ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вероника, ты потрясающе выглядишь!

Она попыталась изобразить на лице улыбку:

— Спасибо. С днем рождения тебя еще раз!

Бьенге поправил манжету угольно-черного костюма и радостно заулыбался ей в ответ:

— Я открыл твой подарок! Надеюсь, скоро он мне пригодится!

Ника недоумевающе взглянула на него:

— В смысле?

Бьенге многозначительно подмигнул ей:

— Ну, я еще не отказался от идеи погулять на вашей свадьбе…

Вероника саркастически усмехнулась и кивнула в сторону Анжелики:

— Ты, наверно, хотел сказать «на их свадьбе»?

Чернокожий весельчак бросил мимолетный взгляд на светящуюся счастьем парочку:

— Ааа, ты об этом… Ну, Вики-Лары-Анжелики — естественный недостаток его работы…

Ника поставила пустой бокал на поднос, услужливо поданный ей официантом:

— Теперь я, кажется, поняла, в чем секрет моего профессионального успеха в проекте Сергея — моя имя тоже окажется на «-ка», он, судя по всему, коллекционирует девушек с такими именами…

Бьенге обнял ее своей большущей лапищей за плечи:

— Ника, не надо… Ревность — плохое первобытное чувство. Это просто его работа — появляться в обществе красивых девушек, а иначе все скажут «Да, а Серега-то наш сдал» ну или «А не переметнулся ли он в лагерь секс-большинства шоубиза?». Ну ты понимаешь, о чем я — те, кто в нормальном мире составляют меньшинство, тут являются большинством. — Нигериец громко загоготал.

Девушка с удивлением посмотрела на него:

— А кто тебе сказал, что я ревную?

Бьенге хмыкнул в ответ, но не проронил ни слова.

02:35

Он закрыл дверь и усмехнулся, обняв Нику за талию и прижав к себе:

— Ника, мне все это здорово надоело.

Она попыталась освободиться из его объятий:

— Что же именно тебе так надоело?

Сергей поднял ее на руки и распахнул ногой дверь в спальню:

— Когда ты ревнуешь, ты становишься ужасно ворчливой.

Он опустился на кресло, посадив ее на свои колени:

— Вероника Евгеньевна, вы сегодня ведете себя просто безобразно! — И ликующе заулыбался.

Она в возмущении вывернулась из его рук и переспросила:

— Что??? Кто мне это говорит? Человек, чуть не разложивший свою хмм… — она злорадно хмыкнула, — спутницу прямо на столе при всех?

Сергей резким движением встал и, буквально придавив Нику к стенке шкафа, медленно выговорил:

— Что ж, звание аморального отщепенца надо чем-то оправдывать…

Его губы властно впились в ее, а язык требовательно проник внутрь приоткрывшегося рта. Горячие волны захлестнули Веронику с головы до ног, она уже плохо понимала, где она и что с ней. Единственным маяком в бушующем вокруг океане остался он — этот мужчина с карими глазами и взъерошенными волосами.

Едва Веронике стоило несмело ответить на его поцелуй, как Сергей понял, что почва уходит из-под его ног, и он теряет над собой последние остатки контроля. Он сгреб девушку в охапку и уложил на кровать…

6 сентября 2010 года

07:00

Она проснулась в его объятиях и с ужасом вспомнила подробности прошлой ночи. Осторожно убрав руку Сергея, Ника встала и надела платье, которое он вчера снимал с такой поспешностью, будто в доме начинался пожар. Стараясь не разбудить его, она стянула с соседней свободной половины кровати, на которой, видимо, это и произошло, льняное покрывало с багровыми разводами и выскользнула из спальни.

Бросив покрывало в стиральную машинку, она на цыпочках прошла в кабинет Сергея. Дрожащая рука с трудом выводила «Прости меня, но ты не сдержал своего обещания, которое мне дал в мой первый день в этой квартире. Теперь я не могу сдержать своего. Те деньги, которые ты мне дал на прошлой неделе, я переведу на счет твоей фирмы».

Набросив удлиненный пиджак, она открыла входную дверь своим ключом. Постояла в проходе, окинула прощальным взглядом гостиную и вышла, оставив ключ на тумбочке рядом с венецианским зеркалом.

В ее сумочке лежали паспорт, телефон и кредитная карточка, на которой лежал весь гонорар за участие в проекте под названием «Лазарь», или «Как я опять влюбилась в того, в кого влюбляться было нельзя…».

Спустя два часа она перевела треть из этого гонорара на счет музыкальной студии Сергея Вересова. «В соответствии с ГК РФ исполнение контракта было прервано в связи с форс-мажорными обстоятельствами». «Так это обычно пишется в постановлении суда? В моем случае можно было бы сказать — я люблю его, поэтому дальнейшее сотрудничество невозможно…», — подумала Вероника Евгеньевна, смахнув последнюю слезинку со своих ресниц.

Еще через час она набрала номер Романа Лорина…

VIII глава

20 октября 2010 года

10:45

— Роман Борисович, все равно я найду ее. Просто если вы мне скажете правду, это будет гораздо быстрее.

— Сергей, я ничем не могу вам помочь. Я уже говорил вам, что она тем утром позвонила мне и сказала, что не сможет работать со мной. С тех пор я ее не видел.

— Слушайте, вы мне хотите сказать, что вот это, что вы там крутите сейчас по радио — «Не отпускай меня»? Это не ее работа?

— Почему? Ее. Но лично я с ней не встречался, ее координат у меня нет, кроме телефона. Никто ведь не отменял интернета, Сергей. Вы что, с ума там сошли? Я уже устал об этом говорить. До свидания!

Сергей в ярости отбросил телефон. Уже больше месяца он пытался найти Веронику, но поиски были безуспешны. Он злился на себя за все: за то, что не может разыскать ее; за то, что в ту ночь повел себя, как последний идиот; за то, что взял то, что должно было принадлежать, видимо, Марку; за то, что просто вот так, глупо и беспощадно для себя, любил ее. Ему даже удалось отыскать Марка, но, судя по всему, у него она точно не объявлялась. Насколько понял Сергей по растерянному и обеспокоенному лицу Марка, тот не врал.

Отчаянию Вересова не было предела, когда утром 6 сентября он обнаружил записку Ники, а потом нашел не до конца отстиравшееся покрывало…

«Господи, да за что мне все это?…», — Сергей обхватил лицо руками.

15 ноября 2010 года

19:25

Ника стояла у витрины магазина музыкальных инструментов и рассматривала очаровавший ее синтезатор.

С тех пор, как она сбежала — а другого слова тут не подберешь — именно сбежала от Сергея, ее жизнь снова приобрела то плавное течение, к которому она привыкла. Она устроилась работать помощником Pr-менеджера на полставки в продюсерскую компанию, куда ее порекомендовал Роман Борисович. Он немало удивился просьбе Ники не раскрывать ее местонахождения Вересову, но это было ему даже на руку — «ибо все, что не делается на свете, все — к лучшему». Он здраво рассудил, что личные проблемы Ники его не касаются, претензий у Сергея к ней нет ни в части финансов, ни в части профессиональной компетенции, зато Ника раньше освободилась для его нового рок-прожекта.

Ника отошла от витрины, и ее тут же обрызгала грязью паркующаяся рядом машина.

Она расстроенно выругалась:

— Черт!

Из почему-то знакомого ей «Лендровера» выбрался Бьенге и застыл в немом изумлении при виде Ники. Она кивнула ему и поторопилась уйти, но антрацитный товарищ Сергея уже догонял ее.

— Ника? Постой!

Веронике пришлось остановиться и нацепить вежливую улыбку:

— Здравствуй! Извини, Бьенге, но я опаздываю!

Он схватил ее за руку и возмущенно гаркнул:

— Ника, у тебя есть совесть???

Она внезапно для самой себя разозлилась и выдернула руку:

— А у него она есть?

Бьенге укоризненно продолжил:

— Ника, так нельзя. Ты хоть знаешь, что с ним было, когда ты ушла?

Девушка скорчила кислую мину:

16
{"b":"154381","o":1}