ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Витя покраснел ещё больше. Маша наконец обратила на него внимание.

Глаза её опасно сузились.

— Я, кажется, догадываюсь, чем он там занимался. — ровным голосом

произнесла она. Бедный парень не знал куда деваться. Ему показалось, что

его спутница, как большая кошка, сейчас зашипит, и, выпустив когти,

кинется на него.

— И ничего подобного! — поспешил оправдаться он.

— А откуда ты знаешь, о чём я догадалась? — ласковым голосом

поинтересовалась Маша, склонив голову на бок, и рассматривая своего

незадачливого спутника словно диковинную зверушку.

— Ужин несут! — невежливо ткнул Витя пальцем куда-то за спину девушки.

Та обернулась. Действительно, к их столику приближалась служанка

рубенсовских форм, с натугой неся заставленный снедью поднос. Посредине

подноса горделиво возвышался пузатый глиняный кувшин, в котором, как

заподозрила девушка, плескалась отнюдь не родниковая вода.

Появление еды оказалось для Вити спасительным. Внимание его спутников

сразу же переключилось на поднос. Нар одобрительно крякнул, (Правда,

непонятно, относилось ли его одобрение к горе провизии, к монументальным

формам служанки, подающей эту провизию, или и к тому и другому). Маша

принялась заранее выбирать себе что-нибудь повкуснее и поприятнее на вид,

и даже Элдуисар потянул носом, ещё когда поднос был довольно далеко от

столика, словно хотел нанюхаться ужином до того, как им насытится.

'Надо же, что голод делает даже с эльфами!', - подумала Маша. До этого

длинноухий грубую пищу воспринимал если не с отвращением, то в лучшем

случае с равнодушием. Однако быстро выяснилось, что представителя

Дивного народа привлекли ароматы отнюдь не жареного молочного

кабанчика и горячей похлёбки, а содержимого кувшина.

— Однако! Какое вино подают в этой дыре! — удивлённо прищёлкнул он

языком, когда поднос наконец-то тяжело брякнулся на стол.

— У гнома, очевидно, с обонянием было похуже, так как он, прежде чем

согласиться с Элдуисаром или опровергнуть его, предварительно налил себе

вина в кружку (Маша и Витя в это время судорожными движениями

кромсали ножами несчастного поросенка, наплевав на местные правила

приличия, предписывающие младшим дождаться, пока к трапезе приступят

старшие). Наклонившись к кружке, он тоже потянул носом, и эхом повторил

вслед за ушастым:

— Однако!

Впрочем, на этот раз тоже не было понятно, к чему относился этот возглас,

так как наслаждаясь ароматом вина, коротышка одновременно не отрывал

взгляда от мощной кормы удаляющейся служанки.

И лишь после того, как так впечатлившая его часть тела скрылась за

стойкой, он с сожалением перевёл взгляд на эльфа. Который в это время тоже

наливал себе вина. Нар, усмехнувшись, понимающе кивнул, а молодёжь, в

этот момент уже орудовавшая большими грубо коваными вилками, с

которыми, наверное, можно было смело ходить и на медведя, на секунду

оторвались от своего занятия и изумлённо уставились на длинноухого. Они

помнили, что после первой рюмки Светлый эльф превращался в тёмного, с

соответствующей сменой нрава со спокойного и уравновешенного на

взрывной и эксцентричный.

'И чем ему не понравилась эта харчевня…' — подумал Витя, прикидывая

расстояние до входной двери и время, за которое он это расстояние сможет

преодолеть, в случае чего…

Ещё больше удивил эльф Машу и Витю, когда протянул к гному ладонь, на

которой появилась небольшая пилюля зелёного цвета. На ней вроде был

выдавлен какой-то рисунок, но в не очень хорошем местном освещении

точно разобрать, что это, не представлялось возможным.

— Не откажусь, — благодарно кивнул гном, протянув свою лапу.

У Маши округлились глаза. 'Да они не только алкаши, да ещё на 'колесах'

сидят! С кем я связалась!' Маша была девушкой продвинутой, как и

большинство её подруг, так что экстази уже пробовала, как и кое-что другое…

А эльфова пилюля до боли была похожа на те самые земные 'таблеточки'…

Нар глотнул предложенную таблетку и осушил свой стакан до дна.

Напротив то же самое сделал Элдуисар. Вот только вино он выпил медленно,

маленькими глоточками. Поставив стаканы на стол, они откинулись на

спинки стульев, и удовлетворенно переглянулись, не прикасаясь к еде.

— Ну что, по второй? — поинтересовался гном у собеседника, то есть

собутыльника.

— Пожалуй, — согласился тот, наполняя свой стакан.

— А закусить? — поинтересовался Витя, с трудом ворочая языком в туго

набитом мясом рту.

— После первой не закусываем! — отмахнулся коротышка, наведя тем самым

парня на размышления о месте нахождения исторической родины эльфов,

гномов, и прочих орков…

'Кстати, ни одного орка я здесь пока ещё не видел. Надо бы спросить…' -

подумал парень, но спросил совсем другое:

— А можно и нам с Машей хоть по стаканчику? День был такой тяжёлый…

— Почему бы и нет? — пожал плечами гном, снова переглянувшись с

ушастым. У нас люди в вашем возрасте уже по двух дитёв имеют…

— Витя покосился на спутницу.

— И не думай! — вполголоса зашипела та. Судя по всему, это относилось явно

не к выпивке, так как сама она при этом потянулась к кувшину.

— А я и не думаю… — обиделся Витя.

— Вот это и плохо. Думать иногда надо, — наставительно заметила Маша,

передавая Вите кувшин после того, как наполнила свой стакан.

— То 'думай', то 'не думай'… Где логика? — пробормотал Витя вполголоса, а

вслух провозгласил не раз слышанный на взрослых попойках тост: 'За успех

нашего безнадёжного предприятия!'.

— Хороший тост! — одобрил гном. Ушастик промолчал, но свой стакан

осушил до дна.

'Интересно, а почему он не превращается в дроу?' — подумал парень,

пригубив свой стакан. 'Фу! Кислятина! И как такое можно пить?!' — он

решительно отодвинул вино подальше. Даже портвейн, который они с

друзьями в основном употребляли на Земле, был на порядок лучше.

Покосившись на Машу, по её мимике он понял, что она того же мнения о

подаваемой в местной ресторации пойле.

Однако Нар и Элдуисар наливали уже по четвертому стакану. Теперь,

правда, уже закусывая. 'Может, у нелюдей вкус какой-то особенный?' -

задумался Витя. 'Или здесь вино обычно настолько плохое, что это в

сравнении с обычным — просто нектар богов?'

Его размышления снова прервали.

Нар икнул, и, с идиотской улыбкой на лице ни с того, ни с сего заметил:

— А непростой человек местный староста!

— Староста как староста. Дикарь какой-то небритонемытый, возразила

Маша, откладывая в сторону очередную обглоданную косточку. В животе

приятно потяжелело. Да и в голове образовалась приятная лёгкость. Вино

подействовало, несмотря на то, что выпила девушка этой кислятины не

больше пары глотков.

— У него сквозь маску дикаря неплохие манеры просвечивают, -

снисходительно скользнул взглядом по ненаблюдательной девушке эльф. Их

ему явно не в этой глуши привили. Значит — скорее всего, родом из знати.

Образование получал если не у личных учителей, то в хорошей школе. А

потом каким-то образом загремел сюда.

— А каким? — заинтересовался Витя.

— Ну, мы ж не ясновидящие, — глупо улыбнулся Нар, слегка пошатнувшись. -

Может, в немилость впал, может, натворил чего и теперь скрывается… Какое

нам дело? Мы денежки получим, завтра отсюда уйдём, и, скорее всего,

больше никогда его не увидим. Хозяйка! Ещё вина!

— А может, хватит? — поинтересовался Витя, который, как и Маша,

почувствовал, что тоже опьянел, хотя он выпил ненамного больше девушки.

— Молодёжь совсем не умеет пить… — сокрушено вздохнул гном, и повторил:

— Вина сюда! Побыстрее!

Второй кувшин был подан почти мгновенно. Гном разошелся до того, что

44
{"b":"154405","o":1}