ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Командующий громким лаем призвал всех к молчанию.

— Слушайте, вы, псы! — крикнул он, когда шум в комнате начал затихать. — Вонючие дворняги! — Свободной рукой (той, в которой не было полной кружки вина) он схватил ближайшего солдата и зажал его голову в захват. — В жизни не видел таких отвратительных, вонючих вшивых ничтожеств! — Все замерли, не зная, чего ожидать. Тут командующий улыбнулся и рыкнул: — Ну и задали же мы им сегодня!

Комната взорвалась радостными криками, и командующий, прежде чем отпустить солдата, смачно поцеловал его в лоб. Потом, схватившись за чье-то плечо, чтобы удержать равновесие, он выпрямился и посерьезнел.

— Отголоски нашей победы прокатятся по лесу. Со временем все заговорят о нас. Нашим присутствием больше не смогут пренебрегать. И когда мы войдем в Южный лес, у тамошних изнеженных фиалок не будет другого выбора, кроме как сложить оружие, и в золоченых залах усадьбы Питтока будет греметь эхо нашего торжества.

Его прервала Александра, которая прошла между ликующими воинами и поднялась на изукрашенный трон.

— В том, что останется от усадьбы, — холодно сказала она.

Командующий, чувствуя, что перешел черту дозволенного, поклонился, держа кружку высоко над головой.

— Когда мы закончим с Южным лесом, там и двух стен не устоит. Нечему будет создавать эхо, — прошипела Александра.

— Так точно, мэм, — отозвался командующий. Атмосфера в зале заметно остыла.

— Но сегодня мы празднуем победу! — воскликнула губернаторша, поднявшись с трона. — Мы поднимаем тост за Кертиса, грозу пушек, победителя разбойников, древолома! — Она с улыбкой обернулась к Кертису, подняв деревянную чашу. Тот, покраснев, поднял свою кружку в ответ. Все торжественно присоединились — в воздух поднялось целое море грубых деревянных кружек. — Музыку! — крикнула она, бросив взгляд за дверь, и протяжный гул трубы повел духовой оркестр по волнам новой пьяной мелодии. Солдаты встретили песню одобрительными криками и вернулись к празднованию. Кертис, улыбаясь от уха до уха, принялся в такт музыке хлопать ладонью по колену, обтянутому темно-синими брюками.

— В школе мне ни за что не поверят! — крикнул он, перекрывая сумасшедшие звуки оркестра. — Ни за что и никогда.

— Так, может, тебе не стоит возвращаться в школу? — отозвалась Александра, оглядывая ликующих койотов.

— Бросить? Да родители меня… — начал Кертис и вдруг моментально побледнел. — А-а-а, — задумчиво протянул он. — Вы хотите сказать…

— Да, Кертис, — подтвердила Александра. — Оставайся с нами. Присоединяйся к нашей борьбе. Оставь свою скучную, серую человеческую жизнь. Вступай в дружину Дикого леса и насладись вкусом нашей неминуемой победы.

— Ну, — сказал Кертис, — не знаю. Во-первых, наверное, родители очень расстроятся. Они организовали мне поездку в лагерь на будущее лето, даже задаток уже, по-моему, внесли.

Александра закатила глаза и рассмеялась.

— О, ты просто сокровище, Кертис. Честное слово. Но на карту поставлены более важные вещи. Благополучие Дикого леса висит на волоске. Сегодня ты отличился в бою, ты доказал, что в этой маленькой груди бьется сердце истинного воина. — Она обвела жестом комнату, полную солдат. — Я безмерно уважаю койотов. Они очень рисковали, встав на мою сторону. Но человеческую компанию ничем не заменить. И я не собираюсь создавать кабинет министров из этого клыкастого народа — они слишком импульсивны. — Она сделала маленький глоток из чаши и впилась взглядом в Кертиса. Голос ее стал серьезнее. — Я хочу, чтобы ты был моей правой рукой. Хочу, чтобы ты был рядом, когда мы двинемся на юг. Чтобы сидел рядом с моим троном, когда его поставят среди тлеющих обломков усадьбы. Вместе мы сможем возродить эту страну, эту прекрасную, дикую страну. — Тут она осеклась, и задумчивый взгляд ее обратился к чему-то невидимому. — Мы могли бы править вместе — ты и я.

Кертис потерял дар речи. Наконец, поставив кружку, он кое-как собрался с духом.

— Ничего себе, Александра. В смысле, я не знаю, что сказать. Мне нужно будет подумать. Вот так бросить и родителей, и сестер, и школу — это не чепуха. То есть не подумайте, что я что-то… Тут здорово. Вы все так ко мне добры, и сегодня все было просто очень круто. Я ведь тоже даже не думал, что могу такое сделать. — Он неловко поерзал на мху. — Просто мне нужно время подумать, ладно?

— Думай сколько тебе угодно, Кертис, — сказала Александра; голос ее заметно смягчился. — Все время мира в нашем распоряжении.

Один из тех койотов, что были свидетелями неожиданного дебюта Кертиса в роли артиллериста, шатаясь, подошел к пьедесталу и указал лапой на мальчика.

— Кертиш-ш-ш! Шэр! — пробормотал он заплетающимся языком, неуверенно отдавая честь ему и Александре. — Я раш-ш-шказываю про то, как вы ш-ш-штреляли из пуш-ки! А эти дворняжки мне не верят! Идите, подтвердите мои ш-ш-шлова!

Александра улыбнулась и, кивнув Кертису, одними губами произнесла: “Иди”. Кертис со смехом взялся за протянутую лапу и слез с возвышения. Койот обнял мальчика за плечи, и они вместе направились к группе солдат, собравшихся у винной бочки. Александра, не отводя глаз, смотрела на то, как он уходит, и рассеянно водила пальцем по деревянному подлокотнику трона.

Глава двенадцатая

Филин в кандалах. Кертис на перепутье

Дикий лес - i_033.png

— Что, правда? — неверяще переспросила Прю. — Зубы? — Через подлокотник ее кресла перелетел воробей и поворошил кочергой мерцающие в очаге угли.

Филин Рекс кивнул.

— Гадость какая.

— Никогда не стоит недооценивать силу скорби, Прю, — сказал он.

— Значит, Алексей ожил? И что было дальше?

— Да, — ответил Рекс. — Его смерть держали в тайне от народа Южного леса, а потом объяснили, что все это время наследник просто оправлялся от травм после несчастного случая. Его возвращение в свет стало большим событием. Александра со своей стороны сделала все, что было в ее силах, чтобы скрыть тот факт, что он был машиной — даже изгнала мастеров, создавших его, Наружу. Сам мальчик не знал о себе правды. Думал, что все то время просто был без сознания. Необъяснимая кончина отца очень его опечалила, но постепенно горе утихло, и он с энтузиазмом и уверенностью взялся за государственные дела. Все было хорошо, пока однажды, работая в саду поместья (это была его страсть), он не открыл ненароком пластину в груди, под которой был спрятан его, так сказать, мотор. Пораженный находкой, он заставил мать рассказать ему правду и узнал о своей смерти. Мальчик был в ужасе. Он удалился в свои покои, снова поднял пластину, вынул из механизма критически важную деталь — маленькую медную шестеренку — и сломал ее. Машину заклинило, и жизнь снова покинула тело.

Обо всем стало известно. Губернаторшу приволокли в Верховный суд, и после затяжного процесса вина была доказана. Ее приговорили к изгнанию в Дикий лес за незаконное использование черной магии. Суд даже предположил, что она ответственна за смерть Григора. Все ожидали, что она не выживет в изгнании — ее разорвут койоты или убьют разбойники. — Филин посмотрел Прю в глаза и поднял пернатую бровь. — Судя по всему, не случилось ни того, ни другого.

Прю кивнула в знак согласия.

Снова переведя взгляд на огонь, филин продолжил:

— В суматохе, которая последовала за смещением губернаторши, армия провозгласила законным наследником поста Ларса Свика, тогда еще мелкую сошку в администрации. Многие были против. Однако, опасаясь гражданской войны, прогрессисты отступили, и пост отошел к Свику и его прихлебателям.

Снаружи потихоньку поднимался ветер, и по одному из окон хлестнула ветка. Филин Рекс вздрогнул от этого звука, но потом снова повернулся к Прю:

— С тех пор все эти пятнадцать лет политический климат Южного леса неуклонно менялся. Правительство не желает терпеть инакомыслия. Те, кто не боится публично высказаться по поводу несостоятельности Ларса как правителя, лишаются постов и свободы, а иногда и просто бесследно исчезают. Ясно, что у него нет никакого уважения к суверенитету лесных государств. Нетерпимость к другим видам тоже очевидна. Поэтому я вас и позвал. Я и сам вижу, что заболтался — это старческое, — но теперь послушайте внимательно, заклинаю вас.

28
{"b":"154370","o":1}