ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну а мы что будем делать? — спросила она.

— Ну а нам, — ответил Крис, — похоже, нужны вода и пища. Батарейки для «Уокмена». Туалетная бумага. Еще, может, кое-что из одежды. Я хочу съездить к себе и к тебе, захватить кое-какие вещи. Мне понадобятся твои ключи и банковская карточка, чтобы снять немного наличных.

— То есть ты собираешься меня тут оставить, — догадалась она.

Крис и Таро переглянулись.

— Джессика, — произнес Таро. — Малышка…

Крис поднял руку:

— Джессика, ты должна остаться здесь.

И привел аргументы. Она была похищена, и ее похищение было заснято на пленку. Возможно, полиции это уже известно. Ей нельзя появляться на людях. Она должна войти в дом, а Крис с Таро запрут ее. Дальше она слушала уже вполуха, уставившись на открытую дверь лодочного сарая. Внутри было темно, и эта тьма была подобна дыре, в которую ей предстояло упасть. Тьма словно загипнотизировала ее. Она не могла отвести взгляд, пока Таро не вложил что-то ей в руку. Это был ломик. Черная железная палка, такая теплая на ощупь.

Таро широко улыбнулся, показывая на ломик:

— Если что, стукнешь его этой штуковиной.

— Ага, — подтвердил Крис. — Но не слишком сильно.

12

Ни за какие коврижки не согласился бы Крис оказаться в «астро» наедине с Таро.

Фургон с залитым кровью ковром был последним местом на земле, где он хотел бы сейчас находиться. «Нет, спасибо, — сказал он Таро. — Я пройдусь».

«Или пробегусь трусцой», — подумал он, шагая вдоль берега реки. Нет, бежать, бежать со скоростью спринтера — вот чего ему действительно хотелось, промчаться до ближайшей станции электричек. Он слышал, что она где-то впереди, рядом с фабриками и заводами, уже пускающими в небо столбы белого дыма, в половине восьмого, субботним утром. Смешно, но он совсем не чувствовал усталости, даже не нервничал. Видимо, все еще сказывался ночной выброс адреналина. Ему казалось, что сейчас он может пробежать стометровку с мировым рекордом… правда, он не собирался преодолевать дистанцию в своем единственном костюме.

Потом он вспомнил, что в заднем кармане брюк лежит банковская карточка Джессики. Черт, решил он, пусть она купит мне новый костюм.

И он побежал, получая при этом настоящее удовольствие от бега, мимо топливных цистерн и элеваторов с зерном, и не остановился, пока не услышал треск лопнувшего шва. Два докера в синих комбинезонах обернулись, когда он пробегал мимо. Крис помахал им.

И подумал, какое странное зрелище, наверное, представляет собой: белый бородатый иностранец, несущийся на всех парах по промышленным недрам города. Хорошее начало — но, наверное, не для кино, а для телешоу. Пусть аудитория погадает, кто он такой и куда бежит. А может, от чего или от кого бежит. А потом резко показать преследующих его, громко лающих доберманов, обнюхивающих землю, натягивающих поводки… А потом суровых мужчин в кожаных перчатках, с автоматами наперевес, подходящих все ближе, ближе…

Потом Крис вдруг подумал, что так можно и концы отдать, и замедлил бег, тяжело дыша. Черт, он явно не в лучшей форме. А виной тому наркотики и пиво, да и тренируется мало. Надо бы остановиться на минутку, отдышаться.

Он сцепил руки на затылке и сделал несколько глубоких вздохов. Слева от себя он заметил — что за черт! — рисовое поле в тени нефтеперерабатывающего завода. Крестьянин в широкой соломенной шляпе и желтых ботинках, склонившись, ощупывал крошечные бутоны, выглядывающие из мутноватой воды. Интересно, а есть ли в Японии законы о зонировании? Здесь он постоянно натыкался на подобные картины: нефтеперерабатывающие заводы рядом с рисовыми полями, фабрики рядом с ветхими деревянными домиками, пережившими американские бомбардировки шестидесятилетней давности.

Вокруг заливались цикады. Несколько цикад лежали на спинках прямо у ног Криса, отчаянно пытаясь перевернуться. Уже чувствовался изнурительный зной, воздух казался тяжелым. Пот струился по его лицу и бороде. А все эта пробежка, попытка удрать от воображаемых доберманов. Крис снял галстук и вытер им лицо и шею. Он хотел сунуть галстук в карман, но передумал и кинул в корзину велосипеда, стоящего у дороги на краю рисового поля.

Потом остановился и подумал: велосипед.

Крестьянин смотрел в другую сторону. Крис схватился за ручки, убрал подставку и начал крутить педали. Ржавая цепь заскрипела, и крестьянин за его спиной зашлепал по воде и принялся что-то кричать. Не оборачиваясь, Крис погнал велосипед, прислушиваясь к лязгу цепи и думая о том, что старик еще должен сказать спасибо за то, что его избавили от этого ржавого дерьма.

Да, крутить педали было легче, чем бежать. И сильный ветер в лицо казался почти прохладным. Потом глаза начали слезиться из-за вредных испарений в воздухе, и Крис почувствовал вонь, в которой смешивались запах рыбы и сжигаемого мусора. Это был знакомый запах, которым, казалось, было пропитано все вокруг. Может, этим и питаются цикады, может, из-за этого они так громко кричат, прежде чем упасть на спину и умереть?

Скорей бы, скорей отсюда выбраться.

Если все получится со стариком, не махнуть ли в Таиланд или Непал? Твою мать, а если не получится? Уехать куда-нибудь в деревню. Снять домик на берегу за пятьдесят долларов в месяц, тратить пару долларов в день на еду… Интересно, надолго ли его хватит? Насколько? Еще вчера вечером он оперировал чудесным числом — триста тридцать три тысячи долларов и тридцать три целых три десятых цента — его часть миллиона. Плюс бонус. Что ждало его теперь? Больше? Меньше? Ничего? Наверное, все зависит от того, кем окажется старик на самом деле… и еще от того, насколько умно они трое себя поведут.

Чем больше Крис думал обо всем этом, тем больше убеждался в том, что они взяли того самого парня. Джессика была права; с какой стати кому-то шататься под чужим именем. Да и сама идея казалась совершенно неправдоподобной. Крис ни за что не купил бы фильм с таким сюжетом, а чтоб это было в реальной жизни… У старика были водительские права на имя Дзэния, кредитные карточки, визитные карточки, ключ от дома, где они были ночью, и шифр от сейфа, находящегося внутри. Сейфа с миллионом долларов наличными.

Что касается того, насколько они умны… Вот это еще вопрос. Они сделали все правильно в любовном отеле и выцарапали парня оттуда, но они обязаны были предусмотреть все случайности, спланировать все до мельчайших деталей. А теперь приходится действовать без всякого плана. Крис с удивлением отметил, что ему любопытно, удастся ли им выпутаться. Очень забавное чувство: с одной стороны, участвуешь во всем этом, а с другой — наблюдаешь за событиями как бы со стороны, словно в кино. С интересом ждешь, каким будет твой собственный следующий шаг, пытаешься вычислить, как будет раскручиваться сюжет.

Крис переехал через мост, а потом миновал завод кондиционеров. Несмотря на субботнее утро, здесь было полно народу. Мужчины с коротко остриженными волосами, в серых фирменных ветровках и с папками под мышкой, курили во дворе. Женщины в розовых рубашках и жакетах, с надписью «SANYO» на передних кармашках, прогуливались группками по три. Они как будто толпились у бензоколонки или вообще собирались играть в боулинг.

Глядя на людей, Крис занервничал, сам не зная почему.

Персонажи кинофильма..

Внезапно он услышал, как громко стучит его сердце.

До него вдруг дошло, как мало знает он о том, что происходит, как сильно он полагался на Таро и Джессику. Джессика была знакома с Дзэния. Джессика бывала в доме Дзэния. Джессика видела миллион. Ночью Таро звонил в дом Дзэния. Таро привел их к лодочному сараю. А что сделал Крис? Что известно ему самому, непосредственно, а не из вторых рук?

Ничего.

Если бы это было в кино…

Ему пришло в голову, не впервые, но с особой отчетливостью, что он похитил человека, опираясь исключительно на вторичную информацию. Он не произвел никаких приготовлений. Все, что касалось дела Дзэния, он принял на веру. А без Джессики и Таро этого дела, по правде говоря, вообще бы не было.

23
{"b":"154359","o":1}