ЛитМир - Электронная Библиотека

— Расспросят соседей, — подал голос Таро. Он снова лежал на полу, и в его голосе звучала скука.

— Вот именно, — согласился Крис. — Их спросят, не видели ли они чего-нибудь подозрительного. Потом пройдутся по магазинам и автозаправкам и спросят о том же. Потом отправятся в любовный отель. И вы думаете, не найдется никого, кто бы заметил навороченный лоурайдер «шеви-астро»? Даже если вы его перекрасите. Если копы его не найдут, они начнут проверять мастерские. А потом, — продолжал он, указывая на Таро, — полицейские зададут себе вопрос «А что говорит наша картотека об обладателях переделанных по индивидуальному заказу фургонов?..»

И он откинулся на диванные подушки, чувствуя себя очень умным.

— Это не имеет значения, — заявила Джессика.

— Неужели? — Крис свесился с дивана и порылся в сумке в поисках нового косяка. — А как насчет полосатой арестантской робы?

Слава богу, нашелся один косяк, размером с маленький банан. Где же эта зажигалка? Арестантская роба. Неплохо сказано. Надо бы запомнить.

— Это не имеет значения, — повторила Джессика, вставая с кресла, — потому что Таро все уже рассчитал. — Она встала на колени позади своего дружка и принялась массировать его плечи. — Правда малыш?

Таро кивнул:

— Я думал об этом. Первое. — И бросил на Криса взгляд, означавший, что тот просто полный идиот. — Копы всегда хотят, чтобы я был виноватым. Я должен думать лучше, чем они.

Таро Симада, подумал Крис. Криминальный авторитет. Где же эта дурацкая зажигалка?

— Ну? — спросил он нетерпеливо.

Джессика не выдержала:

— Таро знаком с филиппинцами из Вакаяма. Знаешь, на берегу Тихого океана? У них есть мастерская.

— Тайная мастерская, — добавил Таро.

— Тайная мастерская, — повторила Джессика, подмигнув Крису. — Они входят в подпольную сеть, занимающуюся продажей старых японских автомобилей филиппинцам. За день до начала операции Таро съездит туда и перекрасит «астро». Когда покончим со всем, уедет обратно. Никто не заметит разницы. Более того, машина будет выглядеть даже лучше, чем раньше!

Джессика вскочила и пошла в туалет. Таро между тем рассказал Крису еще об одной схеме, придуманной иранцами, с которыми он работал. Полиция, по словам Таро, задерживала парней с иранской внешностью под любым предлогом. Парень едет по улице на велосипеде? Надо его остановить, ведь велосипед может оказаться краденым. А может быть, он террорист. Надо отвести его в участок, посмотреть, нельзя ли на него чего-нибудь навесить. И парень не может этому противиться: все абсолютно законно. Для тех иранцев, с которыми был знаком Таро, это была большая проблема, и все из-за их дел со складами. На время кражи у них должно было быть железное алиби. Так вот, у них была такая схема. У каждого из них много родственников и друзей в Токио. В Токио удобнее всего добираться экспрессом, а на экспрессе, как известно, ездят с билетами. Иранцы разработали систему, по которой они в любой момент могут предъявить билет, доказывающий, что в такое-то время они ехали в Токио или обратно. Это была замечательная идея. Даже если полицейские делали следующий шаг и вступали в контакт с друзьями или родственниками в Токио… Что ж, можете сами догадаться, чьей версии придерживались друзья и родственники. «Да, офицер, он все это время был со мной. Весь уикенд напролет мы только и делали, что ели кабаб-кубиде».

— Иранцы очень умные, — закончил Таро.

Джессика вышла из ванной.

Крис спросил:

— Почему ты мне раньше не рассказала все это?

— Забыла. Мы с Таро разработали эту часть операции, когда я еще не знала о том, что ты в Японии. — Она глядела на так и не раскуренный косяк в руке Криса. — Черт, да он размером с маленький бананчик. Дай-ка я посмотрю.

— Не могу найти зажигалку, — пробормотал Крис, вдруг испытав чувство неуверенности в себе.

В этом фильме они с Джессикой должны были играть главные роли, а Таро — роль второго плана. Но вот он, этот Таро, тут как тут, зажигает косяк для Джессики, они улыбаются друг другу, и Таро кладет зажигалку в карман, значит, все это время она была у него, придурка..

Крис стиснул зубы.

Что за паранойя, подумал он.

— Вот еще что, — заявил он, и собственный голос ему понравился. Сильный, спокойный. Его состояние улучшилось. — Тебе в самом деле нужно это снотворное?

— Что? — переспросила Джессика.

Глаза ее были закрыты, и меж пальцев была зажата самокрутка с травкой.

Крис нашел нужную страницу.

— Вот, на странице два. Итак, я приготовлю выпивку — ты имеешь в виду, когда вы с Дз. будете в отеле, и положу в ЕГО стакан «пару пилюль — каких?» — и потом в скобках — «пусть Крис этим займется — снотворного?».

— Ага, — кивнула Джессика, на этот раз разлепив веки. — Снотворные таблетки, пилюли, не знаю что. Что-нибудь, чтобы вырубило его.

— И ты в самом деле думаешь, что это легко?

— Ты же у нас местный фармацевт, — она снова затянулась увесистым косяком. — А эта штука, — ее голос напрягся, — просто фантастика, между прочим.

— Да уж, конечно, — он отобрал у нее сигарету. — Достать «не знаю что» — не проблема. Я говорю об идее в целом. О трюке с пилюлей в стакане. Главный момент для любого, — глубокий вдох, задержка дыхания. О!!! — самого раздолбайского детектива. Телесериала.

— Ты думаешь, снотворное не подействует? — Переход к обороне.

— Может подействовать. — Крис закинул руки за спинку дивана, почувствовав, что снова контролирует ситуацию. — Я только хотел сказать, что по телевизору все это кажется проще простого. Но это реальная жизнь. Мы не знаем, какой вкус приобретет напиток после того, как мы подмешаем снотворное. Не знаем, как оно подействует. Мы ведь можем и убить старого хрыча, и пальцем до него не дотронувшись. Что касается большинства барбитуратов, если им сопротивляться, то не заснешь. Нет никакой гарантии, что они тебя «вырубят».

Минуту все трое молчали.

— Да и вообще, — размышлял Крис вслух, — почему мы все так усложняем? Почему бы нам просто не ворваться в этот проклятый дом?

Джессика резко подняла голову:

— Ты сбрендил?

— Я серьезно. Мы знаем комбинацию сейфа. По твоим словам, в доме нет ни сигнализации, ни охраны. Зачем нам придумывать такой сложный…

— Мы НЕ ЗНАЕМ шифр, — перебила его Джессика. — Дзэния был пьян и любезен в ту ночь, но он обманывал меня. Он мог изменить комбинацию. И я никогда не говорила что в доме нет охраны. Это мне неизвестно. Даже если бы ее не было, я не стала бы вламываться в дом. Это слишком рискованно.

— А я бы назвал затею со снотворным слишком рискованной, — возразил Крис.

Таро заметил:

— А может, нам забыть о снотворном? Может, просто засунуть, как это, кляп ему в рот. И нам будет все равно, спит он или нет.

— Мячик от пинг-понга, например, — подхватил Крис. — И завязать марлевой повязкой.

Неплохая идея.

Но Таро тут же сник:

— Если он проснется, то наверняка начнет пинаться или еще что-нибудь.

— Стоп! — крикнула Джессика. — Хватит искать новые идеи! Нам не нужно оригинальничать. Затея со снотворным — лучшее решение, и мы почти не рискуем. Дело в том, что старикан всегда после этого дела пьет виски и ВСЕГДА после этого храпит. Он просто долбаный Habit-meister [17].

— Habit-meister? — Криса снова потянуло на смех. — Мне нравится.

— Цель снотворного — слегка ускорить процесс. Он не будет сопротивляться, и если бы вы хоть раз видели, как он пьет, вы бы знали, что он не собирается ничего ПРОБОВАТЬ НА ВКУС.

— Допустим, я признаю, что ты права во всем. — Крис хихикнул. — ПРИЗНАЮ. Я ПРИЗНАЮ, что ты права во всем. И все же, сколько ты дашь этому… сколько лет старому хрычу?

— Не знаю, — пожала плечами Джессика. — Шестьдесят. Шестьдесят пять.

— Допустим, ему шестьдесят пять. Что ты пропишешь шестидесятипятилетнему старику, да еще подвыпившему, чтобы отключить его на несколько часов?

— Вот тебе и придется это вычислить, — заявила Джессика.

вернуться

17

Раб привычки ( нем.).

15
{"b":"154359","o":1}