ЛитМир - Электронная Библиотека

Таро передал Крису через Джессику:

— За что ты хочешь заплатить шесть миллионов? Я знаю ребят, которые открывают счета за двести тысяч, самое большее. На все про все триста тысяч.

Так вот для чего они держат тут Таро: чтобы он мог периодически вылезать с такими идеями. Новая, обновленная версия: ребятки Таро открывают счета и получают по две карточки на счет. Они втроем хранят один набор карточек, а второй подбрасывают якудза. Когда придет время, нужно будет просто сделать вклады, а потом снять деньги. Таро украдет мотороллер или что-нибудь в этом роде, и тогда они смогут выезжать по очереди и свозить деньги в лодочный сарай.

Джессика спросила:

— А где мы будем их хранить?

Да какая разница! Хоть в коробке.

Джессика удивилась:

— Чтобы двое оставались с ними, пока третий уходит? Ты так доверяешь нам с Таро? Надеешься, что мы не убежим, пока тебя нет?

Что ж, Крис совсем не так уж дорожил этой идеей. Можно выбираться из лодочного сарая и втроем, да еще и вместе с Одзава, в фургоне. Ездить по банкам, собирать деньги, а ключи от фургона отдавать тому, кто выходит из машины и идет в банк…

Джессика спросила:

— Ты правда думаешь, что Таро не сможет завести машину без ключей?

В конце концов они решили купить сейф. Не такой уж плохой, за тридцать тысяч иен: двадцать килограммов, стальной, со сварными швами, высокая сопротивляемость ударам. В брошюре говорилось, что его можно сбросить с высоты десятиэтажного здания, и он не откроется (Джессика «Да кто будет заботиться о сейфе, если ты его уронишь? Что случится, когда он шмякнется о землю?»). Комбинацию шифра можно было выбрать самим, набирая числа от нуля до девяноста девяти. Каждый из них устанавливал свой шифр, когда другие не смотрели. Теперь сейф можно было открыть только втроем. Один или двое его открыть не смогли бы.

Посмотрев на него, Крис задумался:

— А что, если один из нас возьмет и скинет его с одиннадцатиэтажного здания?

Тогда Таро пошел в тот магазин, где они купили сейф, и приобрел длинную стальную цепь и замок. Обмотав сейф этой цепью, он пропустил ее за толстыми водопроводными трубами, тянувшимися вдоль южной стены лодочного сарая. А потом соединил концы цепи замком.

У замка этого, как и у дверного, было два ключа. Один из них они выбросили в реку и решили, что оставшийся ключ будет находиться у того из них, кто в данный момент отправляется за деньгами. У этого же человека будет и ключ от лодочного сарая. Пока его (или ее) не будет, оставшиеся двое будут заперты в сарае. Чтобы сделать побег как можно более затруднительным, они провели почти целый жаркий день, убирая из сарая предметы, которые можно было бы использовать, чтобы добраться до окон. Кроме того, они убрали от сарая все, чем можно было бы взломать замок или сейф.

Когда они закончили с этим, Крис вздохнул:

— Было бы куда лучше, если бы мы доверяли друг другу.

Джессика посмотрела на него:

— Но ведь ты отрезал мой несчастный палец!

Теперь они проверяли, как это все сработает. Крис прохаживался по вестибюлю станции Сумитомо, когда у него зазвонил мобильник.

Это была Джессика.

— Все хорошо, мы все рассчитали правильно.

Крис спросил:

— Таро велел ему сделать первые шесть вкладов?

— Да.

— По два миллиона каждый?

— Да.

— Он дал ему все ПИН-коды?

— Вроде бы.

— И все это время держал его на телефоне?

— Похоже на то.

— Господи. — Крис попытался представить себе реакцию Сато. — И что, парень был удивлен?

— Что за дурацкий вопрос? Откуда я знаю? Может, ты поторопишься и проверишь, на месте ли деньги? Таро уже послал его в следующее место.

— О'кей, я тебе перезвоню.

Пять минут спустя:

— Джессика?

— Ну?

— Готовься пищать от радости.

26

Джессика не могла поверить, что все оказалось так просто.

Спустя час после начала операции в лодочном сарае в сейфе лежало уже пятьдесят два миллиона. К одиннадцати тридцати будет сто пятьдесят миллионов. Если выдерживать тот же темп, у них будет триста семьдесят миллионов к трем часам дня и вся сумма в шестьсот миллионов за пятнадцать минут до прекращения выдачи вкладов. Но Крис, кажется, полагал, что они не выдержат такого режима, и в конце концов им будет недоставать около пятидесяти миллионов. Однако Джессику это не расстраивало.

Даже в таком случае каждый получал сумму, эквивалентную полутора миллионам долларов.

Как говаривала подружка Джессики, Эмбер, «невероятно, аж офигеть»!

Отправляясь за первыми вкладами, Джессика была уверена, что все сорвется. Перед тем как выйти из лодочного сарая, она натянула перчатки, чтобы скрыть обрубок мизинца, повязала голову шарфом и надела темные очки, чтобы ее никто не узнал. Крис взглянул на нее и протянул: «Это просто перекрашенная Джеки Кеннеди!», но она была слишком взвинчена даже для того, чтобы велеть ему заткнуться. Джессике стоило огромных усилий войти в банк, а когда она увидела ряд банкоматов, то буквально приказала себе остановиться. Она медлила, уверенная, что охранник уже спешит к ней и все камеры слежения направлены на нее. У нее дрожали ноги. Но самое ужасное чувство она испытала, когда, уже вставив карточку в машину и набрав ПИН-код, замерла в ожидании катастрофы: прожектора, сирены, японская убойная команда, спускающаяся с вертолетов на крышу банка… Но ничего не случилось. Она вставила еще пять карточек и три минуты спустя вышла из банка с двенадцатью миллионами иен в конверте, лежащем в ее сумочке.

В двенадцать десять она совершила свой пятый рейд за деньгами, помчавшись на украденном Таро мотороллере к отделению Асахи-банка в Бэнтэн-тё. К этому времени все это уже превратилось в самое обыденное дело. Войти, вставить карточки в щель, нажать кнопки кода и ждать наличных. Джессике нравился шорох, который издавал автомат, пересчитывая купюры. Он напоминал ей тот звук, с которым крупье в казино тасует колоду карт. Те косые взгляды, которыми ее одаривали другие клиенты банка, также больше не беспокоили ее. Они тоже могли слышать приятный звук. Джессика видела, как приоткрываются их глаза и как на их лицах мелькает выражение зависти. Кто эта богатая белая секс-бомба?

На обратном пути она остановилась у двух уличных банкоматов банка «Токио-Мицубиси» и сняла еще двадцать четыре миллиона. Потом вытащила из сумочки маникюрные ножнички и изрезала восемнадцать использованных карточек, а затем опустила обрезки в мусорную урну. Она вернулась в лодочный сарай без двадцати пяти час. Отперев дверь, швырнула ключи Крису.

— Двадцать пять минут, — сказал тот. — Неплохо.

— Я обошла весь Бэнтэн-тё.

— Если бы тебя остановили копы, мы оказались бы в полной заднице.

— У меня иммунитет к полиции.

Цепь, которой был обмотан сейф, была горяча на ощупь. Температура в лодочном сарае зашкаливала за сорок градусов. Вставляя ключ, Джессика прикасалась к замку с помощью носового платка Таро размотал цепь, и наступило время для Ритуала. Крис, потом Джессика, а затем Таро набрали по очереди свою комбинацию цифр, чтобы открыть сейф. Джессика положила в сейф деньги. Потом Таро все закрыл. Ритуал не занимал много времени, но был очень нудным. Как заметил Крис, было бы куда лучше, если бы они могли доверять друг другу…

Джессика кинула Крису ключ от замка. Он дурашливо отдал ей честь.

— Пока! — крикнул он.

Когда дверь закрылась и Крис запер замок, Джессика подошла к Одзава, чтобы проверить, как там старик. Вчера было так жарко, что они сняли с него почти всю одежду медсестры, и он остался лишь в нижнем белье. И все равно он обливался потом; соломенный коврик, на котором он сидел, был темным и влажным от его пота. Мокрой салфеткой Джессика отерла ему лицо и руки. Одзава застонал и наклонился к ней. Рана на лбу выглядела гораздо лучше; желтизна по краям еще сохранялась, но рана постепенно затягивалась. Джессика старалась не смотреть на его левую руку. Она все-таки не понимала, зачем нужно было отрезать ему палец. Вряд ли этот парень, Сато, очень переживал за босса. Но он умудрился сильно рассердить Таро, и теперь у Одзава останется постоянное напоминание об этом эпизоде его жизни. Смешно было думать, у троих из них уже не хватает по одному пальцу. Крис даже предложил Таро в то утро: «Слушай, а давай мы и тебе отрежем палец? Тогда мы сможем организовать вокальный квартет под названием „Беспалые“. Как тебе идея, а?» Они с такой ненавистью уставились друг на друга, что Джессика была вынуждена вмешаться и спросить, о чем они, собственно, думают: о том, как бы вышибить друг другу мозги, или о том, чтобы разбогатеть. Ну, продолжайте в том же духе!

43
{"b":"154359","o":1}