ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сообщив эту новость, подполковник Басов только озадаченно развел руками:

Вот это фрукт! И чует мое сердце, Сергей Антонович, на большую панаму выйдете.

Хаблак не мог не согласиться с Басовым: преступники действовали с размахом, один взрыв в аэропорту чего стоит!..

А пятьдесят семь тысяч и золото в подоконнике обычного заводского снабженца!

Откуда?

Марьяна Никитична Ковалева жила в коммунальной квартире на старой одесской улице — четырехэтажный дом с большим квадратным двором, квартиры большие, шумные, населенные коренными одесситами, которым, как принято считать, пальца в рот не клади.

В квартире жили еще две семьи — один раз надо было звонить Кременецким, два раза — Дорфманам и три — Ковалевой.

Майор позвонил три раза, надеясь, что откроет сама Марьяна Никитична, но послышались легкие шаги, дверь немного приоткрылась, и в щели показалась девочка.

Вам кого? — спросила, блеснув глазами.

Ковалеву.

Сейчас. — Девочка не сбросила цепочку, исчезла и появилась минуты через две. Поинтересовалась: — А вы кто? Бабушка спрашивает…

— Скажи, из милиции.

Девочка округлила глаза и снова понеслась по коридору. В этот раз пауза затянулась минуты на четыре. Хаблак раздраженно переступал с ноги на ногу, наконец услышал шаркающие шаги, теперь в щель смотрела сама Марьяна Никитична, увидела Хаблака, узнала, но не открыла сразу.

Вы ко мне? —

процедила она.

«Нет, к папе р

и

мск

ому…»

чуть не про

кричал Х

а

блак, но ответил на удивление вежливо:

У меня к вам разговор, и если не возражаете…

Возражай не возражай… — пробурчала сердито, — все равно, попробуй отделаться…

Сбросила цепочку и засеменила по загроможденному какими-то старыми шкафами и сундуками коридору

.

Хаблак решил, что и комната у Марьяны Никитичны такая же захламленная — старый клеенчатый диван, дубовый буфет, этажерка, комоды и венские стулья, но, оказалось, ошибся: в большой тридцатиметровой комнате стояла современная импортная «стенка», а между модным, обтянутым золотистой тканью диваном и такими же креслами приютился полированный журнальный столик

.

Правда, вместо журналов и газет тут совсем по-королевски лежала белая косматая собачка, увидев Хаблака, зашевелилась, показала зубы и недовольно зарычала.

Не бойтесь, — успокоила Марьяна Никитична, будто и в самом деле болонка могла кого-то испугать

.

Взяла собачку вместе с подушкой и прижала к груди, совсем как малое, беззащитное дитя.

Помня сердитую реплику Ковалевой в коридоре, Хаблак приготовился к беседе неприятной, когда надо преодолевать недоброжелательность и даже враждебность, однако Марьяна Никитична то ли овладела собой, то ли изменила тактику — предложила майору мягкое удобное кресло и поинтересовалась, не хочет ли чаю.

Хаблак не хотел: пообедал с Волошиным в столовой и выпил вместо компота бутылку пепси-колы, — но не отказался, зная, что разговор за чашкой чаю становится менее официальным, приобретает какую-то интимную окраску, а ему хотелось побеседовать с Марьяной Никитичной именно так, когда в человеке исчезает напряженность и предвзятое отношение к собеседнику, олицетворяющему власть.

Марьяна Никитична пошла в кухню — с чайником в одной руке и прижав к себе собачку другой. Хаблак поудобнее устроился в кресле, цепко оглядывая комнату — рассчитывал минимум на десятиминутное ожидание, но Ковалева появилась минуты через две с подносом, на нем стояли чашки с сахарницей, из-под мышки у хозяйки квартиры выглядывала неизменная собачка, никак не хотевшая примириться с вторжением

Хаблака и все еще рычавшая на него.

— Как раз у Дорфманов закипел чайник, — объяснила Марьяна Никитична свою оперативность,

Она достала из серванта вазочку с вареньем и миниатюрные блюдца, все это разместила на журнальном столике, где раньше лежала болонка. Теперь собачка устроилась у нее на коленях, периодически показывая Хаблаку зубы; почему-то майору расхотелось пить чай, но все же он зажал чашку в ладонях, пригубил, поставил назад на столик и сказал:

Надеюсь, Марьяна Никитична, что наш разговор не покажется вам очень обременительным, вижу, вы женщина мужественная и найдете силы, чтоб ответить на несколько вопросов.

Марьяна Никитична положила себе полное блюдечко варенья, остро взглянула на Хаблака и ответила твердо;

Да, я найду силы, хоть и трудно. Бедный Миша, он так любил меня! Кстати, есть доказательства этого, — вставила вдруг совсем иным тоном, по-деловому, — он любил меня, потому что потерял веру в женщин. Боже мой, как он страдал! — внезапно воскликнула, закатив глаза.

«Подпольный страдалец и прохвост, — не без раздражения подумал Хаблак. — Страдал и воровал у государства…»

Да, майор был уверен, что Манжула обкрадывал именно государство. Попробуй наворовать в квартирах или награбить у прохожих на пятьдесят семь тысяч рублей, не считая золота, хрусталя, ковров…

А сколько еще растранжирил, пропил, прогулял!..

Хаблак почувствовал, как злость подступила к сердцу, и, чтоб скрыть свои чувства, взял чашку и стал помешивать чай серебряной ложечкой. Сказал, подыгрывая Ковалевой:

Я почему-то уверен, что вы единственный человек, которому доверял Михаил Никитич. Потому и пришел именно к вам.

Кому же доверять, как не сестре! — заявила безапелляционно и вдруг спросила как будто между прочим, но смотрела на него во все глаза: — Когда я смогу получить деньги?

Вы имеете в виду?.. — поразился такому нахальству Хаблак.

Однако Марьяна Никитична не шутила.

Да, — продолжала она, — я имею в виду деньги, которые вчера почему-то забрала милиция. Незаконно забрала. Эти деньги принадлежат мне, поскольку я—

единственная наследница и имею право…

Вот об этих деньгах я и хотел поговорить с вами, — перебил ее Хаблак.

А для чего разговаривать? Их надо возвратить, я буду жаловаться — до чего дошли, вламываются в частную квартиру, забирают трудовые сбережения!..

Хаблак предостерегающе поднял руку.

Минуточку! — попробовал остановить Ковалеву, но та не заметила жеста и, вероятно, не слышала слов.

Трудовые сбережения!.. — повторила громко. — Надеюсь, вы знаете, что по закону они принадлежат мне.

Знаю, — наконец подал голос Хаблак, — если вы единственная наследница…

Единственная.

Законом предусмотрено, что можете получить наследство через полгода. Этот срок установлен…

Знаю. Чтобы выявить всех наследников. Но больше никого не будет, я и только я должна получить все.

Если положено, получите.

Но зачем же тогда милиция забрала деньги и ценности?

Мы расследуем дело об убийстве вашего брата и собираем вещественные доказательства.

Разве деньги тоже вещественные доказательства?

Конечно. И никуда они не денутся, вы получите их, если не выяснится, что они нажиты нечестным трудом.

Почему это нечестным! — рассердилась Марьяна Никитична так, что бросила на диван подушку с болонкой. Но собачка отчего-то зарычала не на нее, а на Хаблака, даже залаяла.

Извини, Манюня, мама обидела тебя… — просюсюкала Марьяна Никитична, но сразу забыла о болонке и бросила Хаблаку: — Вы смеете сомневаться в порядочности

моего брата?!

Пока что нет, — покривил душой майор. — И хочу, чтоб вы объяснили, откуда у Михаила Никитича такие деньги. Ведь его зарплата…

Миша получал триста рублей в месяц, — несколько преувеличила доходы брата Марьяна Никитична, — и жил экономно…

33
{"b":"154394","o":1}