположил Алек. — Ты будешь смотреть там?

— У меня нет другого выбора, так?

В собачьей будке лежала ещё одна мёртвая собака. Полуразваленный курятник рядом с перечным деревом был пуст, если не считать обломков дерева и ржавых консервных банок. Фургон, который они осмотрели следующим, был необитаем, хотя он содержал некоторые признаки присутствия человека там была грязная кружка, открытый пакет песочного печенья, номер журнала «Ридерз Дайджест» с закладкой, оставленной между страницами. Обложка журнала была слегка потрёпанной, и повсюду пахло крепким табачным дымом.

Ещё там была фотография. Она оказалась очень старой — ей было не меньше пятидесяти лет — и изображала улыбавшуюся женщину в летнем платье.

Помедлив, Алек взял фотографию.

— На дороге был старик, — сказал он. — Там… Старик и женщина.

— Но не было ребёнка, — закончила Дел. Она заглядывала в ящики кухонной мебели, которые большей частью были пусты. — Здесь почти ничего нет. Сардины. Леденцы от кашля.

— Я заберу их в машину, — предложил Алек.

— Но где ребёнок? Мы не можем уехать без него.

Алек в замешательстве обернулся.

— Что ты хочешь этим сказать? — требовательно спросил он.

— Мы должны найти ребёнка, Алек.

— Нет, не должны.

— Да, должны.

Алек был напуган. Найти ребёнка? Здесь были тысячи гектаров пустыни, не говоря уже о сумасшедшем убийце. Как они могут отыскать маленького ребёнка?

— Может быть, ребёнка здесь давно нет, Дел, — заметил он. — Может быть, он убежал с кем-нибудь ещё. Может быть, его похитили. Что бы мы ни думали, сейчас он может находиться в чёртовом городе. Ради бога, не делай глупостей.

— Но…

— Мы должны вернуться назад, Дел! Мы сказали, что скоро вернёмся! Боже, мы опоздаем на несколько часов, особенно если нам придётся грузить машину продуктами!

Дел поразмыслила над его словами и была вынуждена признать, что он говорил разумные вещи. Но ей всё же не хотелось отказываться от поисков пропавшего ребёнка.

— Я поищу его, — сказала она, — пока вы займётесь машиной.

— Нет, Дел.

— Почему?

— Потому что нам нужен человек, который будет нас охранять, ради бога! — Алек терял терпение. Душный фургон, боль в висках, неприятное чувство в животе, слабый запах бензина, исходивший от его ботинок, — всё это плохо действовало на него. — Мы здесь как подсадные утки, дай нам передохнуть!

Дел вздохнула. Она провела рукой по своим жёстким, как проволока, седым волосам и ещё раз осмотрела фургон: висевшие занавески, раковина «Ламинекс», пепельницы, разрисованные настенные часы.

— Не могу в это поверить, — пробормотала она, качая головой. — Это мог быть мой дом… Я не могу в это поверить…

— Просто поверь, — кратко сказал Алек.

Затем, почувствовав неожиданный приступ тошноты, он выскочил за дверь, бегом спустился по ступенькам, и его вырвало на поросшую травой землю.

* * *

Кол не остановился в придорожной гостинице Коомбы, потому что перед ней стояло несколько мотоциклов. Не маленькие и аккуратные японские игрушки, а большие, переделанные, американские бастарды. Он пытался относиться с оптимизмом к подобным вещам, но иногда он чувствовал слишком большую усталость. Он не думал, что сумеет справиться с компанией байкеров. Только не перед посещением Элспет.

Он не мог позволить себе тратить энергию.

Дорога за Коомбой не отличалась разнообразием. Можно было заснуть за рулём, если не думать об осторожности. Кол никогда не забывал об этой опасности. Поскольку он так рано просыпался по утрам, то он имел склонность впадать в дремоту, если его разум был занят не полностью, — например, за игрой в крикет или за ожиданием Мойры в машине. Поэтому он достал очень жгучую мятную конфету из бардачка и энергично начал её жевать. Когда с конфетой было покончено, он включил радио. Но с приёмом уже возникали трудности, и звук всё чаще и чаще прерывался статическими помехами. Наконец ему пришлось выключить радио и поставить кассету в маленький проигрыватель. Несмотря на то что когда-то магнитофон переживал лучшие дни (почти все чёрные пластмассовые кнопки давно отвалились и аппарат со всех сторон был заклеен липкой лентой), он оставался крепким и надёжным. Он никогда не выплёвывал зажёванную коричневую ленту и не отказывался возвращать оказавшуюся внутри кассету. Напротив, магнитофон являлся самым послушным прибором всего грузовика, и он час за часом изливал прекрасную музыку, в то время как под капотом всегда что-то стучало и громыхало.

53
{"b":"154357","o":1}