ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

с петель. Её просто не было! Вместе с частью стены вокруг. Только

разбросанные в радиусе метров пятидесяти щепки.

— Ого! — даже невозмутимый эльф не удержался от изумления.

В сарае, в котором скрылся зомбихряк, послышались истошные крики,

полные боли и ужаса. Впечатлительная Маша представила, что там сейчас

происходит, и ей стало нехорошо.

Между тем крики в сарае быстро утихли. Витя не конкретизировал при

отдаче команды 'фас', что он имел ввиду, и зомби 'по умолчанию' работал на

уничтожение. Максимально быстро и эффективно.

Через пару минут, когда с обратной стороны сарая, там, где была вторая

дверь, раздался грохот, и по продолжающим раздаваться то тут, то там

крикам стало ясно, что создание молодого, но подающего надежды

некроманта решило не ограничиваться тремя несчастными жертвами, а

заняться полной зачисткой деревни, Витя вспомнил, что он не только не

указал, что делать с противником, но кроме того, ещё и никак не ограничил

количество жертв и разрушений. Теперь нехорошо стало и ему.

В это время на чердаке снова появился Нар, и коротко бросил:

— Пора!

— Что 'пора?' — удивилась Маша.

— Сваливать отсюда пора, — доходчиво объяснил гном.

— Как? — теперь удивился Витя.

— Быстро! — нетерпеливо топнул ногой коротышка.

В разговор вступил эльф.

— План меняется. Выходим на эту сторону, — он кивнул на окно, у которого

стояли Маша и Витя. За окном в очередной раз что-то грохнуло, и кто-то

заорал благим матом.

— А что это там происходит? — заинтересовался Нар.

— Позже объясню… — уклонился от ответа остроухий и обратился к

землянам: — Так! Теперь слушайте меня! Вылазим через окно на крышу и

осторожно двигаем влево по водостоку. Там под стеной — стог сена. Прыгаем

в него и делаем ноги.

— А почему через дверь нельзя? — задала логичный вопрос Маша.

— Потому что нельзя! — рассердился гном. — А ну в окно, быстрее!

Витя, пожав плечами, схватился за раму и рывком выскочил на крышу.

Оказаться внизу, где буйствовал разбушевавшийся кабанчик, хотелось не

очень, но он для себя уже усвоил, что если коротышка или ушастый говорят

'Прыгай!' — надо прыгать.

— Тебя подсадить? — поинтересовался гном у замешкавшейся Маши.

— А Пушок? — вспомнила девушка о своём питомце. — Пушок! Ко мне!

С лестницы на чердак влетел и метнулся к девушке белый пушистый вихрь.

— Пушок!.. Ну Пушок!.. Так! Заканчивай меня облизывать! — Маша

принялась уворачиваться от, как умеющего, выражающего радость пса. — Ну

хороший… Хороший… Собачка… Слушай, надо вылезти вот в это окошко и…

Белый Оборотень плюхнулся на хвост, всем своим видом выражая

недоумение. Почему он — собака… Собака, а не кошка! Должен лазить по

крышам?!

— Так надо… — продолжала уговоры девушка. Видя, что одними словами

делу не поможешь, она схватила пса за ошейник и потащила к окну.

Поглядев-поглядев на это представление, Элдуисар глубоко вздохнул,

безнадёжно махнул рукой, и полез в окно.

— Быстрее! — поторопил Машу Нар.

Но быстрее не получалось, и, пока девушка с псом таки выбрались на

крышу, Витя уже дополз по ней до места, откуда надо было прыгать вниз.

Однако прыгать он не торопился.

— А что, если в стоге вилы? — задал он находящемуся рядом эльфу

беспокоящий его вопрос.

Тот в ответ молча схватил не ожидавшего такого обращения парня за

шкирку, и сбросил вниз.

Витя успел только возмутиться. На испуг времени не осталось. Однако

после мягкого приземления в пахучее сено, в котором вил, к счастью, не

оказалось, выказывать возмущение и не хотелось, и было некогда. Надо было

побыстрее отбежать подальше, пока на голову в буквальном смысле не

свалилась остальная компания. Скатившись со стога, парень отбежал в

сторонку, и, поскольку лук оставил на чердаке, потянул из заспинных ножен

свой меч, в очередной раз чуть не отхватив себе пол-уха.

Почти моментально рядом бесшумно материализовался Элдуисар, который

тут же принялся настороженно водить головой туда-сюда, расслаблено держа

в руках лук с наложенной на тетиву стрелой. Витя уже знал, что эта

расслабленность обманчива, и любой враг, который на неё купится, сильно

пожалеет.

Между тем сверху послышались уговоры девушки, пыхтение и жалобный

скулёж. К точке десантирования приближались Маша с Пушком. Вот, судя по

звукам, они наконец добрались до участка крыши над стогом сена…

Раздался возмущённый девичий крик. Судя по всему, коротышка поступил

с Машей так же, как незадолго до того остроухий с Витей.

Вот только падала она не одна, а в обнимку с явно недовольным

вынужденным полётом псом.

Миг — и со стога скатились два клубка: один небольшой и пушистый, и

второй — побольше и малость всклокоченный.

- 'Я упала с сеновала, тормозила головой', - не удержавшись,

прокомментировал Витя оригинальную композицию, образовавшуюся на

этой самой голове.

Маша, не привыкшая оставлять такое без ответа, уже было открыла рот, но

тут сверху послышался голос Нара:

— Осторожно, прыгаю!

Девушка отложила гневную отповедь и сделала пару шагов подальше от

стога.

И вовремя. Спустя пару секунд с того места, где она только что стояла, уже

поднимался на ноги гном, одновременно поправляя съехавший набок шлем.

Как только головной убор снова расположился на лохматой голове 'по-

уставному', коротышка, не теряя времени, скомандовал: 'Вперёд!', и рванул с

места в карьер. Остальные дружно припустили за ним.

Но далеко отбежать не успели. Шагов через пятьдесят Нар резко

затормозил и заорал: 'Ложись!'

Все моментально уложились носом в землю. Причём Маша с Витей

первыми. За время пребывания в этом мире они уже усвоили, что заминка с

выполнением таких команд может стоить жизни.

Но, видно, не все из землян усвоили это до конца: Витя упасть-то упал, но

голову не спрятал, а вертел ей туда-сюда, пытаясь понять, где опасность.

Впереди вроде ничего не было, а сзади…

Оказалось, что отправивший всех в лежачее положение гном сам ложиться

не собирался. По крайней мере, сразу. Прежде чем упасть, он достал из

подсумка одно из 'яиц', найденных в лесу среди вещей разбойников, что-то

на нём нажал, и ловко забросил загадочный предмет в окно, через которое

вся компания только что покинула негостеприимный дом. И только после

этого рухнул на землю рядом с Витей, не забыв отвесить тому подзатыльник

- 'чтобы не высовывался'. Так что результата меткого броска парень не видел.

А жаль! Тут было на что посмотреть. Зрелищу позавидовали бы маститые

создатели голливудских спецэффектов! Через пару секунд после того, как

'яйцо' исчезло в тёмном проёме окна, внутри дома ярко вспыхнула, а ещё

через полсекунды он как-то 'распух' и со страшным грохотом красиво

разлетелся вдребезги, сея смерть и разрушения в радиусе примерно метров

двухсот.

Земля под залёгшими путешественниками ощутимо дрогнула. Вокруг

послышался стук падающих обломков. Когда всё затихло, люди и, гм… не

совсем люди, начали осторожно поднимать головы. Первое, что увидела

Маша, это была большая 'щепка', а точнее — расщеплённое здоровенное

бревно, вошедшее в землю где-то на полметра. Причём аккурат между её

головой и головой остроухого. Кстати, у того тоже глаза, когда он увидел эту

'щепочку', стали в два раза больше, чем обычно, а аристократическая

бледность превратилась в белую маску, отчего он стал похож на Пьеро из

известной любому ребёнку сказки.

— И ч-что это б-было? — чуть приподнявшись, с заиканием произнесла

Маша. Рядом заскулил Пушок, которого она прижала к себе после падения,

51
{"b":"154405","o":1}