ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сознание заволокла белая пелена. В ушах звенело. Все стало чужим: газета, даже собственные руки. Джиму казалось, что он заваливается набок. Черно-белая фотография. Человек на ней так похож на Брада Адвокат почти уткнулся носом в страницу. Потрясающее сходство. Джим поморгал, вдохнул поглубже несколько раз подряд и начал читать. Имени человека никто не знал. Полагали, что это он совершил ряд кровавых убийств. Невозможно! Но как похож! Это Брад. Как же он убил всех этих людей? Не мог он этого сделать. Если на фотографии и в самом деле Брад, то он невиновен. Джим все вглядывался в лицо на газетной странице. Да, это Брад. Точно.

* * *

Сквозь сон Андрена слышала, как ее зовут. Она перевернулась на другой бок. Вроде тихо. Девушка приподняла голову и вгляделась в темноту. Вот, опять. В дверях темнел смутный силуэт.

Она еще не совсем проснулась и никак не могла понять, что происходит. Голова клонилась к подушке, руки и ноги налились тяжестью.

Внезапно зажегся свет. Андрена вздрогнула и зажмурилась. Белое сияние пробивалось даже сквозь веки. Девушка с трудом выпростала руку из-под одеяла и прикрыла ладонью глаза. Голова упала на подушку. В ушах почему-то шуршала газета.

— Ты хоть знаешь, кто это? — закричал Джим.

Над кроватью невыносимо громко шелестели страницы.

Андрена приоткрыла один глаз. Нет, свет не такой яркий. Над ней нависала газета. И фотография. В животе похолодело. Девушка прищурилась, потрясла головой. Андрена начала понимать, что происходит. Ей стало страшно.

— Это Брад.

— Джимми, — простонала девушка.

Адвокат потрясенно смотрел на фотографию. В свете люстры его лицо казалось очень бледным, почти зеленным.

— Это и есть тот человек, о котором ты писала статью? Это он? Твое новое задание? Здесь нет твоей подписи. Где она?

Андрена потерла щеки и кивнула.

— Поверить не могу. — Джим вылетел из спальни, по дороге со всей силы ударив по выключателю.

Андрена лежала в темноте. Она окончательно проснулась. Натянутые нервы аж искрились от напряжения.

— Джимми! — умоляюще крикнула она, голос охрип и был едва слышен.

Андрена прокашлялась и снова позвала мужа. Между ними вставала почти зримая стена Джим не ответил. Надо подниматься. Но вылезать из кровати ужасно не хотелось. Девушка представила себе, что сейчас будет. Муж страшно разозлился. Нет, даже не разозлился. Он просто вне себя.

«Откуда мне было знать?» — подумала она и выбралась из-под простыни.

В дверях Андрена остановилась. Стал слышен тихий и ровный голос мужа Джим стоял к ней спиной и что-то удрученно говорил в телефонную трубку. Слов не разобрать, но Андрена и так знала, что он пытается найти брата. В конце концов, Стив ведь встречался с Брадом. Он должен быть в курсе всех подробностей этой трагедии.

Андрена тихонько чертыхнулась и шагнула на мягкий ковер. Неприятно стоять в одном белье посреди гостиной — уж очень беззащитной себе кажешься. Холодно. Глаза слипаются. Джим что-то говорит, глядя в пол. Спрашивает, где Стив. Похоже, на дежурстве. Она стянула с кровати простыню, закуталась и вернулась в гостиную. Рот раздирала зевота, приходилось прикрываться рукой, чтобы муж не заметил.

Джим попросил позвать другого полицейского, своего знакомого. Подождал, потом снова заговорил. Негромко и сдержанно, как подобает профессионалу.

— Куда его назначили?

Все это время Джим возил ногой по ковру, оставляя на ворсе широкие светлые полосы. Внезапно нога замерла Джим выпрямился.

— Какой пожар?

Глава седьмая

БРАД ВИДИТ СВЕТ

Щен с Брадом вошли в бар. Под потолком висели клубы табачного дыма. Завсегдатаи обернулись, с любопытством разглядывая гостей. Вышибала захлопнул за новыми посетителями дверь, и публика вернулась к своим занятиям — выпивке и разговорам. Впрочем, кое-кто еще долго не мог оторвать глаз от яркой одежды Брада. Ишь ты, белые штаны, сапоги ковбойские! Сразу видно: дельце обстряпал, деньжат срубил.

Ножки стульев заскрежетали по полу, для странной пары освободили проход. Давненько тут таких не видали. Один — сразу видно, важная птица, — в темных очках, голова как брюква, и выступает чинно. Другой — мальчишка — сияет, будто самого Бэтмена сюда притащил.

Брад нечаянно задел стул, это расценили как знак превосходства. Толпа затихла, все замерли. Человек, сидевший спиной ко входу, оглянулся через плечо, заметил темные очки Брада вкупе с бесстрастным лицом и сделал вид, что не интересуется ничем, кроме выпивки. Он принялся сосредоточенно изучать стакан, надеясь избежать драки.

В уголке прямо на полу примостилась стайка подростков в черном. Спинами они протирали намалеванный на стене багровый закат.

— Это «вороны», — объяснил Щен.

— «Вороны», — повторил Брад, разглядывая компанию сквозь густой дым. Он прищурился и подошел поближе. Подростки не обратили на это никакого внимания.

— Без крыльев.

— Это точно, — засмеялся мальчик и оттащил друга в сторону. — Один тут уже пытался летать, да асфальт помешал. Прикольные пацаны. Каждый со своим бзиком.

Еще несколько голов повернулись к ним с Брадом. Что, мол, за незваные гости?

Щен помахал человеку, восседавшему с женой и дочерью у барной стойки.

— Тоже чокнутая семейка. — Мальчишка спрятался за Брада, чтобы «чокнутая семейка» не услышала. — Всегда вместе пьют. Девчонка — здоровая кобыла, моя ровесница, а все с ними ходит. Предки никак ее отшить не могут. Ну и гудят втроем. Типа, семейный праздник. Я их тут сто раз видал. Даже как-то следить пытался, смешно ведь.

— Дым. — Брад принюхался и сразу вспомнил об огне. В горле запершило. Он закашлялся и заметил пепельницы, вырезанные из пивных банок.

— Ага, топор можно вешать. — Щен прошел к самому дальнему столику, сел и выдвинул для Брада деревянное кресло. — Эй! — крикнул он. — Давай сюда.

Брад осторожно втиснулся между подлокотниками. Щен стал озираться. Интересно, сколько народу заметило, с каким богатым дураком он пришел? Мальчик подмигнул нескольким соседям. Те рассеянно покивали в ответ. Щен обожал разглядывать лица — неважно, старые или молодые, все равно интересно. Кого-то он знал, кого-то нет. Встречая человека впервые, Щен придумывал ему биографию. У многих глаза совсем затуманились. Усталые, изможденные глаза. Взгляд молодых людей быстро становился темным и задумчивым, кожа бледнела, что-то пожирало их изнутри. Густо накрашенные девчонки в джинсе говорили Щену сальности и хохотали. А вон человек с выбитым глазом, через все лицо к самой шее протянулся шрам, пустая глазница пугает народ. Ему чуть голову не оторвало, когда грузовик переехал его и протащил за собой три квартала. Это трехлетнего ребенка! По кварталу за каждый год жизни, как он часто говорил друзьям. А глаз выбили в молодости. Напился как-то и упал лицом на осколок пивной бутылки. Его называли Бычий Глаз.

Щена завораживали шрамы. Когда-то Черрепью объяснил ему, что шрамы надо заслужить. Они закаляют характер. Мальчику страшно хотелось иметь свой собственный шрам, такой, как вот этот, серьезный, толстый. Чтобы все видели, как он сражался с судьбой, старающейся вытряхнуть его из тела. Сражался и победил. Выжил, чтобы рассказать о своем подвиге. Он лучше всех. Лучше тех испуганных людишек, что каждый день спешат в конторы. Боятся опоздать на работу, на обед, боятся встретить неприятного человека, боятся дышать… Чтобы почувствовать себя живыми, им следовало бы ввязаться во что-нибудь такое, что перевернуло бы их жизнь вверх дном. Вот тогда они ощутили бы, как кровь быстрей бежит по жилам.

Брад все смотрел на своего друга. На детском лице Щена отражалось бурное течение мыслей.

— Эй, пацан!

Рядом с их столом появился здоровенный верзила, по бокам свисали руки-биты. Брад даже удивился, до чего они огромные. На правом плече у него была татуировка, два перекрещенных зигзага. Волосы сальные, на футболке без рукавов бьет копытом красноглазый бык.

37
{"b":"154360","o":1}