ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Другая правда. Том 1
Тайна по имени Лагерфельд
Розы на стене
Билет на удачу
В ожидании новогоднего чуда. Готовим, печем, мастерим
Невероятные женщины, которые изменили искусство и историю
Орден бесогонов
Ключ от тёмной комнаты
Академия Стихий. Душа Огня
A
A

— Пойди и предложи ему, — пожал плечами гном. А я посмотрю, что из этого

выйдет.

Что из этого выйдет, Витя неплохо представлял и сам. Потому принялся,

обиженно сопя, засовывать свою долю груза в дорожный мешок.

— Ну и зачем нам всё это надо? По размеру же ничего никому не подходит! -

выразил он своё недоумение.

— Мы же не одни на белом свете, — напомнил парню гном, набивая свой

мешок, который Витя, положив руку на сердце, всё же признал побольше и

потяжелее своего. — Шмотки продадим тем, кому подойдут, заработаем

денюжку. Или тебе деньги не нужны? — хитро прищурился он на

собеседника.

— Нужны, — хмуро ответил Витя. А что ещё было ответить? Во-первых, это

была правда, а во-вторых, парень серьёзно опасался, что если ответит 'не

нужны', гном тут же предложит ему вернуть долю в добыче. Нет уж… Лучше

переть дополнительный груз.

— Вот так-то! — назидательно произнёс гном, затягивая свой мешок. — А

теперь ещё немного позаботимся о хлебе насущном, и в путь, — с этими

словами Нар поднял с земли Витин старый недомеч, и подошёл к трупу

рыжего… И одним ударом отсёк ему голову.

Что-то противно хрустнуло, и отделённая от туловища голова, подскочив,

отлетела в сторону, оставляя на траве кровавый след. Витя не смог удержать

подступивший к горлу комок. Максимум, на что он оказался способен, это

выплеснуть остатки содержимого желудка не себе в мешок, а рядом с ним.

Маша, выронив зеркальце, проделала то же самое, что и Витя. Эльф

оторвался от процесса поддержания своей неземной красоты на должном

уровне, скривился, и упрекнул гнома:

— Ты бы хоть этих сначала увёл. Всю поляну загадили…

Из чего Витя сделал вывод, что против надругательства над покойниками

путём отрубания им голов ушастый ничего не имеет.

— Ничего… Пусть привыкают, — Нар встал над трупом громилы, и начал

примеряться, как бы сподручней ударить.

Бычью шею второго трупа с одного удара перерубить не получилось.

Пришлось рубануть ещё раз. Желудки молодых людей пытались выплеснуть

наружу всё своё возмущение варварскими действиями коротышки, но

выплёскивать было уже нечего.

— Зачем?! — более-менее успокоившись, спросила Маша. — Чтобы

некроманты (зыркнула она на Витю) не подняли?

— Причём тут некроманты? Удивился Нар. — Почти во всех местах, где

водятся разбойники, за их головы назначена награда. Причём не медяками.

Сдадим улов в ближайшую управу, магистрат, или что тут у них… — Гном

непочтительно поднял отрубленные головы за волосы, и понёс их к

нераскрытому до сих пор бурдюку, в котором лежали 'предметы, похожие на

кочаны капусты'. — Железяку вытри. И положи себе в мешок. — коротышка

бросил Вите его старый меч. — Пригодится…

Пока Нар перемещал свежеотрубленные головы бандитам к головам их

коллег, надо так понимать, отрубленным раньше, а Витя вытирал

окровавленный меч о тряпку, на которой только что считались медяки, Маше

пришла в голову здравая мысль.

— А если нам не поверят, что мы убили бандитов, а не мирных жертв? Нас

же самих могут казнить!

— Не бойся, поверят… — гном бережно достал из-за пазухи большой

голубоватый кристалл. У нас всё записано. Так… 'В начало записи'…

'Ускоренное воспроизведение'…

Нар нажал на одну из граней кристалла, на вторую, и положил его на свою

здоровенную ладонь. Над ладонью появилось уменьшенное объёмное

изображение тропинки, на которой сейчас находилась вся честная кампания.

На перерез двум движущимся по тропке маленьким фигуркам вышла ещё

одна, чуть побольше… Те остановились. Позади них появился ещё один

персонаж… И понеслось… По ходу разворачивающихся событий даже у

самого предубеждённого зрителя не осталось бы ни каких сомнений, кто

здесь преступники, а кто жертвы. Вот Витя уже валяется без сознания на

земле, вот разбойники склонились над Машей… Картинка укрупнилась и всю

её заняла Машина часто вздымающаяся грудь, полувыскочившая из под

кружевного бюстгальтера.

— Это что такое?! — возмутилась девушка. — Вы тут что снимали? Запись

преступления, или эротический фильм?! Да я вас!.. Вам!… А ну сотрите это

немедленно!

Нар, который, очевидно, и был оператором просмотренного 'фильма',

быстро спрятал кристалл обратно за пазуху.

— Никак нельзя стирать! — часто замотал он головой, — Без этого нам никак

не поверят! Мало того, что денег не дадут, да ещё, как ты говоришь, могут

казнить. Ну и что там такого видно? Всё же… почти… спрятано под этой…

этим… Наши девки такого не носят! — гном осуждающе зыркнул на Машу.

— Можно подумать, ты никогда не мечтала сняться в 'Плэйбое', -

неожиданно поддержал гнома Витя.

— Это не Плэйбой, — отрезала девушка. — И там за съёмки деньги платят!

— Так и тебе заплатят! — успокоил Машу Нар. Вон твой заработок, — кивнул

он на мешок, — Только на монеты обменять и осталось.

— А твоя печать уже не жёлтая, — Услышала Маша за спиной голос

ушастика, который только что вроде был давольно далеко, и происходящим

между остальными его тремя спутниками не интересовался.

— Что за мода незаметно подкрадываться со спины?! — по инерции

возмутилась Маша. А потом уже спокойнее ответила:

— У меня дракончик каждый день разного цвета. По очереди перебирает все

цвета радуги.

— Интересно… — Элдуисар вопросительно взглянул на Витю.

— У меня днём — красного, а ночью — чёрного, — парень правильно понял,

чего от него хотят.

— Хм… А у меня — каким был, таким и остался, — равзвёл ручищами гном.

— У меня тоже, — кивнул Дивный.

— И что всё это значит? — заинтересовалась Маша, забыв о своём желании

стереть запись на кристалле.

— Всё, что угодно, — пожал плечами эльф. — Потом будем разбираться.

Сейчас пора в путь. Обед отменяется. Зови своего пса, и потопали.

— Он с тобой гулял, пока нас тут разбойники могли убить, — обиженно

надула губки Маша. — Вот ты и зови.

- 'Развод и девичья фамилия', - прыснул в кулак Витя. Маша метнула в него

испепеляющий взгляд.

— Это твой вэйл, — покачал головой Светлый, сделав ударение на слове

'твой'. Он может пойти со мной погулять, но приказать ему отправиться в

Путь можешь только ты.

— Ну ладно… — смягчилась после услышанной новости Маша. — Пушок!

Пушок!

— В кустах позади послышался громкий треск, и на тропинку вывалился

облизывающийся Белый Оборотень. Похоже, он был единственным из всей

компании, кому сегодня удалось нормально пообедать.

*********************************

Первым, в последний раз с сожалением взглянув на кучу оставленного

барахла, в путь тронулся гном. Из чего Витя сделал вывод, что в ближайшее

время опасности не предвидится. Иначе бы первым отправили его,

любимого. По крайней мере, он так считал.

Вслед за коротышкой последовала Маша, которой не терпелось поскорее

покинуть это страшное и неприятное место. И уж только за ней с трудом

поковылял нагруженный, как ломовая лошадь, парень. Эльф, по своему

обыкновению, в общей колонне двигаться не пожелал, и в мгновенье ока

исчез в придорожных кустах, на вид абсолютно непролазных.

Уже на первой сотне шагов Витя понял две вещи:

Первая — это то, что удачно выпавший тебе лут — не всегда хорошо. В

компьютерных играх можно было загрузиться тремя кольчугами, четырьмя

парами сапог, шестью мечами, а так же кучей прочих полезных вещей, и

бодро топать с этим грузом до ближайшего города. В реале же оказалось, что

мешок, в который было положено не так уж и много добра, притом не то

чтобы очень тяжёлого, тащить очень тяжело. Витя взмолился местным

38
{"b":"154405","o":1}