ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Трескотня автоматов раздавалась уже совсем близко. Двумя этажами ниже раскатисто ухнул разрыв. Послышался звук битого стекла. Клара приподняла полу плаща и вытащила из кобуры, пристегнутой к бедру, свой МР412. Проверив барабан, она взвела курок.

– Леди, кто пропустил вас в здание с оружием?! – возмутился Дзэн Фэй.

– Ваша охрана стесняется обыскивать красивых девушек, – ответила Клара.

Дзэн Фэй обиженно скривил губы.

– Скоро ждать помощи? – процедил он.

– Скоро. Самолетам еще надо добраться сюда от границы. Слава богу, у русских имеются сверхзвуковые самолеты.

Дзэн Фэй удовлетворенно усмехнулся.

Тотчас в кабинет стали по одному вбегать солдаты, многие из них были ранены. Трое из них перевернули массивный стол, за которым сидел президент, и засели за ним перед дверью. По всему было ясно, что наемники прорвались на этаж. Господи, лишь бы русские успели…

– Это последний рубеж обороны, – сухо проговорил Дзэн Фэй.

Клара запихнула договор в сейф. Там он будет в относительной сохранности. Если им всем суждено погибнуть, этот документ должен непременно уцелеть.

Кин Ин Хор встал с кресла. Громкими словами он стал вдохновлять солдат, которые закрылись с ним в одном кабинете, чтобы они были готовы умереть с честью и отвагой, как это делали их предки, до последнего обороняя свою родину. Сдаваться не имеет смысла. Остается лишь одно: доблестно сражаться и, уничтожив как можно больше врагов, принять смерть, как пристало воинам.

Вдруг за окнами раздался свистящий звук. Клара подбежала, распахнула их настежь. Повсюду в небе проносились самолеты, выкидывая из своих чрев серые фигурки солдат, раскрывались белые купола парашютов. Их было так много, что, казалось, с неба спускается великое воинство. Клара потеряла дар речи от восхищения. Боевые вертолеты наемников куда-то исчезли, не препятствуя приземлению. Солдаты планировали на крыши, на тротуары, купола парашютов обмякали, сворачивались, и вот это воинство уже контролирует все пространство перед зданием Верховного народного собрания. Сверкая бронированными боками костюмов, вооруженные пулеметными системами «ЗУБР», они в упор расстреливали окна зданий с засевшими внутри наемниками и отстреливающимися демонстрантами. Наемники бросились врассыпную, но русские солдаты уже отрезали им путь к отступлению. На асфальт полетели автоматы, наемники сдавались.

Клара втянула носом воздух. Пахло дымом. Стремясь сдержать наступление русских, наемники, засевшие в здании Верховного народного собрания, подожгли второй и третий этажи. Черные столбы дыма потянулись из окон вверх, заслоняя небо. Едкий дым проник в кабинет, и Клара закрыла окно.

– Вот и все, господин президент, ваше государство спасено, – Клара широко улыбалась.

Кин Ин Хор победно кивнул.

– Господин президент выражает свое полное согласие, – констатировал Дзэн Фэй.

– ВСПЫШКА!!!

В один миг все были ослеплены и оглушены. Клара схватилась за голову. Когда к ней стало возвращаться зрение, она увидела, что в кабинет ворвались люди с красными повязками на рукавах, и началась стрельба и истребление. Все завертелось вокруг, крики, хрип, рев… Клара выстрелила в чье-то лицо, затем куда-то еще. Затем – глухой удар, и она провалилась в черную бездну.

Эпилог

Дата неизвестна,

место неизвестно, время неизвестно.

Темно. Светлее. Сознание словно всплывает из глубины. Клара открывает глаза и не видит ничего. Все вокруг белое. Вот проявляются очертания предметов, плитки подвесного потолка, капельницы, тумбочки рядом с кроватью. Клара осознает, где она находится. Медсестра наклоняется к ней, затем вскакивает и убегает. Через несколько минут в палату входит врач, он наклоняется, зачем-то светит фонариком в глаза, что-то говорит Кларе, но она не слышит его слов, точнее не понимает их, не выделяет из общего гула. Все шумит, все отдается в голове громогласным эхом. Нет, оставьте, оставьте меня…

Врач уходит, и Клара снова впадает в глубокий сон.

10 ноября, Сеул, Южная Корея, 12:01.

– Так, так, так, и кто это у нас тут?

Клара читала книгу, когда Феликс в белом больничном халате вошел к ней в палату.

– Феликс! Как приятно! – Клара засмеялась, глядя на огромный букет красных роз, который он ей протягивал.

– Еще бы! Я старался! – Феликс смеялся вместе с ней. – Вот это тоже тебе. Врач сказал, что ты идешь на поправку, поэтому тебе надо больше витаминов, – сказал он, и через миг в руках Клары оказалась объемистая авоська с фруктами самых различных видов: апельсины, яблоки, бананы, авокадо, киви. Клара с восхищением смотрела на этот королевский подарок.

– Феликс, у меня нет слов…

– У меня тоже. Я так рад тебя видеть. Я неделю штурмовал эту больницу, но меня пропустили только сейчас.

– Значит, штурм удался?

– Главное – это желание, а остальное приложится. Как себя чувствуешь?

– Превосходно себя чувствовала, а сейчас – еще лучше, – ответила Клара, улыбаясь. – Врачи ставили диагноз – ушиб головного мозга и огнестрельное ранение, а сейчас, как ты уже сказал, я иду на поправку.

– Директор специально отрядил тебя в эту больницу. Это одна из лучших в Сеуле.

– Прекрасно. Кстати, а как он поживает?

– Кто?

– Ха-ха-ха! Директор!

– Эээ… После того, что мы с тобой нагородили, у него много работы.

– Савецкого поймали? – нахмурилась Клара.

– Да, поймали, – расплылся в улыбке Феликс. – Он все время был в Пхеньяне, когда «Несогласные» пытались взять власть и низвергнуть старый режим. Пытался улизнуть в открытое море на катере, но его перехватили военные корабли. Говорят, на радаре была еще одна точка, наверняка – всплывшая подводная лодка. Так или иначе, у Савецкого было много покровителей, вот в ходе допроса и будут выяснять, так ли это.

– А его будут пытать? – лукаво спросила Клара.

– Не знаю, – пожал плечами Феликс. – Скорее всего, нет, мы же живем в цивилизованном обществе.

– Жаль, я б заставила его потрястись под разрядом вольт в сорок.

Феликс рассмеялся.

– А что случилось с тобой после того, как ты подстрелил Гобэна?

– Ничего страшного, – поморщился Феликс. – После того как я выбрался на площадь, меня едва не затоптали. Вокруг пожары, тротуар завален осколками битого стекла, изодранной материей флагов, тут и там кровавые лужи. На улице Сосонг на меня бросился кореец с автоматом, порезал штыком щеку. Я расстрелял его из пистолета. Затем я угнал машину и помчался по пылающим улицам. Чернь громила магазины, рестораны. Повсюду стреляли. Затем я нарвался на полицейский кордон. Понятное дело, они изрешетили машину в труху, я чудом отделался пробитым плечом. А затем с тыла напали наемники из «Черепа и костей». Все в черных костюмах, бронежилетах, касках. Вот тут и началось. По сравнению с этим бунт корейцев просто разминка. За две минуты кордон распался, и полицейские разбежались во все стороны. Я, естественно, тоже не стал ждать, когда меня подстрелят, и заперся с девятью полисменами на третьем этаже одного из офисных зданий. Там мы благополучно переждали народное буйство, я связался с Директором по спутниковому телефону, и с севера прибыла помощь. А когда все закончилось, я приехал к зданию Верховного народного собрания. Всех раненых, в том числе и тебя, уже увезли, но я все же пробрался в кабинет. Кстати, я нашел там одну вещь, которая, по моим сведениям, должна принадлежать тебе, – и Феликс достал из кармана серебристый револьвер.

– О Господи! Феликс! Как ты его нашел? – обрадовалась Клара. – Я уже смирилась с мыслью, что больше его никогда не увижу.

– Твой? Я нашел его в куче обломков около окна.

– А президент и его министр, как они? Пережили революцию? – обеспокоенно спросила Клара.

– Какой президент? Кин Ин Хор и Дзэн Фэй?

– Именно.

– Нет, к сожалению. Кроме тебя из того злополучного кабинета спаслись только два солдата. По последним сведениям, один из них до сих пор в реанимации.

45
{"b":"154363","o":1}