ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гвардейцы не заставили себя долго ждать. Едва закончились последние приготовления, как из темноты послышался гул приближающихся автомашин. Мины-растяжки беспомощны против тяжелого флагмана «Бешеных Псов», поэтому Зигфрид решил пойти на крайние меры. Вытащив из багажника броневика РПГ, он вставил гранату в гнездо.

«Боже, что я делаю?» – мелькнула в его голове мысль. Но она не смогла помешать ему нажать на кнопку спуска. В тот же миг граната, оставляя за собой дымный хвост, полетела вовсе не в решетку радиатора, куда целился Зигфрид…

«Ай-яй-яй! Не попал!» – Зигфрид зажмурился.

…и разорвалась под задним колесом флагмана. Послышался грохот, взрывной волной автомобиль развернуло, и, заскрежетав кузовом по мерзлой земле, он перевернулся.

Затем наступила тишина. Все ждали, напряженно прислушиваясь к каждому звуку. Зигфрид огляделся, пытаясь обнаружить хоть какие-то признаки жизни. В рыжем отсвете пожара были видны еще два вездехода, остановившиеся позади перевернувшегося флагмана.

Зигфрид ждал. Вдруг открылась передняя дверь, и оттуда выполз на четвереньках Вождь. Зигфрид рассмеялся. Он привык видеть Вождя сидящим на троне перед своим народом, словно божество, которому следует поклоняться. Представшая перед ним картина так разительно отличалась от его воспоминаний, что его невольно разобрал смех. Вождь поднялся на ноги и отряхнулся. На нем был черный бронированный костюм с кевларовыми доспехами, как у Ивара, блистающий в огненном отсвете. О да, даже сейчас Вождь выглядел достойным уважения воином. Зигфрид все еще питал к нему некоторую любовь, оставшуюся с детства, поэтому попытался сделать все, чтобы удержать его от роковой ошибки.

– Вождь, не надо! – крикнул он, когда тот направился к воротам. – Здесь опасно, вам лучше уйти!

Из автомобиля по одному стали выбираться оглушенные гвардейцы. Один из них подбежал к Вождю и передал ему винтовку. Не в силах более оставаться безучастным, Зигфрид вышел из укрытия.

– Господин! Не стоит этого делать! – замахал он руками, призывая его остановиться.

В этот миг Савецкий выстрелил в него. Зигфрид упал на землю, дергаясь.

– А-а-а! Больно! Как больно! – вопил он, зажимая рукой пробитое плечо. – За что-о-о?!

Савецкий снова прицелился, но огонь с вышек опередил его. Землю у его ног изрешетила ослепительная трасса. Громко прокричав что-то, Савецкий попятился, однако в следующий миг снарядом эрликона оторвало ногу до колена. Гвардейцы открыли ответный огонь, и тотчас все пространство между воротами превратилось в смертельную зону огня и металла. Гвардейцы пошли на штурм. Несмотря на усиленный огонь с вышек, некоторым все же удалось проникнуть за внешние ворота. Паля из автоматов, двое устремились во двор, однако им не удалось миновать растяжек. Грохнул взрыв, и ударной волной горячего воздуха и осколков их тела отбросило на несколько метров. Тотчас Богомолов, подобрав РПГ, отправил в лежащий на крыше флагман шипящую гранату, которая разорвалась, разбросав выбиравшихся наружу гвардейцев. Сидоренко с крыши барокамеры отправлял в темноту снаряд за снарядом, не жалея свинца. Нападение гвардейцев захлебнулось в крови.

Тем временем Феликс прикидывал, что ему делать. Они попали в непростое положение. Доктор, ради которого он пересек пустошь, как сквозь землю провалился. Огорченно махнув рукой, он направился к пленным.

– Где доктор Карлович? – Феликс схватил одного из них за ворот рубашки, но тот рассмеялся ему в лицо.

– Он сказал, что уберет эти голоса в моей голове… что там у меня будет играть колыбельная песенка, чтобы я… смог спокойно уснуть! – проскулил второй пленник.

– Идиот! – прорычал Феликс, отвесив ему оплеуху. – От вас никакого толку!

А Ивар удивленно рассматривал лабораторию, вглядываясь в каждую деталь. Посреди помещения стоял широкий железный стол, на краю которого ровным рядом лежали ножи самых разных размеров и форм. На каталке чуть поодаль, так же аккуратно, были разложены ампулы, шприцы, сосуды, наполненные цветными жидкостями. Те же приборы стояли и на полках. Левее стоял огромный шкаф, почти до потолка. Напротив выхода, в холодильнике, за оргстеклом находилось что-то интересное. Протерев запотевшее стекло, Ивар испуганно отпрянул – на него глянуло бледное лицо замороженного трупа.

– Ты точно у… уверен, что доктор еще не удрал из бункера? – спросил Ивар у Феликса, который начал что-то искать.

– Здесь чего-то не хватает, – задумчиво проговорил он, обшаривая полки, осматривая столы, выдвигая ящики. Внезапно его мозг озарила гениальная мысль, до того яркая и быстрая, что Феликс представил, как в его голове включилась лампочка.

– Эврика! – воскликнул он, подняв указательный палец. – Доктор захватил с собой регенератор! Помнишь, я говорил о нем? Он поворачивает вспять все физиологические процессы! Доктор сбежал!

– Прекрасно, – выругался Ивар, всплеснув руками.

– Прибор тяжелый, я сам перетаскивал его, поэтому для того, чтобы погрузить его в слиттер, ему потребуется время. Живее, мы еще можем его догнать!

Раскрыв дверцы шкафа, Феликс обнаружил огромную приборную доску, вмонтированную в стену. Пара нажатий на клавиши, и она заиграла всеми огнями. В центре включился монитор.

– Доктор не дурак, – заметил Феликс. – Из лаборатории ведет тайный ход, который находится за этой приборной доской. Этот ход, кстати, не указан в генеральном плане лаборатории, поэтому то, что я нашел его, когда работал у доктора, прикидываясь умалишенным, можно назвать чудом. Главное, надо знать, как его открыть. Но я подсмотрел…

Выдвинув из-под монитора миниклавиатуру, Феликс ввел пароль. Послышался шипящий звук, и приборная доска словно отделилась от стены. Схватившись за ее край, он отодвинул ее в сторону. Впереди, освещенный рядом мерцающих ламп, вдаль на сорок метров уходил прямой коридор.

– Дальше по этому коридору будет эвакуационный отсек, от которого вверх на поверхность тянется шахта, – объяснил Феликс. – Ее протяженность – три километра. Уверен, наши ребята уже там. Быстрее!

И он первым, громыхая тяжелыми ботинками, побежал по коридору, в конце которого оказалась бронированная железная дверь, какие обычно устанавливают в отсеках режимных объектов. Феликс попытался повернуть баранку замка, однако его усилия оказались тщетны. Дверь была заперта.

– Ивар! Помогай! Похоже, замок заело! – крикнул он. – Нужен рычаг!

Ивар в замешательстве огляделся. Где же его найти? Тут его взгляд упал на водосточную трубу, прикрепленную к стене сверху. Несколькими ударами он отломал крепления и оторвал секцию. На пол полилась, испуская белый пар, горячая вода. Феликс схватил трубу и, вставив ее в спицы, надавил на ее свободный конец весом своего тела. Внутри, под толстой обшивкой, что-то зазвенело, хрустнуло, и замок подался. Феликс удовлетворенно засмеялся. Теперь доктор точно попался. Скрипя, дверь под напором Ивара и Феликса открылась.

Посреди эвакуационного отсека стоял серебристый слиттер. Стекло обтекаемой кабины было поднято вверх. Слиттер был внешне похож на кабину истребителя, такой же округлый и острый, как стрела. С боков красовались небольшие крылья, чтобы слиттер по случайности не оторвало от земли во время движения. Рядом с ним в окружении трех медсестер в белых халатах копошился около багажного отделения доктор – молодой парень лет двадцати восьми. Он торопился. Увидев ввалившихся в отсек людей, он побледнел и, выругавшись на каком-то непонятном языке, метнулся к лежащей на столе винтовке, однако его остановил ствол серебристого револьвера, упершийся в его висок. Клара О’Тулл отвела назад курок.

– Всем стоять! Иначе я выбью ему мозги! – угрожающе крикнула она двум медсестрам, которые попытались помочь своему господину. Шепелявя что-то, те попятились.

– Берите его, ребята. Он ваш, – сказала Клара, кивнув Феликсу. Ивар улыбнулся и прицелился.

– Ивар, не надо, он нам нужен живым! – Феликс рукой опустил ствол его АК-47.

– Что за черт? – проворчал Ивар. – Мы же договорились, что завалим его прямо здесь!

67
{"b":"154363","o":1}