ЛитМир - Электронная Библиотека

Нынче с одною являйся окраской, а завтра с другою.

Высшая мудрость гласит: приспособляйся, о Кирн!

Не возмущайся чрезмерно жестокою смутой сограждан,

220Милый мой Кирн, и иди средней дорогой, как я.

Тот, кто уверен, что ближний понять ничего не способен,

Что лишь один изо всех он на все руки горазд, —

Непроходимый глупец, повредившийся в добром рассудке,

Право же, все мы равно многое можем свершить.

225Только один не желает последовать зову корысти,

А у другого душа к козням коварным лежит.

233Для легкомысленной черни твердынею служит и башней

Муж благородный, и все ж чести так мало ему!

Дал я крылья тебе, и на них высоко и свободно

Ты полетишь над землей и над простором морей,

Будешь присутствовать ты на пирах и на празднествах пышных,

240Славное имя твое будет у всех на устах.

Милые юноши в пышных нарядах красиво и звонко

Будут под звуки тебя маленьких флейт воспевать,

Ясно звучащих. Когда же сойдешь ты в жилище Аида,

В мрачные недра земли, полные стонов и слез, —

245Слава твоя не исчезнет, о Кирн, и по смерти, но вечно

В памяти будет людской имя храниться твое.

Ты по Элладе по всей пронесешься, бесплодное море,

Полное рыб, перейдешь, все острова посетишь.

И не на спинах коней ты поедешь, — фиалковенчанных

250Муз сладкогласных дары всюду тебя понесут.

Всем, кому дороги песни, кому они дороги будут,

Будешь знаком ты, пока солнце стоит и земля.

А между тем от тебя и следа я не вижу почета.

Будто мальчишку, меня словом ты вводишь в обман.

255Лучше всего — справедливость: желанней всего быть здоровым.

Вещь же приятнее всех, — чтобы желанье сбылось.

Я — скаковая, прекрасная лошадь, но плох безнадежно

Правящий мною ездок. Это всего мне больней.

О, как мне часто хотелось бежать, оборвавши поводья,

260Сбросив внезапно с себя наземь того седока!

Вот что, поверь мне, ужасней всего для людей, — тяжелее

Всяких болезней для них, даже и смерти самой:

275После того как детей воспитал ты, все нужное дал им

И накопил, сколько мог, много понесши трудов, —

Дети отца ненавидят и смерти отцовской желают,

Смотрят с враждой на него, словно к ним нищий вошел.

Ныне несчастия добрых становятся благом для низких

290Граждан; законы теперь странные всюду царят:

Совести в душах людей не ищи; лишь бесстыдство и наглость,

Правду победно поправ, всею владеют землей.

Даже и льву не всегда пообедать приходится мясом.

Как ни могуч он, нужду все-таки знает и лев.

313Если безумствуют люди, я тоже безумствую с ними,

Меж справедливых людей всех справедливее я.

351Бедность проклятая! Что ты так цепко ко мне привязалась?

Что же к другим не идешь? Что так взлюбила меня?

Ну же, иди, посети и жилище другого, и вечно

С нами делить перестань эту бессчастную жизнь!

361Кирн! При великом несчастье слабеет душа человека.

Если ж отмстить удалось, снова он крепнет душой.

367Мыслей сограждан моих уловить я никак не умею:

Зло ли творю иль добро — все неугоден я им.

И благородный и низкий бранят меня с равным усердьем,

Но из глупцов этих мне не подражает никто.

Милый Зевс! Удивляюсь тебе я; всему ты владыка,

Все почитают тебя, сила твоя велика,

375Перед тобою открыты и души и помыслы смертных,

Высшею властью над всем ты обладаешь, о царь!

Как же, Кронид, допускает душа твоя, чтоб нечестивцы

Участь имели одну с теми, кто правду блюдет,

Чтобы равны тебе были разумный душой и надменный,

380В несправедливых делах жизнь проводящий свою?

В жизни бессмертными нам ничего не указано точно,

И неизвестен нам путь, как божеству угодить.

407Лучший мой друг! Погрешил ты. А я — я ни в чем не виновен.

Сам к нехорошему ты этому мненью пришел.

413Сколько б ни пил я, но так не упьюсь я, до этого пьяный,

Я не дойду, чтоб сказать страшное что про тебя!

425Лучшая доля для смертных — на свет никогда не родиться

И никогда не видать яркого солнца лучей.

Если ж родился, войти поскорее в ворота Аида

И глубоко под землей в темной могиле лежать.

Смертного легче родить и вскормить, чем вложить ему в душу

430Дух благородный. Никто изобрести не сумел,

Как благородными делать дурных и разумными глупых.

Если бы нашим врачам способы бог указал,

Как исцелять у людей их пороки и вредные мысли,

Много бы выпало им очень великих наград.

435Если б умели мы разум создать и вложить в человека,

То у хороших отцов злых не бывало б детей:

Речи разумные их убеждали б. Однако на деле,

Как ни учи, из дурных добрых людей не создашь.

Если омыть пожелаешь меня, то увидишь, какою

Чистой, прозрачной вода будет бежать с головы.

В деле найдешь ты любом, что с червонным я золотом сходен,

450Красный имеющим цвет, если потрешь о брусок.

Ржавчины черной иль грязи на теле его не увидишь,

Чистым и ясным оно цветом нетленным цветет.

457Нет, не подходит жена молодая для старого мужа!

Мало послушной рулю эта бывает ладья.

Также и якорь не держит ее: оборвавши канаты,

Рада зайти ночевать в гавань чужую она.

Не заставляй никого против воли у нас оставаться,

Не заставляй уходить, кто не желает того,

И не буди, Симонид мой, заснувших из нас, кто упился

470Крепким вином и теперь сладким покоится сном.

Тех же, кто бодрствует, спать не укладывай против желанья.

Нет никого, кто б любил, чтоб принуждали его.

Если же хочет кто пить — наливай ему полную чашу.

Радость такую иметь можно не каждую ночь.

475Что ж до меня, то вина медосладкого пил я довольно

И отправляюсь домой вспомнить о сладостном сне.

Пить прекращаю, когда от вина наибольшая радость.

Трезвым я быть не люблю, но и сверх меры не пью.

Тот же, кто всякую меру в питье переходит, не властен

480Ни над своим языком, ни над рассудком своим,

Речи срамные ведет, за которые трезвый краснеет,

Дел не стыдится своих, совесть вином замутив.

Прежде разумный, теперь он становится глупым. Об этом

Помни всегда и вина больше, чем нужно, не пей.

485Из-за стола поднимайся, пока допьяна не напился,

Чтоб не блевать за столом, словно поденщик иль раб.

Или сиди и не пей. А ты, передышки не зная,

Только твердишь: «Наливай!» Вот отчего ты и пьян.

То за любовь, то для спора, то в честь небожителей выпьешь,

490То потому, что с вином чаша стоит под рукой.

Нет же сказать не умеешь. Совсем для тебя недостижен

Тот, кто и много хоть пьет, но не теряет ума.

Добрые речи ведите, за чашей веселою сидя,

И избегайте душой всяческих ссор и обид.

495Пусть и застольные песни звучат, — в одиночку и хором.

Так вот бывают для всех очень приятны пиры.

Легок становится мыслью любой человек, если выпьет

57
{"b":"154390","o":1}