ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Остановись. Сейчас же.

Это был голос Брендана; он донесся со ступеней. Король туго натянул тетиву своего тисового лука и поднял стрелу к самой щеке. Сощурив глаз, он тщательно прицелился. Его лицо было белым как мел, а рубашка насквозь пропиталась густо-красной кровью.

Александра повернулась к разбойнику и усмехнулась.

— Слишком поздно, о король, — сказала она и занесла кинжал для удара.

“Если б вы только помогли, — подумала Прю. — Пожалуйста. Это мой брат”.

Вдруг по площадке пронеслось что-то темное; тень пробежала по широкому зеленому ковру. Прю подняла глаза и обнаружила, что две длинные тонкие еловые ветви мощным движением потянулись к вытянутой руке вдовы. Отвлекшись на Брендана и его поднятый лук, она не заметила, как ветви опустились на ребенка. Они стремительно вырвали Мака из ее хватки и подняли вверх. Александра вскрикнула и, извернувшись, уцепилась за ножку малыша.

Брендан пустил стрелу.

Она вонзилась Александре между лопаток.

Плющ жадно закопошился у ее ног.

Одинокая капля крови упала с раны, нанесенной стрелой, и разбилась о лист плюща. Кинжал выпал из пальцев вдовы, и вслед за этой каплей она сама рухнула прямо в нетерпеливый плющ, сверкающий зелеными языками. Густой ковер волной ринулся вперед, в несколько коротких мгновений поглотив ее длинное тело.

Мак, висящий высоко над землей в колючей колыбели еловых лап, заливался плачем. Плющ вокруг Прю зашевелился, по-прежнему крепко держа ее своими тонкими отростками. Девочка закричала, испугавшись, что плющ собирается поглотить ее следом.

С дальнего конца площадки Ифигения крикнула Брендану:

— Король разбойников, ты накормил плющ! Он насытился самой губернаторшей! Теперь ты им повелеваешь. Прикажи ему уснуть!

На изможденном лице Брендана промелькнуло понимание. Прю видела, как в его глазах полыхнула мысль: он стал хозяином самой могущественной силы во всем лесу. Но стоило королю это осознать, как он разомкнул окровавленные губы и отдал короткий приказ:

— Спи.

Плющ сразу же прекратил свое пульсирующее шевеление и спокойно опустился на землю, подрагивая бессчетными листьями, словно засыпающий человек ресницами. В одно мгновение поляна полностью замерла. Побеги вокруг запястий и ног Прю выпустили ее из своей цепкой хватки, и она, разорвав их, быстро освободилась от оков. Разбойничий король, будто послушавшись собственного приказа, кулем рухнул на землю, со стуком обронив лук на каменные ступени.

Ифигения подняла руку над головой в просящем жесте, и высокая ель осторожно спустила Мака по ветвям, словно многорукий жонглер. Когда ноша достигла самого низа, ветка снова протянулась через площадку и мягко положила ребенка на колени сестре.

Прю обняла брата и крепко прижала его к груди.

— Мак! — воскликнула она. — Больше я тебя не отпущу!

Малыш, узнав родной голос, перестал рыдать и посмотрел на нее.

— Пю-у-у-у! — сказал он наконец.

Заливаясь слезами, Прю кинулась целовать пухлое личико. Мак радостно агукал в ее объятиях.

* * *

Тишина продолжалась недолго; с дальнего конца поляны раздался громкий стон.

— Брендан! — вскрикнула девочка, вспомнив о своем друге, и бегом бросилась к нему, распростертому на верхних ступенях каменной лестницы. Повязка из листьев отошла, и видно было, что от усилий и выстрела рана снова открылась. Веки Брендана были опущены, но Прю видела, как зрачки мечутся под ними, будто он отчаянно ищет что-то во тьме беспамятства.

— Помогите! — закричала она. — Кто-нибудь, помогите королю!

Могучий водоворот серых и коричневых птиц взвился над средним ярусом храма, который был усеян разбросанным оружием и телами павших воинов. Выжившие разбойники, фермеры и бесконечный поток птиц продолжали преследовать остатки армии койотов, которая отступала, разбитая наголову. Койоты опускались на четыре лапы, чтобы было быстрее удирать, срывая на ходу неудобную военную форму. Южный гребень до сих пор тлел от пушечного залпа, и над разрушенным городом висело огромное облако дыма. Прю услышала чьи-то шаги; это была старейшина мистиков.

— Дай мне взглянуть, — спокойно сказала она. Опустившись на колени возле Брендана, Ифигения осмотрела рану под повязкой. — Хм, — выдохнула она. — Рана глубокая, крови потеряно много… есть опасность заражения. — Женщина приподняла короля за плечо и посмотрела на спину. — Прошла насквозь… но удачно. Это хорошо. Сейчас. — Она протянула руку и, оторвав длинную полосу ткани от своего рукава, принялась перевязывать рану. Боль от прикосновений заставила Брендана очнуться — покрасневшие глаза распахнулись. Он схватился было за плечо, но Ифигения удержала его. — Спокойно, король, — сказала она. — Тебя немного потрепало. Ничего страшного, но с луком играть определенно не стоило.

На ступенях раздался топот шагов — к ним поднимался Кертис в сопровождении нескольких соратников.

— Прю! — воскликнул он. — Прю! Ты не поверишь, что там случилось! Все так… — Он замер и уставился на малыша в ее руках, а потом расплылся в широченной улыбке. — Мак! Ты его нашла.

— Ага, — сияя, подтвердила Прю. — Нашла.

Он двинулся, чтобы обнять ее, но снова отвлекся, увидев лежащего на земле короля разбойников.

— Брендан! — заволновался он. — Что с ним? Он поправится? Что случилось?

Ифигения, обматывая плечо короля куском коричневой ткани, кивнула.

— Поправится. Придется полежать — в ближайшие дни ему не удастся пообчистить путников, — но со временем все заживет. Главное поскорее доставить его к повозкам. Там есть люди, которые займутся его ранами.

Товарищи Кертиса, услышав это, ринулись вперед, подняли Брендана и понесли к поляне за храмом.

Старейшина мистиков вытерла руки о подол, а Кертис сел на верхнюю ступеньку рядом с Прю, которая никак не могла оторвать взгляд от ребенка у себя на руках. Она смотрела на него так пристально, будто решала какую-то сложную головоломку.

— Пю-у-у-у! — заявил Мак.

— Не верится, — тихо произнес Кертис. — Мы это сделали.

Он протянул руки, и Прю с улыбкой отдала ему малыша. Кертис покачал его на колене, и тот радостно взвизгнул.

Прю бросила взгляд на Ифигению.

— Это было прекрасно, — сказала она. — Просто нереально. Если бы вы не убедили ветки опуститься и забрать его… я даже не знаю, что было бы.

Ифигения задумчиво кивнула.

— И правда. — Она слегка поерзала и добавила: — Вот только я их об этом не просила.

Прю посмотрела на нее в недоумении.

— Если честно, это как-то не пришло мне в голову. Меня, как и вдову, отвлекло появление короля. Кажется, деревья сделали это по собственной воле, что очень странно, — продолжала старейшина. — Или… — мистик помедлила, — или они выполнили еще чью-то просьбу. — Она пристально вгляделась в Прю. — Но это очень, очень маловероятно.

Девочка смущенно опустила взгляд на свою обувь.

— Так что случилось с вдовой-то? — перебил Кертис, указывая на густой зеленый ковер. От тела Александры не осталось никаких следов, словно она растворилась в воздухе.

— Она стала частью плюща, милый, — ответила старейшина. — Участь, которой едва избежал этот малыш.

— То есть, в смысле, получается, она… — замялась Прю, — мертва?

Ифигения покачала головой.

— О, нет, — сказала она. — Не мертва. Она очень даже жива. Но, конечно, обезврежена. Она… — Старейшина мистиков помедлила, подыскивая верные слова. — Она просто изменила форму. Растение поглотило каждую частичку ее и вернулось к своему вечному сну. Оно тоже обезврежено. — Ифигения задумчиво поглядела вдаль. — Раз уж мы об этом заговорили… возможно, есть способ… смотрите-ка, кто к нам пожаловал.

У подножия лестницы собралось авианское войско. Самый крупный его представитель, беркут, выступил вперед и поднялся на несколько ступеней.

— Среди вас есть Прю Маккил? — спросил он.

Прю подняла глаза.

— Это я, — ответила она.

Орел низко поклонился.

— Меня зовут Деврим. Я исполняющий обязанности генерала авианской армии. Как я понимаю, два дня назад вы летели на таком же беркуте, как я.

76
{"b":"154370","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Злобный босс, пиджак и Танечка
Московская стена
Подари мне чешуйку
Мальчик в свете фар
О чем мы солгали
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Cozy. Искусство всегда и везде чувствовать себя уютно
Нежеланный гость