ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А чего на правду обижаться? — безапелляционно заявила черноволосая.

— Жаль всё-таки, что меня тогда рядом с тобой на вокзале не было… -

мечтательно протянул парень, — Я бы тебя лично под тот поезд спихнул.

— И тебя бы посадили…

— Скорее, орден бы дали, — отмахнулся парень.

— Так, ладно. Я больше не буду. Нам тут надо вместе держаться. Предлагаю

не ссориться. Тебя, кстати, как зовут?

— Я под столом с девушками не знакомлюсь, — холодно процедил сквозь

зубы паренёк, и, увидав сочувственно-понимающее выражение в зелёных

глазах собеседницы, быстро добавил: — Шутка. А зовут меня Виктор.

— Витя, значит… А меня Маша.

— Гм… Новогодние приключения Маши и Вити…, - улыбнулся парень.

— Да, действительно, Новый Год скоро… — загрустила девушка.

— Это там…, - парень махнул рукой куда-то влево. А когда здесь -

непонятно…

— Действительно, интересно, а когда здесь Новый год?

— Так спроси у своих, — парень указал в сторону мечущихся вокруг стола

ног.

— Ага! Они со мной не разговаривают, и никуда не отпускают… -

наябедничала на своих сопровождающих собеседница, — Везут куда-то, а куда

— не говорят… Только кланяются, и твердят:. 'Не сердитесь, госпожа…'.

Госпожа, блин!… Сначала один детина чуть не изнасиловал…

— Ну и? — заинтересовался парень.

— Засадила ему коленом! — гордо ответила девушка.

— Парень, как стоял, на четвереньках, на всякий случай чуть сдал назад, и

посочувствовал непонятно кому: — Не повезло…

Девушка открыла было рот, чтобы что-то ответить, но в это время у неё за

спиной раздался тихий скулёж…

— Да, а что это у тебя за собачка? — поинтересовался парень, заглядывая

Маше через плечо. Его взгляд чуть задержался на её туго обтянутой

джинсами оттопыренной попке, и переместился на большого белого пса,

сильно напоминающего белого волка, — Вместе с тобой на рельсы спихнули?

— Да нет, здесь приблудилась… Я не поняла, она у местных священная

какая-то, что ли… Не отгоняют, кормят… — девушка, не глядя, протянула руку

назад, и погладила тут же подставившийся под её ладонь мохнатый собачий

лоб…

Внезапно парень, всё время разговора не забывающий поглядывать по

сторонам, насторожился.

— Что-то изменилось… — С этими словами он осторожно пододвинулся к

краю стола и выглянул наружу…

Действительно, обстановка в зале менялась, и менялась прямо на глазах.

Эпицентром изменений служила неподвижно застывшая у входных дверей

фигура в сером балахоне. При взгляде на неё прекратили драку и бочком-

бочком устремились к свои местам сначала те, кто находился к ней ближе

всех, затем, увидав нового гостя, этот же манёвр повторяли те, кто

подальше… Через десять мигов в зале оставались на ногах только

разъяренный тёмный эльф и недоумённо оглядывающийся по сторонам не на

шутку разошедшийся гном. Все остальные, склонив буйну головушки доле,

тихо сидели за своими столами, и старательно делали вид, что их тут нет…

Между тем, вызвавшее такую реакцию существо постояло с пяток мигов

неподвижно, потом повело скрытой под глубоким капюшоном головой

вправо-влево, словно принюхиваясь, после чего протянуло перед собой

правую руку ладонью вверх, будто прося подаяние.

Однако, подавать странному, и судя по реакции окружающих, страшному

появленцу никто ничего не собирался. И это было вполне понятно: для того,

чтобы что-то положить в раскрытую ладонь, надо было подойти поближе, а у

всех присутствующих на лицах большими буквами было написано прямо

противоположное желание — убраться отсюда как можно подальше и как

можно поскорее. Но сделать это, не привлекая внимания странного существа,

было невозможно, поэтому все просто притаились, как мыши.

Ладонь у незваного гостя оказалась хоть и узкая, сухая, и почти такого же

серого цвета, как и его балахон, но всё же вполне человеческая. Да и серой

она была недолго. Неожиданно вспыхнувший над ней большой язык яркого

пламени окрасил сероватую кожу в обычный для человека оранжево-розовый

цвет.

Виктор, наблюдавший за представлением, не вылазя из-под стола, обратил

внимание на одну странность: огонь пылал у незнакомца прямо перед лицом,

и поэтому, казалось бы, под капюшоном хоть что-то, да должно бы быть

видно. Но нет — там клубилась всё та же непроницаемая тьма. Вообще, не

менее странным был тот факт, что молодой человек на данный момент всё

ещё сохранял способность обращать внимание хоть на что-либо, кроме

прижавшейся к его спине девичьей груди, и жаркого дыхания прямо в ухо.

Любопытная Маша, обнаружив, что обозревать окрестности, не вылазя из-

под стола, можно только с позиции, уже занятой её новым знакомцем, так как

в остальных местах обзор загораживали рассевшиеся по лавкам люди, долго

не раздумывая, попыталась оттереть того в сторону. Парень подвинулся, но

не так, чтобы очень далеко. Во первых: мешали чьи-то не очень приятно

пахнущие ноги, во-вторых: какой же дурак будет отодвигаться от

симпатичной девушки. 'Симпатичную девушку' же сейчас волновала только

странная фигура в балахоне. А если у кого-то рядом участился пульс и

прилила к разным всяким местам кровь, то это не её проблемы.

Вот именно из-за того, что внимание у молодых людей было распределено

по-разному, момент, когда пляшущий над ладонью скрытого под балахоном,

несомненно, мага, большой язык пламени разделился на четыре маленьких,

паренек пропустил, а девушка, наоборот, уловила. Зато то, как эти огоньки

превратились в маленьких сияющих разными цветами дракончиков, тут же

ринувшихся в разные стороны, увидели оба. Один дракончик завис перед

мрачным лицом всё еще стоящего у кухонной двери дроу, второй — перед

недоумённой физиономией гнома, как раз нагнувшегося, чтобы поднять с

пола свой шлем, а ещё два направились… конечно же, прямо под один из

столов, отчего сидящие на лавке вокруг него люди резко раздались в

стороны, так что крайние попадали на пол.

Дракончики одновременно раскрыли свои пасти, и прошипели: 'С-с-с-

следуйте-е-е за мной', после чего грациозно развернулись, и гордо поплыли к

столу, за которым только что восседали гном и то ли эльф, то ли дроу.

Первым на саму собой поднявшуюся с пола опрокинутую лавку напротив

'своего' зависшего над столом дракончика уселся гном. Это было понятно -

он от лежащего под этим столом неразлучного дорожного мешка далеко и не

отходил. Вторым к столу, разместившись теперь уже рядом с гномом, прибыл

дроу. Маша и Витя уселись на противоположную лавку последними, после

того, как были выпиханы из своего такого уютного и безопасного убежища

своими же сопровождающими. Теперь парень сидел напротив гнома, а

девушка — напротив эльфа… То есть дроу… Или кто он там на самом деле… И

только после этого к ним медленно, но неотвратимо, словно сама смерть,

двинулась странная фигура в балахоне. Казалось, что она летит над полом,

не касаясь не очень чистых досок…

…И тут дверь на кухню широко распахнулась, и оттуда вылетели

украшенные свежими синяками и кровоподтёками тот самый амбал и его

'подружка'. Увидав появившееся в зале новое действующее лицо, они

попытались затормозить, но в результате грохнулись прямо под ноги

таинственному незнакомцу. Он же, нисколько не смущаясь и ни на миг не

задерживаясь, спокойно прошёл прямо сквозь пытающихся отползти в

сторону людей, словно или их, или его здесь не было.

В том, что валяющиеся на полу отморозки вполне реальны, Маша не

сомневалась — когда они прошлый раз проходили мимо неё, от них так и

воняло не только немытым телом, но и каким-то дешёвым крепким пойлом.

5
{"b":"154405","o":1}