ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно в поле её зрения попал Сайрин. Он подошёл к своему грузовику и вытащил из кузова лопату. Затем послышался высокий и взволнованный крик Натана.

—  Мама! Мама! — кричал он. — Иди сюда, быстрее! Быстрее, мама!

Чёрт возьми, подумала Грейс. Что на этот раз? Наверное, черви.

—  Мама, смотри!

— Ничего не трогай, Натан. — Сайрин не кричал, но в его голосе прозвучала настойчивость, которая заставила Грейс внимательно посмотреть на него. Он отходил от окна с тяжёлой лопатой в руках. Грейс наблюдала за ним до тех пор, пока он не исчез из поля зрения. Она не могла видеть его лица, потому что он низко надвинул шляпу, но ей показалось, что он шагал чуть быстрее, чем обычно.

Тогда она вытерла руки старым грязным кухонным полотенцем и вышла во двор, чтобы посмотреть, что происходит.

Оказавшись на улице, она сразу почувствовала это — слабый запах разложения. Может быть, мёртвая собака? Ночь была не особенно тёплой, но за восемь часов с телом могло многое случиться. Грейс шла на голос Натана, не перестающего пронзительно кричать, мимо фургона в сторону гаража. Она поморщилась, когда запах мертвечины усилился. Ветра не было. Воздух быстро нагревался.

Она услышала монотонное жужжание мух и поняла причину, когда завернула за угол гаража. Рядом с собачьей конурой в гудящем рое насекомых лежал окровавленный труп Бита. Его голова и живот были покрыты муравьями и блестящими мухами. Его ноги казались твёрдыми, сухими и хрупкими, как палки. Дымчато-серая шерсть потускнела от пыли.

Запах, исходивший от него, стал невыносимым.

— О боже! — сказала Грейс, невольно отвернувшись.

— Мама, это Бит!

— Иди в дом, Натан.

— Почему?

—  Иди в дом! Сейчас же!

— Делай, как говорит твоя мать, — резко сказал Сайрин, и Натан изменился в лице. Он медленно попятился назад, поднимая пыль ботинками. У гаража он остановился.

— Уходи. — Сайрин повысил голос. Только тогда Натан развернулся и исчез.

Грейс зажала нос и попыталась дышать через рот. Она видела, как Сайрин приблизился к телу. Она видела, как он присел рядом с ним. Она спросила:

— Что случилось? Он вернулся сюда, чтобы умереть?

Сайрин покачал головой.

— Не похоже.

— Почему?

Сайрин поднялся, держа в руках лопату. Он пошевелил лопатой труп, потревожив рой мух.

— Он не смог бы добраться сюда сам, — сказал он. — По крайней мере, не с вывороченными наружу кишками.

Неожиданно Грейс поняла, на что она смотрела — на чернеющие внутренности, покрытые тёмной кровью и пылью. Кровь была несвежей. Она выглядела вязкой. Загустевшей. Она почти не впиталась в землю. А голова… с головой тоже что-то было не так. На ней было ещё больше тёмной крови, густой, как смола.

— Что… что?.. — Грейс запнулась.

— У него вспорот живот. — Сайрин покачал головой, не веря своим глазам. — Боже мой.

— Это была лиса?

—  Лиса?

— Ну, кто на него напал? — неуверенно протянула Грейс, наблюдая за нахмуренным лицом Сайрина.

— Грейси, — сказал он, — у него вырезаны глаза.

—  Что?

— Взгляни.

Грейс не хотела смотреть. Она неохотно приблизилась, кашляя от запаха, который проникал к ней в лёгкие. Она увидела покрасневшие зубы… осколок кости… муху, копошащуюся в высохшей луже крови…

— О боже… — Она отвернулась.

— Скорее всего, он был мёртв, когда это случилось, — хриплым голосом продолжил Сайрин. — Его принесли сюда мёртвым, иначе было бы больше крови. Должно быть больше крови.

— О боже, — сказала Грейс. Внезапно она всё поняла. Её сердце заколотилось; она дико посмотрела по сторонам.

— Он здесь, — выдохнула она.

— Что?

— Он нашёл меня. Он нашёлменя, чёрт возьми! — Уголком глаза она заметила какое-то движение и резко обернулась — но это была всего лишь старая шина, которая медленно крутилась вокруг своей оси, свисая с перечного дерева. Всё остальное оставалось неподвижным. Ничто не шевелилось в серебристой листве. Ничто не двигалось, кроме шины — и, конечно, мух, которые снова садились на внутренности Бита.

— Ты думаешь, что онэто сделал? — спросил Сайрин довольно скептически.

— Я знаю, что это был он! Он всегда говорил, что сделает это со мной!

— Но…

— И он сделает это! Сделает! — Грейс почти кричала. — Я уезжаю отсюда!

— Хорошо, только не сразу. — Сайрин приблизился к ней с вытянутой рукой. — Тебе нужно немного успокоиться…

Но Грейс знала, что всё зависело от времени. Её муж оставил ей послание — он шёл за ней.

—  Натан! — крикнула она. — Натан!

Она бросилась к дому, тяжело дыша и обливаясь потом, и обнаружила своего сына сидящим на пороге у задней двери. Он взглянул на неё.

— Иди в дом! — завопила она. — В дом!

Он не спорил. У него не было возможности. Когда он встал, она толкнула его через порог. Он споткнулся и упал. Она снова поставила его на ноги.

— Что? — испуганно сказал он. — Мама.

— Мы уезжаем в город, — прохрипела она — Я только возьму бумажник.

— Но.

—  Не спорь,Натан! — Она попыталась вспомнить, где лежал её бумажник. На столе? Нет, в спальне. Сайрин тяжело поднимался по лестнице; она слышала, как хлопнула дверь. Она бросилась в холл.

— Грейси, подожди, — позвал её Сайрин. — Я позвоню в полицию.

— Ладно. — Она нашла старую чёрную сумочку, которая лежала у неё на кровати. В ней были её солнечные очки, бумажник и записная книжка. — Звони в полицию. Я всё равно уезжаю.

— В моём грузовике? — Он сказал это очень мягко, но она застыла, услышав его голос. Он стоял у двери её комнаты. Она повернулась, чтобы посмотреть на него.

— Пожалуйста, Сай, — прошептала она. — Дай мне ключи, я должна уехать отсюда.

Сайрин вошёл в комнату и закрыл за собой дверь.

— Грейс, — тихо сказал он, — в холле есть ружьё, а на кухне телефон. С нами всё будет в порядке.

— Ружьё? Твоё ружьё?

— Да. Это всего лишь старая винтовка, но она сделает свою работу.

— Тогда возьми его! Быстрее!

— Я возьму, — медленно сказал он. — Только положи свою сумку и позвони в полицию.

— Но он войдёт в дом! — Грей начала в отчаянии ломать руки. Почему Сайрин не может этого понять? — Мы должны закрыться в доме!

— Хорошо. Мы так и сделаем.

От робкого стука в дверь Грейс вздрогнула. Но она почти сразу поняла, что это Натан искал её. Взволнованный тонкий голосок пропищал:

— Мама? Ты где?

— Здесь. Я здесь. — Грейс вытерла слёзы. Она сглотнула и откашлялась. — В-входи.

Когда Натан вошёл, на лице и в расширенных глазах у него было знакомое застывшее выражение. Грей узнала его. Она слишком часто видела его, через заплывшие и распухшие веки, после того как утихали крики, удары и хлопанье дверями. После каждого такого случая лицо Натана принимало одно и то же выражение пережитого шока.

— Всё хорошо, — хрипло сказала она, похлопав его по плечу. Они с Сайрином обменялись взглядами поверх его головы. Старик пробормотал:

— Что бы ни происходило, мы должны выяснить, кто это сделал. — Он отправился в свою комнату. Натан прильнул к Грейс.

— Это папа? — спросил он у неё.

Несколько секунд она не могла ответить.

— Это папа убил собак? — прошептал он. Его глаза наполнились слезами. Грейс опустилась на колени и обняла его. Теперь они обнимали друг друга.

— Всё хорошо, — выдавила она. — Не волнуйся, ладно? Всё будет хорошо. Подожди меня здесь — я сейчас вернусь.

Она поднялась и пошла на кухню. Громко тикали часы. Гудел холодильник. Телефон Сайрина стоял на одном из зелёных шкафчиков, между китайской чашей для печенья в форме кошки и аккуратной стопкой каталогов электротоваров. Телефон был чёрным и тяжёлым и таким старым, что на нём не было кнопок. Грейс поднесла трубку к уху.

О нет, подумала она. Боже, нет. Она набрала «0», но ничего не случилось.

Сайрин появился позади неё, держа в руках старую винтовку.

6
{"b":"154357","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
По ту сторону от тебя
Что хочет женщина. Самые частые вопросы о гормонах, любви, еде и женском здоровье
Друзья. Больше, чем просто сериал. История создания самого популярного ситкома в истории
Страна утраченной эмпатии. Как советское прошлое влияет на российское настоящее
Веста
Долгая прогулка
Горничная-криминалист: дело о сердце оборотня
Писатель, моряк, солдат, шпион
После – долго и счастливо