ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я, — сказала Джорджи. — И Эмброуз.

— А как же твоя семья, Ноэл? — нахмурилась Дел. — Что скажешь? В первую очередь мы должны позаботиться о детях, разве не так?

— Мы не можем разделиться.

— Я знаю.

— Всё равно мы не поместимся в машину Росса, если поедут Гарвуды.

Этот неоспоримый факт был встречен молчанием. Затем Росс повернулся к Верли и наклонился, чтобы обратиться к ней через окно машины.

— Что скажешь, дорогая? — спросил он. — Ты хочешь поехать или остаться?

Алек мог различить её лицо за тонированным стеклом. Она казалась бледной и растерянной и больше не излучала такой уверенности, как раньше.

— Это зависит от того, как поступишь ты, Росс, — ответила она.

— Я буду за рулём. Это наша машина.

— Тогда я поеду с тобой.

— Ты уверена?

— Да.

— Потому что в таком случае не смогут поехать Фергюсоны.

— О… — На лице Верли внезапно отразилась такая мука, что Ноэл наклонился к ней, чтобы утешить.

— Всё хорошо, — быстро сказал он. — С нами всё будет в порядке. В случае чего у нас есть машина Дел… Ну, если нам действительно понадобится укрытие. Машина большая. И у нас остаются запасы еды и питья. С нами всё будет хорошо.

— Ладно. — Дел почесала подбородок. — Итак, решено. Едут Росс, Верли, Эмброуз, Джорджи… кто-нибудь ещё? Кол?

— Я, — сказал Джон. — Я поеду. — Его тон не допускал никаких возражений, но Дел была не робкого десятка.

— Кол не так уж и молод, — заметила она. — Возможно, ему будет трудно выдержать напряжение.

Все взгляды переместились на Кола. В самом деле, он выглядел не лучшим образом. Его плечи поникли, на щеках появились красноватые прожилки, и он часто моргал. Кол постарался улыбнуться, но улыбка получилась неубедительной.

— Я в порядке, — сказал он. — Правда.

— Ну а я нет, — грубым тоном заявил Джон. Когда все посмотрели в его сторону, он втянул щёки. — Гипогликемия, — объяснил он после короткой паузы.

—  Гипогликемия? — переспросил Ноэл.

— Пониженное содержание сахара в крови, — пробормотал Джон.

Изучая это напряжённое, костлявое лицо, Алек подумал чёрта с два у тебя гипогликемия. Но как они могли проверить истинность его слов? Даже если Джон лжёт из-за того, что он смертельно напуган, они ничего не могут сделать.

— Хорошо, — вздохнула Дел. — Значит, пять человек уезжают и восемь остаются. Давайте сливать бензин из моего бака.

— Тебе лучше оставить себе немного бензина. Просто на всякий случай, — сказал Росс.

— Да, да. Мы разберёмся. — Дел подняла голову и посмотрела на верхушки деревьев, сощурившись и обнажив зубы. — Мух нигде не видно.

— Да.

— Хорошо, что я взяла с собой «Мортейн».

— Средство для уничтожения насекомых? — спросил Ноэл. — У тебя оно есть?

— Конечно. — Дел криво улыбнулась. — Никогда не выхожу без него из дома.

Затем Алек, который тупо смотрел на неровный склон холма, поросший пучками травы, заметил что-то странное. Из трещины в земле выползали муравьи. Они были похожи на ручейки тёмной жидкости. Он видел, как муравьи сочатся из одной трещины, из другой, из третьей…

— Ладно, — отрывисто сказал он. — Пора приниматься за дело.

Глава 16

Была уже половина третьего, когда Росс и Верли, наконец, направились в южную сторону на своём пыльном седане. Вместе с ними в машине сидели Джон, Джорджи и Эмброуз. Верли вручили пакет, который содержал бутылку лимонада, флягу с водой, упаковку печенья, банку сгущённого молока и несколько плиток шоколада. Из багажника автомобиля было убрано всё, кроме чемоданов Гарвудов. В бак долили бензина.

Росс не стал включать кондиционер, потому что «на него уходит слишком много энергии», но он позволил Верли послушать радио. Как и прежде, из радиоприёмника доносилась только статика. Они продвигались вперёд в молчании, потому что никому из сидевших в машине пассажиров не хотелось разговаривать.

Верли погрузилась в собственные ощущения. Она чувствовала себя просто ужасно: у неё всё онемело, в мыслях была путаница; она страдала от головной боли, была измотана усталостью и вдобавок ко всему очень напугана. Возможно, если бы она чувствовала себя лучше, то была бы напугана ещё больше, потому что она смутно догадывалась, что происходит что-то необъяснимое. Эта фигура из мух — она была ожившим кошмаром, неестественным происшествием. Своего рода предупреждением. Но Верли была настолько одурманена усталостью, что её страх ослаб. Её душевное состояние колебалось между острым беспокойством и вялым раздражением. Шли минуты, но больше не происходило ничего зловещего (никаких мух и сбитых животных, никакого наплыва ползущих муравьёв, которых остановила Дел с помощью своего средства от насекомых), и её натянутые нервы начали постепенно расслабляться. Она отдалась ритмичному покачиванию машины, её голова склонилась вниз, веки опустились.

Ручей оставался позади, деревья тоже отдалялись. Если раньше дорога вилась между руслом ручья и каменной грядой, то теперь им приходилось пробираться сквозь густые заросли акации. В основном кустарники росли прямо у дороги, и они были больше машины, поэтому они образовывали что-то вроде живой изгороди с каждой стороны. Верли невидящим взглядом смотрела на переплетения колючих веток. Когда её мысли перестала окутывать усталость, она вновь начала думать о Фергюсонах, оставшихся у ручья Пайн-Крик. Ей не хотелось оставлять детей. Она чувствовала себя виноватой из-за того, что пришлось это сделать. Если бы не она, то дети сейчас сидели бы в машине вместе с Россом Они находились бы в безопасности, и им не угрожала бы встреча с тем существом из мух. Но вместо этого они остались там, на высохшей земле, у всех на виду, вместе со своими одеялами для пикника и котелками для еды — лёгкая жертва любого странного феномена, который может там произойти…

Она достала носовой платок из муслина, украшенный вышивкой, и промокнула глаза.

— Что случилось? — спросил Росс.

— Ничего.

— Ты принимала таблетки?

— Да.

— Осталось немного.

Вокруг них всё больше сгущались непроходимые заросли, и вскоре им пришлось закрыть окна. Ветки оставляли царапины на краске, цеплялись за боковые зеркала, резко бились в ветровое стекло. Верли начала думать о том, сколько времени прошло с тех пор, как здесь проезжала последняя машина. Разумеется, кустарники не росли бы так густо, если бы по этой дороге часто ездили.

— Вот дьявол, — сказал Росс.

— Что там? — спросил Эмброуз. — Мы куда-то не туда повернули?

— Это исключено. — Росс сильно потел — Здесь нет другой дороги.

— Проверь по карте, — грубо предложил Джон. Карта лежала у Верли на коленях, но она не чувствовала в себе сил, чтобы сосредоточиться на мелких обозначениях и тонких линиях. Ей пришлось передать её назад.

— Посмотрите вы, — слабым голосом сказала она. — Я не могу…

Бум!Что-то ударилось в крышу, и Джорджи вскрикнула Росс решительно заявил, что, скорее всего это был толстый сук дерева, который отломился и упал на машину. Пространство между колеями, оставленными колёсами автомобилей, заросло колючим кустарником, который с ужасным звуком царапал днище машины. Серовато-зелёная растительность наступала с обеих сторон, вооружённая острыми ветками и пыльными листьями. Скрежет колючек по металлу был так же неприятен, как царапанье ногтей по школьной доске. Верли попыталась не обращать внимания на этот звук и подумать о чём-нибудь приятном, о ползучей розе, цветущей в её прекрасном садике в Сиднее; о своей внучке Лили; о свежеиспечённых булочках, разложенных на красивой фарфоровой посуде.

— Здесь нет никакой дороги! — внезапно сказал Джон. В его голосе звучала злость. — Она исчезает!

— У тебя же есть карта, — огрызнулся в ответ Росс. — Скажи, где мы находимся.

— Откуда мнезнать?

— Нам нужно было взять с собой человека, который знаком с этой местностью, — высказал своё мнение Эмброуз слегка укоряющим тоном. Теперь они пробирались через почти сплошную завесу веток, которые бились о капот и царапали бока машины. Дорога сильно заросла. Кустарник сделался почти непроходимым.

69
{"b":"154357","o":1}