ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ястреб, подтянувшись внутрь салона, выключил фары вездехода. Морис, получеловек-полуласка, выскочил, ловко перекатился за тушу тигра. Пополз к лежащему человеку, которого видел теперь лучше, чем днем, может, видел даже лучше, чем Ястреб, который крался с другой стороны. Ни шороха. Человек, лежащий на склоне дюны в нескольких метрах впереди, медленно водил автоматом, его силы иссякали. Морис сверкнул красными глазами, и, прежде чем человек что-либо заметил, черной тенью прыгнул на него. Выбитый автомат, шелестя, скатился вниз по склону. Ястреб насел на противника, сорвал противогаз. На белом лице чужака застыли холодные льдинки.

– К-кажется, мной хотели закусить, да? – в черных глазах промелькнула усмешка.

– Морис, бери его за ноги, доставим в колонию.

Ласка изящно взмахнул хвостом, трансформируясь в человека.

– Да, командир.

Вдвоем они отнесли замерзающего к машине. Пока они ехали, Рэй проследил, чтобы канат гарпуна не оборвался, и туша тигра не осталась позади.

Дэннис думал. Сон упорно не шел к нему, мысли вихрем проносились в голове. Он думал о том, что ему предстоит. Он ни разу не уходил от колонии так далеко, как предполагается. Он лишь нес службу в «вороньем гнезде» да пару раз выходил с Крассом на охоту. Око слишком хорошо видит, чтобы рисковать его жизнью, рассудила когда-то королева.

Теперь его жизнью можно рискнуть. Он принесет пользу колонии в другом месте. Дэннис был исполнен решимости. Он сделает все необходимое, чтобы группа, в состав которой он входил, выполнила поставленные перед ней задачи. Вдруг в его голове мелькнула замечательная мысль. А ведь в назначении разведчиков есть закономерность! Все члены группы не имеют семей. Альберт ван Ди – сирота, потерявший родителей в раннем детстве, Элвин Тигр вообще не собирается ее заводить, стыдясь своей уродливой внешности. Ив Вандалл – философ, мечтатель, любимец женщин, публики, эгоцентрист. Сергей Красс потерял жену после аварии на электростанции. Тогда взрывом выбило потолок отсека, и все, кто остался в живых, облучились. Дин Одиночка… Прозвище – второе имя и говорит само за себя. Раненого Дина подобрали в снежной пустыне охотники месяц назад. Он ничего не помнит из своей прошлой жизни. Наверняка королева отпустила его, надеясь, что путешествие вернет ему память. Рашит Шархутдинов, только он один верит в Бога. Люди потеряли веру после начала ядерной зимы. Волчий Враг, Пантера, Зверь – кто-то слишком молод, либо слишком стар. Во всяком случае, Дэннис пока не знаком с ними.

Дэннис встал с кушетки, щелкнул выключателем. Бесполезно, бункер самоотключился. На полу уже лежит готовый рюкзак, в который Дэннис, воспользовавшись советами Красса, положил только самое необходимое: бинокль, сухой паек, хлеб, лед, флягу с коньяком для согрева, многоразовый шприц-пистолет, пятьдесят ампул антирадиационного препарата, три коробки патронов к своему автомату и «Беретте-92», восемь гранат F-1 и РГД-5. Запасные магазины он разместит в карманах своего армейского антирадиационного костюма АГК-750М, доработанного Крассом (он вшил внутрь кевларовые пластины).

Внезапно лампа щелкнула и зажглась, облив Дэнниса потоком резкого света. Кажется, из темноты вынырнул кто-то. Дэннис неловко дернулся, отшатнулся, но видение пропало, снова та же березовая роща, то же небо, те же облака.

Вдруг в дверь постучали. Сначала тихо, затем увереннее. Дэннис подошел, отодвинул дверь-купе. Навстречу ему шагнул Альберт.

– Доброе утро, Око, – грустно улыбнулся он. – Мы через три часа выходим, помнишь? У нас есть только три часа, чтобы попрощаться с нашим домом.

Дэннис кивнул. Альберт редко просто так заходил в каморку к Дэннису, но теперь, видимо, был не тот случай. Парень тоже волновался перед дальней дорогой и захотел выговориться.

– Мне восемнадцать лет, – продолжал, присев рядом с Дэннисом, Альберт, – целых восемнадцать лет. По теперешним меркам это много, я знаю, но мне кажется, что время это пролетело слишком быстро. Око, ты хочешь уходить?

– Не знаю, – ответил Дэннис. – Теперь нет. Когда королева объявила меня, я очень обрадовался, но теперь, представляя всю сложность поставленной миссии, я боюсь, что не справлюсь.

– Это нормальное чувство, – махнул рукой Альберт. – Я тоже волнуюсь, да еще как! Я же самый молодой из вас всех.

– Тебе должно быть страшно, – улыбнулся Дэннис.

– А мне не страшно! Я просто волнуюсь.

– Тогда это полбеды.

– А ты будешь скучать по своему дому… по своей комнате, по всему, что тебя окружало? Да хоть бы по этой картине, например.

Дэннис усмехнулся, обернувшись к висевшему над ним полотну, затем снял со стены потрепанную временем гитару и, положив ее на колено, провел пальцами по струнам.

Я однажды проснусь, а вокруг мир другой,
Светел, чист, бесконечно прекрасен,
А на троне высоком царица Любовь,
А на меньшее я не согласен.
Под хрустальным мостом реки чистой воды,
И никто над цветами не властен,
И не дерево счастья, а счастья сады,
А на меньшее я не согласен.
Станет другом большим для зверей и для птиц,
Человек больше им не опасен,
И не будет в помине озлобленных лиц,
А на меньшее я не согласен.
Верит в глупые сны до сих пор детвора,
Жаль, но я к этим снам не причастен,
День настанет и нам расставаться пора,
А на меньшее я не согласен.
Я однажды проснусь, а вокруг мир другой,
Светел, чист, бесконечно прекрасен,
А на троне высоком царица Любовь,
А на меньшее я не согласен.

Дэннис кончил петь и посмотрел на Альберта широкими глазами.

– Я мечтал покинуть это место, – сказал он хриплым голосом.

Альберт встал, взглянул на картину, понял.

– Там Ястреб с командой нашли в пустыне чужака… – тихо сказал он. – Сходи, посмотри, развейся… Если хочешь.

Дэннис кивнул головой, но так и остался сидеть на кушетке. Альберт кивнул в ответ, вышел, тихо задвинув за собой дверь.

Красс задумался, склонившись над автоматом чужака. Такого оружия он никогда не видел. Где же такое могли изготовить? Подствольный гранатомет, система погашения отдачи, оптический прицел, магазин на сорок патронов, три режима стрельбы. Тяжелый, величественный. Вот оно, оружие настоящего воина. Красс прицелился, нажал на спуск. Автомат вздрогнул, оставив три ровных отверстия в стене. При каждом выстреле ствол на шарнирах равномерно отъезжал назад. «Как у танка», – усмехнулся про себя Сергей. Кроме наличия практических удобств, автомат был украшен золотыми вставками по бокам корпуса.

– Разглядываешь игрушку?

Красс обернулся. Незнакомец стоял в дверях комнаты и улыбался. Его необычно черные глаза блестели.

– Я тут проснулся, решил размять лапки, – продолжил он. – Нравится? – спросил, указав на автомат.

– Необычная вещица, – ответил Сергей. – Где ты ее достал?

– Я много путешествую. Жизнь коротка, а так хочется все увидеть, все познать. Этого монстра я выменял у одного торговца на Балканах. Пришлось выполнить пару заданий.

– Ты наемный убийца? – скривил губы Красс.

– Нет, я же сказал – я путешественник. Но, если мне будет выгодно, я могу помочь кому-нибудь. Я мог бы грабить на дорогах, а предпочитаю зарабатывать честным трудом. Нет, не убивая.

– Это хорошо, – улыбнулся Красс.

– Я рад, что этот красавец тебе понравился, – незнакомец вошел в комнату и приблизился к столу, за которым сидел Красс. – Ты охотник, я вижу это по твоим глазам.

3
{"b":"154363","o":1}