ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Господин Реммер, – обратилась она к своему собеседнику, когда Клара подошла. – Вы наверняка помните, что я говорила вам про свою воспитанницу. Я хочу представить вам ее. – Фрау Эльбенгрубер взяла Клару под локоть и слегка подтолкнула к нему. – Это Клара. Клара, я хочу представить тебе известного русского мыслителя, имя которого должно стоять (а оно наверняка уже стоит) в одном ряду с такими именами, как Жан-Жак Руссо, Оуэн, Томас Мор, Кампанелла, Спиноза, Адольф Гитлер.

Господин Реммер опустил глаза в смущении, на его щеках появился легкий румянец.

– Это создатель единственно правильной теории государства, которую необходимо немедленно воплотить в жизнь для спасения человечества, – продолжала фрау Эльбенгрубер. – Его имя Михаил Реммер.

Клара очаровательно улыбнулась, обнажив ровный ряд ослепительно белых зубов, отчего у философа на лбу выступила испарина.

– Для меня большая честь познакомиться с таким талантливым и известным человеком, – ответила Клара. – Я уверена, что ваши идеи найдут своих почитателей. Кстати, а в чем заключаются ваши идеи, господин Реммер?

– Этому посвящена моя завтрашняя лекция на первом дне Съезда, – ответил Реммер, склонив голову. – Вам необходимо там быть. Вход будет свободным.

– А разве в последующие дни вход в зал заседания будет закрыт? – спросила Клара.

– Право постоянного доступа имеют непосредственные члены общества, так как решения, которые будут приниматься, напрямую касаются их капиталов.

– Клара – представитель Рико Соллано, вложившего в наше общество солидные средства, – вставила слово фрау Эльбенгрубер.

– В таком случае решение о вашем присутствии примет председатель общества, – сказал Реммер.

В следующий момент на балконе появился Савецкий. Постучав вилкой по фужеру, он потребовал слова, и гул голосов стих.

– Дамы и господа! Сеньоры и сеньориты! Леди и джентльмены! – высокопарно начал он. – Сегодня тот день, когда следует отметить начало осуществления наших общих целей, чаяний, выполнения наших общих задач. Сегодня тот день, когда мы все можем собраться в одном месте, чтобы просто поговорить. Давайте отложим принятие важных решений на потом, ибо для осуществления святых задач высокий разум необходимо освободить от всего мирского. Наше дело правое, господа, и потомки скажут нам спасибо за наши свершения. А теперь я хочу представить вам человека, чьи идеи нашли отклик в ваших сердцах. Михаил Реммер – величайший ум современности, кладовая идей!

Господин Реммер смутился, махнул рукой и засеменил вверх по лестнице к Савецкому. Зал загремел аплодисментами.

– Спасибо, спасибо! – замахал Реммер собравшимся. – Я очень благодарен за то, что вы так поддерживаете меня. Я надеюсь помочь всем нуждающимся в обретении той великой цели, которую все мы называем счастьем. Я верю, что если все мои рекомендации будут воплощены в жизнь, полностью, во всем объеме, тогда мы все придем к счастливому будущему. Завтра я оглашу содержание моей новой книги «Новое учение о государстве», надеюсь, что она заслужит ваши положительные отзывы.

Зал снова загремел аплодисментами. Реммер спустился к гостям, поддерживаемый под руку Савецким.

– А знаете, что я думаю по поводу всех этих мыслителей? Все они – шарлатаны и самозванцы, – сказал кто-то у самого уха Клары, отчего она слегка вздрогнула. – Я признаю лишь идеи античности, когда государство и право еще только вставало на путь развития, и люди обязаны были сделать выбор, по какому пути оно пойдет. Все иные идеи, в том числе тех мыслителей, имена которых только что назвала ваша наставница, суть всего лишь извращение мысли, которое ни к чему хорошему и полезному привести не может.

Клара обернулась и с удивлением посмотрела на мужчину, стоявшего позади нее. Он был одет в черный смокинг, красиво подчеркивающий его атлетическое телосложение, коротко стрижен. В его карих глазах застыла легкая усмешка, выражающая пренебрежение ко всему окружающему. От Клары не ускользнул тот факт, что бабочка его аккуратно завязана, подбородок чисто выбрит и запах от его шеи весьма притягателен.

– И в связи с чем вы пришли к таким выводам? – поинтересовалась она, слегка прикрыв глаза.

– Я много читал и наблюдал жизнь, – скривил губы незнакомец. – Ничего из предложенного этими умами не будет воплощено в жизнь, потому что великие мира сего, власть имущие, думают немного иначе. Либо естественный порядок вещей вернет все на свои места. Так было всегда, так есть, и так будет.

– У вас очень мрачный взгляд на жизнь, – ответила Клара. – Попробуйте посмотреть на нее менее однобоко.

– Вы ведь не из этих простаков, что вложили свои кровные капиталы в маниакальный бред этого сумасшедшего?

– Нет, – сказала Клара. – Я представляю интересы простака, который вложил свои капиталы в маниакальный бред этого сумасшедшего.

– Я так и думал, – улыбнулся незнакомец.

– И на каких данных основан сей вывод?

– Вы не похожа на этих людей. И осанка, и манера поведения, а тем более ваша улыбка говорят об этом. В ваших глазах тот живой блеск, который давно угас в глазах этих людей. Они пресытились жизнью и ищут новых ощущений, не подозревая, что подобные приключения приведут их только на дно пропасти. Вас зовут Клара?

– Да, но… как вы догадались?

– Я умею читать по губам, – ответил незнакомец. – Вы можете называть меня Феликс.

Клара улыбнулась:

– А мысли вы умеете читать?

– Немного. Только взглянув в глаза.

– Замечательно, – ответила Клара. – Хорошо, Феликс, мне было приятно поговорить с вами.

– Мне тоже, – ответил он. – Надеюсь, мы еще увидимся.

Клара изящно взмахнула рукой и скрылась среди гостей, оставив Феликса в глубокой задумчивости.

Фрау Эльбенгрубер схватила ее за локоть в тот момент, когда Клара ожидала этого менее всего.

– Как вам вечер? – спросила она.

– Очень неплохой, – ответила она. – Кстати, кто тот мужчина, с которым я разговаривала только что?

– Не знаю, – развела руками фрау Эльбенгрубер. – Я видела, что он приехал вместе с Мишелем Фурье, одним из известных французских бизнесменов.

– Разве «Феликс» французское имя?

– Сейчас даже негритянку могут назвать Наташей.

Клара обернулась.

– Я и не заметила, что здесь появился Дариус Мано, – сказала она.

– Вы знаете Дариуса Мано? – удивленно спросила фрау Эльбенгрубер.

– Имела несколько деловых свиданий.

– Дариус очень хороший человек, – отметила фрау Эльбенгрубер. – Жаль, что не все мы замечаем скрытые достоинства человека, а видим только ошибки.

– Дариус совершал в жизни ошибки? – спросила Клара.

– Естественно. Как любой нормальный человек.

– Понятно. А кто тот солидный господин, с которым только что беседовал Дариус? – прошептала Клара, склонившись к фрау Эльбенгрубер.

Старушка лукаво улыбнулась:

– Понравился?

Клара мечтательно закатила глаза.

– Это крупный нефтяной магнат из России, Сергей Михайлович Яковецкий. Известен своей любовью к охоте. Для этих целей он создал четыре заповедника в Поволжье, где разводит лосей, зубров.

– А рядом с ним кто?

– Жан-Поль де Ренуар, совладелец автомобильной кампании «Рено».

– Естественно, фамилия обязывает.

– А вот и Деметер Йараи, венгерский журналист, – фрау Эльбенгрубер указала на фигуру в дальнем конце зала.

Глаза Клары округлились.

– А что он здесь делает? – воскликнула она.

– Вы знаете его? – удивилась фрау Эльбенгрубер. – Давайте я позову его. Деме…

Клара вовремя дернула фрау Эльбенгрубер за локоть:

– Нет-нет! Не стоит, я сама подойду к нему попозже, – запротестовала она.

– Ну что ж, как вам будет угодно, – скривила губы старушка.

Клара рассмеялась.

– Не обижайтесь, Ирида, – сказала она. – Лучше объясните мне, кто такой Мишель Фурье.

– Мишель Фурье? – переспросила фрау Эльбенгрубер. – Главный разработчик лесных ресурсов в Малайзии. И, соответственно, главный спонсор нашего сообщества. Он арендовал зал на сорок пятом этаже Петронас Твин Тауэрс для проведения заседаний Съезда. Завтра первый день, вы все увидите своими глазами. Говорят, что даже сам Жан-Поль Гобэн почтит Съезд своим присутствием.

34
{"b":"154363","o":1}