ЛитМир - Электронная Библиотека

Он стремительно развернул кресло в сторону Ники, и, встав, оказался рядом с ней. Мужчина почувствовал тепло заспанной Ники совсем близко, и его захлестнуло какое-то странное чувство — то ли желание укрыть ее от всех свалившихся бед, то ли желание взять на руки, прижать к себе и унести в кровать…

Ника не заметила двусмысленного взгляда и, зевнув, проговорила:

— Значит, с нее и начну.

Сергей так же стремительно отошел от Ники и, бросив на прощание дежурное «Пока!», направился к выходу. Сев в машину, он перевел дух и подумал, что пора заканчивать с двухнедельным воздержанием. Выезжая за оранжевый шлагбаум, установленный на въезде придомовой территории элитного жилого комплекса, Сергей набрал номер одной из своих многочисленных пассий:

— Лика, милая, какие планы на вечер? Да? Отлично. Сегодня после двенадцати буду.

12:20

Спальня была оформлена в мрачноватых антрацитовых тонах, кое-где перемежавшихся яблочно-зелеными и бежево-пастельными вкраплениями. Над изголовьем высокой дубовой кровати висели незамысловатые прозрачные светильники конусообразной формы. Сквозь стекло лился желтый мерный свет, и Ника вспомнила, что не смогла вчера ночью найти выключатель.

Пошарив рукой за спинкой массивного ложа, она нашла небольшой квадрат и нажала на него.

Затем подошла к окну и раздернула плотные хлопковые занавеси. В комнату ворвался яркий солнечный свет, заставивший Нику зажмурить глаза. Из седьмого этажа открывался захватывающий вид на залитый солнцем город и на причудливые изгибы Москвы-реки. Ника затаила дыхание, ей почудилось, будто все произошедшее с ней — это какой-то странный сон и она вот-вот проснется. Она не знала, как долго стояла, совершенно завороженная представшей перед ней картиной, но Москва и не думала исчезать, и впервые Ника отчетливо поняла, что дороги назад — нет.

Тот, кто когда-нибудь оказывался один в чужом городе, знает то сумасшедшее чувство восторга и вместе с тем опустошающее душу чувство ужаса, ужаса, сосущего глупые соки восторженности из твоего сердца.

Словно очнувшись, она помотала головой и засмеялась:

— Алиса и Зазеркалье!

Обернувшись, девушка наконец заметила рядом с черным шкафом дверь, ведущую в ванную. Внутри небольшой комнаты Ника увидела добротную белоснежную ванну в обрамлении множества фаянсовых полочек и представила в ней моющегося Сергея. Мужчина обладал внушительными размерами и достаточно плотным телосложением, и Ника изумленно проговорила:

— Как он здесь помещается?…

Однако небрежно брошенный на полке бритвенный станок вкупе с зубной пастой и прочим указывали на то, что хозяин регулярно пользовался своей ванной по прямому предназначению, а не исключительно в декоративных целях.

Девушка открыла ящик состаренного комода, матовая антрацитная поверхность которого была разъедена искусственными трещинами, и положила туда свои туалетные принадлежности. Она встала в ванну, повернула медный вентиль и встала под ласковые струи душа. Когда голову Ники покрыла шапка ароматной пены шампуня, через открытую дверь ванной до нее донесся настойчивый и требовательный звук звонка.

«Забыл что-то?», — Ника поспешно обмоталась махровым полотенцем и сунула ноги в салатные сланцы.

Человек снаружи явно торопился войти и не отнимал руки от голосящего на восточный лад звонка. Ника усилила шаг, не глядя в глазок, распахнула дверь, и в комнату залетел совершенно незнакомый мужчина. Афроамериканец, как сказали бы особо политкорректные граждане. Ника остолбенела и в совершенном изумлении смотрела на него, а он — на нее.

Наконец мужчина лет 30 с сильно выступающими скулами и широкими, смешно раздувающимися сейчас ноздрями выдавил из себя:

— Так, квартира № 76?

Он выглянул обратно на лестничную клетку, еще раз посмотрел на номер входной двери и поинтересовался:

— А Сергей Вересов все еще здесь живет?

— Да, вы к нему? Он отъехал буквально минут пятнадцать назад. — Не смытая до конца пена таяла и заползала Нике в глаза. Она чихнула и спросила:

— Мне позвонить ему?

Мужчина без стеснения обошел вокруг Ники и удивленно спросил:

— Вы — женщина?

И тут же утвердительно произнес:

— Вы — женщина.

По прихожей разнесся громоподобный хохот:

— Здесь женщина!

В уголках антрацитовых глаз незнакомца — «Под стать обстановке Сергея», — подумала Ника, — выступили слезы. Успокоившись, он поднес руку к сердцу и извиняющимся тоном выговорил:

— Вы меня простите. Никогда не думал, что увижу тут женщину. Меня зовут Бьенге. Не забудьте вписать мое имя в свадебные пригласительные.

— Что? — поперхнулась Ника.

— Если Сергей привел сюда женщину, — многозначительно улыбнулся он, — где-то рядом взорвалась атомная бомба или он собрался на этой женщине жениться.

Щеки Ники медленно стали покрываться багровыми пятнами возмущения. «Боже, как я на это согласилась?», — подумала она.

— Это недоразумение. Я просто работаю в проекте Сергея. Мне позвонить ему? — повторила Вероника.

— Извините еще раз. У меня есть его номер, я позвоню отсюда? — Бьенге вопросительно посмотрел на девушку. Та равнодушно пожала плечами.

— Сергей, привет! Я тут зашел к тебе в квартиру… Что значит, почему без предупреждения? Раньше оно вроде мне не требовалось. Сергей, да не заводись, я не в обиде, свадьба — дело серьезное. — Негр загоготал в трубку. — Сергей, успокойся, меня не интересуют твои личные дела. Ты где? А, сейчас подъеду… — Бьенге отбил звонок и ошарашенно посмотрел на телефон. — Что за гадюка укусила его? Вас зовут Ника?

— Да. — Ника тяжко вздохнула и смахнула со лба наползающую пену.

— Я — Бьенге. Поверьте, мне действительно очень приятно с вами познакомиться. Ника, вы поймите меня, я просто никогда в этой квартире женщин… хм… не видел… Не сердитесь на меня. До свидания. Еще увидимся, надеюсь.

— До свидания, — ответила вслух девушка, закрыла за мужчиной дверь и по себя подумала: «Надеюсь, мы больше никогда не увидимся. Позор какой!..».

В спальне разрывался телефон, оставленный Никой на неаполитанской табуретке. На голубом экране высвечивалось «Сережа». Ника поднесла мобильник к уху:

— Да, слушаю.

Из динамика раздался взволнованный голос Сергея:

— Вероника, у вас все в порядке?

— Да, в полном.

— Ника, извините, я забыл его предупредить.

— Да ничего.

— Вы точно не сердитесь? Мне что-то не нравится ваш голос. Ребят! Ребята, аккуратнее нельзя? Ника, подождите секундочку, я сейчас.

Она услышала, как на том конце трубки Сергей раздраженно переругивается с кем-то. Через полминуты запыхавшийся баритон виновато выговорил:

— Вероника, этот остолоп ничем вас не обидел?

Она снова не удержалась от вздоха:

— Нет, все в норме. Сергей, у вас есть чем заняться. Не переживайте, я — взрослая девочка. Все будет хорошо. Вы поздно будете?

Внезапно повисла напряженная тишина.

И вдруг Сергей неожиданно для самого себя пообещал:

— Сразу после заказника. В час точно буду дома.

— Хорошо, я буду ждать. Пока. — И она нажала на «закончить вызов».

— Ника, слышите, не стоит, будет уже слишком поздно. Ника?.. — Услышав вместо голоса Ники глухие гудки, он выругался.

Он еще не знал, что скажет в свое оправдание Анжелике. Но хуже всего было то, что он не знал, почему не смог сказать Нике, что не будет ночевать дома…

13:30

Избавившись от клочков пены и значительно повеселев, Ника села в кресло Сергея. Она одела наушники и включила демо-версию песни с прописанным вокалом солиста «Лазаря». Ника с удовлетворением отметила, что музыка ей определенно нравится.

Уже через полчаса, не снимая наушников, она делала черновые наброски текста. Еще через час и двадцать минут она удовлетворенно откинулась на спинке кожаного кресла и окинула взглядом результат своего почти двухчасового труда.

6
{"b":"154381","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я был секретарем Сталина
Сделка
Тоня Глиммердал
Красавиц мертвых локоны златые
О вкусах не спорят, о вкусах кричат
Далёкие милые были
Марафон: 21 день без сахара
Жизнь без поводка
Точка Zero