ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что? Анжелика? Вика? Нет, постой — вот ужас, неужели, он не нашел новую девушку с соответствующим его фантазиям именем?

Администратор Вересова беспомощно взмахнул рукой:

— Вероника, он тебя любит… Понимаешь? Зачем ты с ним так?

Веронику передернуло:

— Извини, Бьенге, но откуда тебе это знать и с каких пор случайный секс приравнивается к любви?

Бьенге вытащил из кармана телефон и протянул его Нике:

— Послушай, я знаю его тринадцать лет… Я не знаю ваших подробностей, секс там, не секс, я просто знаю, что он тебя любит… А ты даже не объяснила причины своего поступка. Он нанял самых лучших детективов для поисков, ездил в твой город, так и не выпустил альбом со всей этой ерундой… Если ты так уверена в своей правоте, возьми, позвони и скажи ему: так и так, у меня был с тобой только секс, на другое не рассчитывай. Ну? Бери!

Ника стояла в оцепенении и пыталась понять смысл того, что услышала. Наконец она вымолвила:

— Бьенге, послушай, я… Я подумаю над твоими словами. У меня есть его номер телефона. Если я… Смогу, я ему позвоню. Пока!

Вероника шла домой, с трудом переваривая услышанное. Ей было ужасно стыдно за свой побег с самого начала, но она не могла позвонить ему. Тысячу раз она пыталась набрать номер Сергея, но каждый раз ее рука бессильно опускалась. Она не знала, что может сказать ему. Сделать вид, что та ночь — мимолетный эпизод в ее жизни? Это неправда. Признаться, что он стал больше, чем начальником и другом? Что она могла сказать человеку, которого любит? Впервые отчетливо она поняла, что любит именно его, а вовсе не Марка тем сентябрьским утром, когда спускалась по лестнице дома на пересечении Остоженки и Сеченовского переулка. Любит, когда в его светло-карих глазах бегают веселые чертики и когда он сердится, неизменно поднимая вверх левую бровь. И когда с аппетитом уплетает приготовленный ею завтрак. И когда обнимает Вику-Лару-Анжелику. Эта мысль была ужасна в своей предельной обнаженности и правдивости…

Она не знала, что зайдя в магазин, Бьенге спросил у продавца:

— А эта девушка часто здесь бывает?

Тот понимающе хмыкнул.

— Относительно. Она вроде бы тут недалеко живет, в том доме, желтом с арками, там мой сменщик живет.

Вечером у Бьенге был ее адрес.

23:15

В темной квартире Сергея раздался требовательный звонок. Он открыл дверь, впустив недовольного Бьенге:

— Возьми. — Он положил на тумбочку листок с каким-то адресом.

В усталых глазах измученного бессонницей Сергея появилось недоумение.

— Что это?

Бьенге раздраженно ответил:

— Ее адрес. Я надеюсь, ты переведешь мне хотя бы часть того гонорара, который выкинул своим детективам.

Он направился к выходу и на пороге квартиры зло бросил Сергею:

— В следующий раз, когда влюбишься в кого-то, потрудись объяснить, что это была не случайный трах, а то мне не улыбается это делать за тебя.

Сергей замер в полнейшем изумлении:

— Ты о чем?

Бьенге обернулся и уже с лестничной клетки заорал:

— Ну ты бы сам объяснил Нике, что трахнул ее не потому, что некого было. Так понятнее?

00:20

Ника вдохнула побольше воздуха и нажала на «вызов». «Лучше раз извиниться, чем потом сто раз оправдываться, пускай и не за что извиняться», — подумала она.

Трубку никто не брал, зато ее входной звонок просто захлебнулся в настойчивом вопле.

— Да что ж это такое? — Ника яростно распахнула дверь и увидела его. У порога стоял сильно осунувшийся и похудевший Сергей.

— Здравствуй! Пустишь?

По ее телу пробежала нервная дрожь.

— Да, конечно, заходи.

Сергей зашел и прислонился к стене.

— Ника, мне ужасно стыдно за свое поведение, я буду упрекать себя за это всю жизнь… Прости меня, если сможешь.

Ника, сама приготовившаяся приносить речь с извинениями, непонимающе помотала головой:

— Ты о чем?

Сергей опустил глаза:

— Я ведь знаю и знал, что ты любишь его и хочешь быть вместе с ним… Я не имел права этого делать…

Вероника нервно заморгала:

— Люблю кого? Марка? Ну, тут ты ошибаешься…

Сергей быстро поднял на нее свой взгляд:

— То есть? Ты же сама говорила…

Вероника вздохнула и прислонилась рядом с ним к стене:

— Если ты не в курсе, согласно законам физики и вообще всем законам мирового устройства, жизнь склонна меняться. Как-то так получилось, что я его больше не люблю. Сама не знаю, почему. Я не думаю, что и он любит меня. Он любит образ, придуманный им шесть лет назад. Хочет оправдаться за упущенную тогда возможность. Но где гарантия, что, если бы мы тогда остались вместе, то и сейчас были бы вместе? Как говорит мой начальник, «все, что ни случается — все к лучшему»… А по поводу того, что произошло… Слушай, Сережа, если бы я этого не хотела, этого бы и не было. За что ты извиняешься? Ты меня извини за то, что сорвала окончание твоего проекта, я знаю, ты так и не запустил ребят…

Она что-то еще долго говорила о его группе и том, что она могла бы уделить какое-то время его проекту, естественно, бесплатно и т. д., но он уже не слышал ее начиная со слов «этого бы не было»… Мужчина просто поднял ее на руки и спросил:

— Поехали? Или тебе нужно теплее одеться?

Уже в машине по дороге в дом на углу Остоженки и Сеченовского переулка он засмеялся и проговорил:

— Вероника, честное слово, я в тебя не верю, я не думал, что такие остались… Что они вообще есть и что мне повезет… Я только хочу, чтобы та, в которую я не верил, была рядом со мной всегда… Я — сумасшедший, да?! — Он расхохотался.

Через месяц имя Бьенге таки было вписано в свадебные пригласительные.

Мы не знаем, что такое любовь. Мы не знаем, какая она ощупь, на цвет и вкус. Мы не знаем, когда она приходит и не замечаем, как уходит. Мы просто знаем, что она есть. И остается просто молиться, чтобы мы не пропустили ее, когда она посетит нашу измученную душу.

Нашим героям повезло, и они не пропустили ее. Как хочется, чтобы и нам повезло, правда?

17
{"b":"154381","o":1}