ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Быстрее! — торопила она собственные ноги. — Быстрее! — приказывала велосипеду, колесам, цепи.

Не отрывая взгляд от самой дальней точки Длинной дороги, Прю умело лавировала по змеящимся поворотам. Время поджимало.

Вдруг на дорогу впереди выскочила белка, и Прю, вскрикнув, вдавила тормоза. Белка остановилась прямо посреди дороги и теперь разглядывала непонятную железную штуковину, которая неслась ей навстречу. Тормоза завизжали, и заднее колесо начало заносить, отчего тележка стала болтаться, словно рыбий хвост. Белка, которая тут же догадалась, что ее вот-вот переедут, с писком отпрыгнула в сторону, и в этот же момент велосипед Прю занесло вбок, и девочка слетела с сиденья. Выставив вперед руки, она с болезненным стоном грохнулась на землю. Велосипед со скрежетом упал позади. Белка без оглядки унеслась в лес.

— Смотреть надо! — крикнула Прю ей вслед, поднялась и, отряхивая песок с ладоней, бросилась к велосипеду, осмотрев который, с облегчением обнаружила, что, если не считать пары царапин на раме, повреждений нет. Девочка подняла его, села и поехала дальше, изо всех сил стараясь набрать прежнюю скорость.

“Я не могу позволить себе еще раз так упасть, — думала она. — Если с велосипедом что-нибудь случится, всему конец”.

Сердце колотилось в груди, а легкие раздувались, словно меха, стараясь успевать за каждым ее тяжелым вдохом. Наконец, взгляд уловил на горизонте две высоких тени — дорога там выпрямлялась, а равнина превращалась в огромный, глубоченный овраг — это были колонны, что стояли у Овражного моста.

* * *

— Пошли, Кертис! — крикнул Септимус. — Они сейчас в лес свернут!

— Иду! — отозвался тот, но шагал все медленнее, словно против воли останавливаясь. Колечко с ключами в кармане — надо же, нашлись как по волшебству! — тихо позвякивало в такт шагам, и каждое их звяканье напоминало о доме и собственной уютной кровати. Мальчику казалось, что он слышит хрипловатый смех отца, веселящегося над какой-нибудь дурацкой шуткой из сериала по телеку, чувствует запах маминой стряпни — она никогда не казалась ему особенно вкусной, но теперь, в нынешних обстоятельствах, вспоминалась как какой-то божественный нектар. Даже полуфабрикатные макароны с сыром, которые мама частенько летом разогревала на скорую руку, казались изысканным лакомством. Ему слышался топот ног старшей сестры, которая танцевала в своей комнате этажом выше, врубив музыку и прыгая на манер очередной поп-звезды, от которой тащилась на этой неделе. Не хватало только его. “Я бы мог просто уйти, — подумал он. — Прямо сейчас. Я могу просто уйти”.

Кертис снова оглянулся назад, туда, где за поворотом уже начало скрываться место его первого знакомства с Длинной дорогой — когда он, связанный, валялся на спине одного из койотов, бегущих к норе, а лес проносился перед глазами смазанной полосой. Неужели это и вправду было всего несколько дней назад? Казалось, прошла целая вечность. И вот он оказался в самом центре безрассудного заговора против сумасшедшей, пытается спасти от нее ребенка — и, скорее всего, погибнет в этих попытках. А стоит оно того вообще? Как он до этого дошел? В какой момент спасение этого малыша — который был ему вовсе никем — стало ему важнее собственной жизни? Даже Прю сбежала. Ушла, вернулась домой, к веселью и безопасности. Теперь она наверняка наслаждается домашней едой, нагоняет пропущенное в школе, гуляет с друзьями, смотрит телевизор. Конечно, она вернулась к нормальной жизни. И, наверное, когда-нибудь семья Маккил сумеет забыть, и горе от потери сына утихнет. Так зачем ему жертвовать собой?

— Пс-с-ст! — прошипел Септимус где-то впереди. — Кертис, ты чего там?

Кертис осознал, что остановился посреди Длинной дороги, стискивая в кармане прохладный металл ключей от дома.

— Септимус, — начал он, — я не знаю, как тебе сказать, но… — Он помедлил. Септимус, приподняв бровь, ждал окончания фразы. — Я думаю, мне…

Вдруг позади, прервав его, послышался звук. Отчетливый металлический грохот прорезал безмятежную тишину леса. Он становился все громче и громче, и вместе с ним рос дребезжащий звон, который, казалось, тянулся следом. Кертис застыл и прислушался.

Это был велосипед.

Глава двадцать четвертая

Снова одна команда

Дикий лес - i_071.png

— ПРЮ!

Сначала Прю показалось, что это ухнула сова. Она так сосредоточилась на переднем колесе, выбирая дорогу на особенно неровном участке пути, что не обратила внимания на звук — решила, что это лишь еще одна нота в бесконечной симфонии шумящего леса. Но звук раздался снова, громче, ближе:

— ПРЮ-У-У-У-У-У!

Определенно кто-то звал ее. Подняв глаза, она заметила посреди дороги невысокий силуэт в грязной военной форме. У силуэта были Кертисовы кудри и очки, но здравый смысл не давал ей поверить своим глазам. Однако, подобравшись ближе, она убедилась в этом окончательно. Кертис не вернулся обратно в Сент-Джонс. Он не был дома, с родителями, в безопасности. Он не оставил Дикий лес. Кертис стоял прямо перед ней. И сейчас она неслась на него, собираясь переехать.

— КЕРТИС! — завопила девочка, нажимая пальцами на тормоз, и заднее колесо с заносом прочертило дугу по земле. Тележку сильно подбросило, и она грохнулась обратно с оглушительным шумом. Кертис отпрыгнул в сторону, с головой нырнув в кусты на обочине дороги. Проскользив по земле, Прю наконец остановилась, упершись пяткой в землю, спрыгнула с сиденья и бросилась туда, где приземлился мальчик.

— Кертис! — воскликнула она. — Я не верю. Не верю!

Кертис отодрал себя от зарослей малины, вцепившихся в его мундир всеми своими колючками. Прю протянула руку, мальчик ухватился за нее, и теперь они стояли на обочине дороги, в изумлении уставившись друг на друга.

Говорить начали одновременно.

— Я думала, ты…!

— Как ты…?

Не закончив, оба разом закричали от радости и сердечно обнялись.

Дикий лес - i_072.png

Наконец, разжав руки, Прю заговорила первой.

— Я думала, ты ушел домой! Та женщина, Александра, мне так сказала.

Кертис покачал головой.

— Нет, когда ты приходила в нору, я был там. В темнице!

Прю выругалась, гневно нахмурившись:

— Ужасная, злобная тетка. Просто не верится! Она про столькое мне наврала…

— И мне наврала про тебя! — перебил Кертис. — Мне сказали, что ты ушла домой.

— А я и ушла, — пояснила Прю. — А потом развернулась и пришла обратно. Ох, Кертис, пока мы не виделись, столько всего случилось… не знаю даже, с чего начать рассказывать.

Мальчик взволнованно хлопнул себя ладонью по груди.

— Я тоже! Ты не поверишь.

— Но у меня мало времени, — вспомнила Прю о своей миссии. — За мной идет армия Северного леса, меня послали вперед за помощью.

— Армия Северного леса? — спросил Кертис. — Это что такое?

— Ну, не совсем уж прямо армия, — исправилась Прю. — Точнее, пара сотен фермеров с вилами. Я поехала вперед просить диколесских разбойников о союзе — мне кажется, с их помощью у нас есть шанс.

Кертис улыбнулся.

— Что? — озадаченно спросила Прю. — Чего ты улыбаешься?

— Ты их нашла.

— Что?

— Разбойников. Ты их нашла. Так уж случилось, что ты смотришь на настоящего диколесского разбойника — с присягой, клятвой и все такое, — гордо заявил Кертис, уперев руки в бока.

— Ты? — переспросила она. — Ты теперь разбойник?

Прю хлопнула ладонью по лбу.

— Ага, — продолжил Кертис. — Все остальные прямо за мной… — повернулся он и осекся, обнаружив, что дорога пуста. — Только что тут были. — Он снова обернулся к Прю, виновато улыбаясь. — Погоди! — Мальчик поднял палец в воздух. — Я сейчас.

И он бросился бежать по Длинной дороге, так что задрожала золотая бахрома на эполетах. Добравшись до поворота, мальчик встал у кромки леса и что-то крикнул в гущу деревьев. Через мгновение оттуда появилась фигура. Они перебросились парой фраз, и фигура снова скрылась в лесу. Кертис повернулся к Прю и, закатив глаза, помахал рукой в воздухе. Тут темно-зеленый подлесок вдруг расступился, и из тени на дорогу высыпали десятки вооруженных мужчин и женщин в самых разнообразных потрепанных мундирах. Во главе толпы шагал человек, в котором девочка узнала Брендана — Кертис шел рядом с ним, и все они вместе направлялись к оцепеневшей Прю и ее велосипеду.

65
{"b":"154370","o":1}