ЛитМир - Электронная Библиотека

— А-а-а! А-а-а! — Кол не знал, кричал ли он от страха, или его просто рвало. Он уронил фонарик.

— Что там? Что случилось? — крикнула Дел.

Кол не мог ответить. Он едва мог дышать. Слёзы ослепили его, желудок бунтовал. Ему пришлось несколько раз сглотнуть, чтобы остановить рвоту.

— Это змея? Она ужалила тебя? Кол? Что там. О ГОСПОДИ!

Наверное, она тоже это увидела, подумал Кол. Наверное, упавший фонарик светил прямо на это.

— О боже. О боже. — Дел говорила тонким и испуганным голосом маленькой девочки, в котором прорывались рыдания. — Господи, защити нас!

Она прислонилась к дереву, медленно опуская винтовку. Кол видел её уголком глаза. Но он не собирался поворачиваться. Не сейчас.

— Ладно, — выдохнула Дел. — Так. А теперь… теперь мы должны… мы должны…

— Это она, — выдавил Кол. У неё в ноздре было серебряное украшение; он заметил блеск. — Та девушка.

— Что?..

— Эта., марсианка — У него в голове было пусто. Как её звали? — Которую я подобрал по пути. Это она.

— Нет…

— Посмотри, чтоу неё в носу!

Кол закусил дрожащую нижнюю губу. Он сморгнул слёзы и вытер рот. Он не знал, что делала Дел; он слышал, что она двигалась, но пока не хотел поворачиваться.

— Это она, — неожиданно прохрипела она — Иисус Христос. Это её голова. Кто-то бросил её.

— Что… что мы будем делать?

— Я не узнала..

— Что мы будем делать, чёрт возьми?

— Я… я не знаю. — Пауза — Где Монгрел?

Кол моргнул. Потом он посмотрел на неё. Он посмотрел на фонарь — на дерево — на переплетение торчавших из земли корней. Его взгляд скользнул мимо круглого, тёмного предмета, лежавшего на траве.

Он не видел никакой собаки.

— Монгрел! — Её команда прозвучала пронзительно. Озабоченно. — Монгрел! Сюда!

— Куда он делся?

— МОНГРЕЛ!

— Ш-ш-ш! Послушай!

Они замолчали. Кол слышал только свист резкого дыхания Дел и стук собственного сердца.

Когда он наклонился, чтобы подобрать фонарь, Дел снова вскинула ружьё.

— Монгрел! — крикнула она.

— Мы должны вернуться.

— И бросить мою собаку?

—  Мы должны вернуться, Дел!

— Просто посвети туда, ладно?

—  Нет. — Кол был в бешенстве. Кто-то убил девушку. Кто-то отрезал ей голову, а Дел беспокоилась из-за своей проклятой собаки? — Ты сошла с ума, уходим отсюда!

— Дай мне фонарь.

— Нет!

—  Дам мне фонарь!

Кол был готов драться за него. И он бы стал драться, если бы в этот момент оба не услышали шипящий звук.

Они застыли на месте.

— Монгрел? — выдавила Дел.

Луч фонаря метался из стороны в сторону. Дел шагнула вперёд.

— Дел.

— Ш-ш-ш!

Она сделала ещё один шаг. Потом ещё один. Кол не мог пошевелиться. Двигался только луч света, скользя по стволам деревьев, по толстым сучьям и снова опускаясь к густым зарослям кустарника. Гладкие, приятные на ощупь ветки эвкалиптов — ослепительно белые на фоне тьмы, — казалось, что они тянулись к ним, словно бледные руки. Они действительно тянулись! У них были локти… пальцы…

Кол открыл рот, чтобы закричать. Чтобы предупредить Дел. Но она как раз поравнялась с широким основанием старого камедного дерева, и что-то выпрыгнуло из-за него, что-то бросилось на неё, чуть не сбив с ног.

Монгрел.

Колу хватило доли секунды, чтобы понять, что собаку бросили — что её тело было вялым, неподвижным и истекающим кровью, — но Дел была захвачена врасплох. Она заколебалась, всего на одно мгновение, но когда она всё поняла, было уже слишком поздно.

Человек прыгнул на неё.

Он сбил её с ног и схватил ружьё. Она вскрикнула. Кол бросился к ней, но человек резко оттолкнул Дел в сторону и вырвал винтовку у неё из рук. Она упала на колени, цепляясь за него. Он поднял приклад над её головой и с силой опустил его.

Кол понял свою ошибку. Он был почти рядом с ними, но неожиданно увидел перед собой дуло ружья.

Он отвернулся.

Человек выстрелил.

Глава 19

Алек был готов выскочить из машины, когда прозвучал первый выстрел.

Все они слышали голоса, несмотря на закрытые окна. Раздался чей-то крик, потом наступила тишина, которую разорвал другой пронзительный крик. Вдалеке дико метался слабый луч света, освещая верхушки деревьев, исчезая и появляясь вновь.

Алек инстинктивно бросился вперёд, даже не подумав над своими действиями.

— Подожди! — воскликнул Ноэл. — Постой! Не…

Выстрел. Алек замер, не в силах пошевелить от страха ни единым мускулом. Ему показалось, что сердце съёжилось у него в груди.

— О боже! — кричала Линда. — О боже!

Алек не знал, что ему делать. Это Дел сейчас выстрелила? Пуля вылетела из её ружья? Ему показалось, что это было похоже на ружьё Дел, но он не был специалистом.

Затем раздался второй выстрел.

— Что происходит? — всхлипывала Линда. — Ноэл? Ты видишь?

— Я… Я не могу…

— Ты что-нибудь видишь? Алек?

Глупый вопрос. Неужели она думает, что он способен видеть в темноте, или что у него теплочувствительный прибор ночного видения? Он видел не больше неё, а это не так уж и много: часть куста, ярко освещённую фарами, и густые заросли вокруг костра, которые то появлялись, то исчезали, скрываемые пляшущими тенями.

Когда грохот третьего выстрела разорвал воздух, Алек принял решение.

— Дел? — выкрикнул он. — ДЕ-Е-ЕЛ!

Никакого ответа.

Ноэл опустил окно.

—  Дел! — позвал он. — Кол!

Опять никакого ответа. Это плохо. Алек вернулся в машину, захлопнув за собой дверь. Он до сих пор не выпускал из рук топорик.

— Что мы будем делать? — прошептала Линда.

— Ждать, — хрипло сказал Ноэл.

— У тебя есть…

— У меня есть ключи. Они в замке зажигания.

— Может, нам стоит выключить фары? Как насчёт аккумулятора? Вдруг он сядет?

Ноэл помедлил. Сидя рядом с ним, Алек думал. Прозвучало четыре выстрела — это означает, что осталось две пули.

Еслистреляли из ружья Дел.

— Алек? — сказал Ноэл. — Может, нам стоит сохранить заряд аккумулятора? Что, если он сядет и мы не сможем завести машину?..

— Да, — ответил Алек. — Да, выключи фары. Но когда яркий электрический свет исчез и машину поглотила тьма, Алек начал сомневаться в правильности такого решения. Как они смогут защитить себя, если не будут видеть, кто к ним приближается?

— Фонарь, — сказал Ноэл. — Кто-нибудь видит луч фонаря?

Они должны были увидеть его, потому что свет от костра к тому времени стал таким тусклым, что почти не достигал ближайших деревьев. Однако Алек не мог обнаружить слабого, дрожащего луча среди молчаливой группы эвкалиптов.

— Почему они выключили фонарик? — с тревогой спросил он.

— Может быть, он вне досягаемости? — предположила Линда. — Может быть, они нас не слышат, а мы их не видим…

— Ш-ш-ш! — Алек немного опустил стекло. — Тише!

— Я что-то слышу, — неожиданно прозвучал дрожащий голос Питера. — А вы слышите?

Донёсся тихий свист, который постепенно становился всё громче. Жуткий, глухой свист. Свист, который то усиливался, то слабел, но так и не исчезал полностью.

— Это ветер, — объявил Ноэл.

— Но папа… — На этот раз Алек расслышал в голосе Питера сдавленные рыдания. — Папа, ветки не двигаются! Ничто не двигается!

Алек сглотнул. Мальчик был прав. Каждый листок, освещённый красноватым пламенем, неподвижно висел на ветке. Каждая травинка отбрасывала остроконечную тень на землю, замерев, словно часовой на посту.

А свист продолжал звучать, увеличиваясь в громкости и интенсивности, словно ветер со скоростью семьдесят километров в час дул через замочную скважину.

Рядом с Алеком сжалась в плотный комок Луиз. Он чувствовал, как она дрожала. Сам он потел, хотя с наступлением ночи температура воздуха резко упала.

— Это происходит, — выдохнул он. — Это снова происходит. — Он прижался носом к стеклу, но почти ничего не увидел, потому что костёр находился с другой стороны машины. Впереди что-то пошевелилось… но нет, это всего лишь дым. Он быстро растворился в воздухе. Алек наклонился вперёд, всматриваясь через плечо Ноэла в ветровое стекло. Но стекло было таким грязным, так сильно запачканным грязью и раздавленными мухами, что почти ничего нельзя было разобрать. Он смутно различал стволы деревьев, кусты, камни. Всё было абсолютно неподвижным.

81
{"b":"154357","o":1}