ЛитМир - Электронная Библиотека

* * *

Вернувшись с дежурства, Светлана не узнала собственной квартиры: до того светло и празднично было в доме. Иван украсил комнаты своей фирменной паутиной, Аленка занялась приготовлением новогоднего угощения, а Володя нарядил красавицу елку, час назад экспроприированную мужским населением квартиры на базаре, почти под самыми окнами Светиного дома.

Посередине большой комнаты возвышался стол, накрытый новой, еще шуршащей скатертью, на которой были нарисованы мохнатые еловые лапы, усыпанные снегом и украшенные новогодними игрушками, а по краю сплошной лентой шел узор из алых бантов и блестящих колокольчиков. Колокольчики были как настоящие, и, отойдя от стола на пару шагов, можно было подумать, что они прикреплены на ткани отдельно, сами по себе.

В центре стола, прямо на нарисованных еловых лапах, лежал, посверкивая маленькими шариками и блестящими бусинками, венок, приготовленный для украшения непременного атрибута новогоднего стола – бутылки шампанского. Сама виновница торжества ждала своего часа в холодильнике. В двух местах на нем были прикреплены маленькие потешные коробочки с полосатой фольгой и блестящими тонкими шнурами, перевязанными на верхушке.

На столе были расставлены тарелки, и под каждой из них лежала льняная новогодняя салфетка, такая же, как и скатерть, только маленькая, свернутая в трубочку и закрепленная кольцом.

– Привет, мам. – Аленка, поправив на себе фартук, показалась в дверях прихожей, в одной руке она держала прихватку, в другой – столовую ложку. – Ты не очень против, что мы тут раскомандовались?

– Какие вы у меня молодцы! – радостно улыбнулась Света, вешая куртку на плечики и закрывая дверь шкафа.

– Светланочка Николаевна! – вырулил из-за угла Иван. – Мы тут посовещались, и я решил, что мы отметим Новый год здесь, у вас. Здорово я придумал?

– Ты у нас такой же мудрый, как Каа у Киплинга, – счастливо засмеялась Светлана.

Вот я и говорю, – увидев, что Алена ушла в кухню, важно начал он, – что в доме должен принимать решения мужчина, так сказать, глава семьи, то есть я, – торжественно закончил он.

Повернув голову, Иван обнаружил, что Аленка не ушла, а стоит за его спиной и, слушая его, неторопливо покачивает головой. Посмотрев на тещу, он улыбнулся по-детски, взгляд его принял доброе и слегка наивное выражение, а сам он стал похож на какого-то неземного и простодушного херувимчика.

– Голова, говоришь? – Аленка поджала губы, уперла в бока руки, а в глазах ее заплясали веселые огоньки. – Ты ничего не перепутал?

– Да нет, – заверил Иван, – ничего. Просто я не успел договорить, ты же всегда перебиваешь, голова – это еще не все, она может и заболеть, и перегрузиться, и начать плохо соображать. В конечном итоге при известном желании ее и открутить недолго. Главное не голова, правда, Светланочка Николаевна? – Он посмотрел на Свету, как бы призывая ее в союзники. – Главное – шея, а шея – это всегда женщина. Голова может думать, чего ей пожелается, хоть коллективно с другой головой, хоть в автономном режиме, но решает все шея. Куда она захочет – туда голова и повернется, правильно я говорю, Аленушка?

Вид у него был до того комичным и покаянным, что обе женщины не удержались от смеха.

– Светлана Николаевна, у нас еще одно событие, – сообщил Иван.

– Какое? – Светлана сняла сапоги и, поставив их на коврик у дверей, полезла в шкаф за тапочками.

– Новогоднее возвращение блудного сына, – громко возвестил он.

– Вань! – послышалось приглушенное восклицание из комнаты.

– А ты не ванькай, лучше вылезай из своего укрытия и иди мать встречать. А то спрятался и ждет позавчерашнего снега. Вот, полюбуйтесь на него. – Иван взял Володю за руку и вытащил на середину прихожей. – Мечта любой матери – толстый ребенок. Толстый – значит ухоженный, сытый и не брошенный на произвол судьбы. Да его же теперь до этой мечты месяца полтора откармливать придется. Мало того, пока откормишь, ходить-то ему в чем-то нужно, это ж опять затраты на гардеробчик. Ты бы хоть поздоровался, разоритель семейного бюджета! – Иван, как мог, старался скрепить первую встречу с матери с сыном, тараторя всякую ерунду и заполняя собой молчаливое пространство коридора.

– Здравствуй, мам, – произнес Володя и несмело посмотрел на мать.

– Привет, – улыбнулась Света. – Чего ж мы стоим в коридоре, пошли в комнату.

– Мам, прости меня, – с трудом выговаривая слова, сказал Володя.

– Знаешь, давай поговорим обо всем в следующем году, а сегодня пусть будет праздник, – предложила Света. – А еще лучше давай забудем обо всем и начнем все заново.

– Спасибо тебе, мам, – облегченно произнес мальчик и улыбнулся.

– Алена! – тут же заголосил Иван. – Перемирие состоялось, и в нашу пустыню пришла великая сушь. Как там наша шампанская красотка?

– Боишься, как бы она не замерзла совсем? – спросила Алена.

– Боюсь, как бы не простудилась.

– Тогда тебе предстоит бояться еще почти пять часов.

– Ты разбиваешь мое сердце. – Иван трагически закатил глаза и прижал руку к груди.

– Ванюш, пока оно еще не разбилось окончательно, ты не хотел бы сгонять в магазинчик за мягким хлебом и по дороге выбросить мусор? – послышался голос Алены из кухни.

Посмотрев на Светлану Николаевну и Володю, Иван комично развел руки в стороны и проговорил:

– Сказать, чтобы у меня было необоримое желание скакать по помойкам и низагамчикам, я не могу, но, что делать, шея есть шея, против этого не попрешь. Алена! Я уже надеваю ботинки! – возвестил он. – Давай деньги!

– С деньгами каждый может, а ты так сходи! – донеслось из кухни.

Светлана и Володя, переглянувшись, прыснули, а Иван, шмыгнув носом, сделал соответствующий вывод:

– Вот так, Вовчик, с нами, мужиками, женщины поступают. Это называется, если ты пока не в курсе, воспитательной работой, – горестно выдохнул он. – Проштрафился – ничего не поделаешь, придется курочить заначку. И это правильно! – завидев в дверях жену, громко добавил он.

– Вань, иди, а то пока ты философствуешь, все магазины закроются, – распорядилась Алена.

– Я уже ушел, – застегивая на ходу куртку, сказал Иван. – Меня уже вообще нет, только скажи, если денег мне не полагается, то хоть сумку-то попросить я имею право?

– Ох уж эти мужики! – Алена взглянула на мать. – О правах они знают все, а как дело до обязанностей доходит…

– Даже не знаю, для кого она говорит, – с серьезным лицом откомментировал Иван. – Если для мамы – она знает это лучше ее в сто раз, Володьке вроде бы еще рановато, а мужа уже давно дома нет.

– Вань!

– Ушел, – сообщил он, и в двери щелкнул замок.

– Балаболка! – кивнула на дверь Лена.

– Он у тебя чудесный, – ласково улыбнулась Света.

– Ну что, Ваньку посылать в магазин – это все равно что черепаху отправлять за водкой. Пока она вернется, пить перехочется, а пока наш Ванька все батоны не перещупает и продавца сердечный приступ не хватит, он не упокоится, – заявила Алена.

– У него просто гипертрофированное чувство ответственности, – заступился за родственника Володька. – Ты же сама сказала, что хлеб должен быть мягким, а где он тебе его отыщет тридцать первого под вечер?

– Мужская солидарность на широком формате, покупайте билеты в кинотеатр, – заметила Алена. – Ну так что, у меня в принципе все готово, осталось только разогреть мясо в духовке поближе к двенадцати и про шампанское не забыть. Пока Ванька в процессе поисков, предлагаю чай. Мам, ты, наверное, устала в школе, может, полежишь немного?

– Нет, я не устала, а вот от чая не откажусь, – ответила Светлана.

После дежурства она действительно собиралась часочек полежать, тем более что от многочасового созерцания мигающей лампы у нее раскалывалась голова и болели глаза, но, увидев всех, она так обрадовалась, что усталость отошла на задний план, став незначительной и второстепенной.

Усевшись у телевизора, Володя за обе щеки уминал многоэтажный сэндвич, приготовленный им ради такого случая собственноручно. Забравшись с ногами в кресло, он с упоением наблюдал за взрывами, переживая за судьбу неизвестного штатовского суперполицейского до такой степени, что казалось, еще немного, и он сам влезет в экран, чтобы восстановить попранную справедливость.

50
{"b":"154413","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Серый
Дезертиры любви
Здоровый год. 365 правил активности и долголетия
Снегурочка и ключ от Нового года
Купите мужа для леди
Демонический рубеж (Эгида-7)
Ермак. Начало
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
Легион уходит в бой