ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебе действительно нужно побольше кушать, — сказал Сарнакил. — Это не полезно для здоровья.

— Всего два дня назад я узнал, что моя семья мертва, — отметил Сиггард. — Как же ты можешь предполагать, что мне захочется есть?

— Если не поешь, у тебя не останется сил встретиться с врагом, и ты можешь погибнуть, приложившись к своей семье до того, как сумеешь отомстить. — упрекнул Сарнакил. — Не запятнай память о них, умерев напрасно.

Сиггард согласился с этим мнением и прикончил еду, и даже так, аппетита у него от этого не появилось. Впрочем, это уже, видимо, стало привычным для него, поэтому он тут же перевел свои мысли на другие вещи.

Он встал и направился на край очищенного от леса поля, рассматривая курганы. Под утренним светом, они выглядели старыми и обветшалыми, как если бы они были всего-навсего старыми могилами, которые скоро будут позабыты. Возможно, однажды они сольются с землей и проходящие мимо путешественники будут ошибочно принимать их за малые холмы.

Такова природа вещей, подумал Сиггард. Всем вещам суждено быть забытым в конце концов.

— Нам нужно идти, — сказал Сарнакил позади него. — Широкая дорога ждет.

Сиггард кивнул, отворачиваясь от курганов. Как-то, он осознал, что никогда в жизни не увидит их снова. Он подобрал плащ и примкнул к волшебнику, раз уж отважились идти к Пути Королевы.

٭

Около полудня, они наконец прибыли в Бреннор, и с каждым часом своего пребывания там, Сиггард чувствовал подавленность. Город был огромен и окружен большой каменной стеной, о котором говорили, что он непреступен.

Они стояли перед воротами, глядя как стража пропускает за стены череду путешественников. Стражники были взволнованы, их плащи и сияющие латы могли посрамить целую армию Энштейга.

— Так это и есть твой замысел относительно города, — улыбнулся Сарнакил. — Необычно, хотя, мне это нравится.

— Уверен, что ты не думаешь что он мал, — засмеялся Сарнакил. — Это один из самых больших городов страны.

— В Кеджистане есть деревни, большие чем это, — сказал Сарнакил. — Но это Кеджистан, а это Энштейг. Меры различны.

— Давай войдем и увидимся с графом. — Вздохнул Сиггард. Ему не очень хотелось, чтобы маг пустился рассказывать ему лихо раскрученные байки о чудесах его родины.

Сарнакил некоторое время держал руку над глазами:

— Ты видел, как за человеческим обличием легко может скрываться демоническая сущность. Мы должны быть осторожными и рассказать о том, что мы знаем только графу.

Сиггард кивнул:

— Иначе враг может узнать наши тайны. Не беспокойся. Я понимаю.

Когда они проходили ворота, двое стражников сложили копья, чтобы преградить путь.

— Предъявите ваши имена и ремесло.

— Сиггард из Медвежьего Холма и Сарнакил из Кеджистана, — ответил Сиггард. — Мы здесь, чтобы остаться на ночь, а затем направиться на юг по Пути Короля.

— Зачем вы направляетесь на юг?

Сиггард сжал губы, а затем сказал:

— Мы с моим другом хотим посетить кое-кого из моих родственников у Прохода Геллана.

У первого стражника ощетинились усы:

— У вас могут возникнуть кое-какие сложности с этим. Мы не слышали вестей с юга вскоре после Блэкмарша. Проходите и освидетельствуйтесь.

Они вошли в город, сразу же оказавшись в окружении какофонии зрелищ и запахов, по мере того, как они шли по одной из узких извилистых улиц. Массивные каменные здания высоко возвышались над головой и несколько раз им даже приходилось увертываться о дождя зловонных испражнений, когда кое-кто опорожнял ночной горшок.

— Вижу, что некоторые люди аж получают удовольствие, живя подобным образом. — хмыкнул Сиггард, вытирая на плаще грязь, забрызганный проскакавшей мимо конницей.

Люди предпочитают жить вместе, — говорил Сарнакил. — А в городе, большом или малом, ты можешь найти ремесленников, мастеров, и все те ремесла, которые не могут цвести в деревне.

— Искусство для черни, — сказал Сиггард. — Хотелось бы знать, стоящая ли вещь ремесло.

Сарнакил улыбнулся:

— В один прекрасный день, когда поедешь со мной на восток, мой друг, ты увидишь почему так. Ну, а теперь, ты знаешь что-нибудь о сем Графе?

— Я был под командованием Графа Бреннора у Блэкмарша, но не знаю выжил ли он. — Отвечал Сиггард.

— Можем предположить, что скорее всего, он не выжил, — сказал Сарнакил. — Я пока еще не слыхал о вождях, переживших сражение, а если и есть, то певцы воспели бы о них в своих песнях. У него есть сын?

Сиггард кивнул:

— Тильгар, Граф Эдьвульф — благородный человек, умеющий когда и как слушать. Однако, я не виделся с его сыном. Я слышал лишь, что Тильгар храбр, но ничего более.

— Будем надеется, что сын его окажется равен своему отцу, — заявил Сарнакил.

٭

Когда они прибыли к каменному замку, который был жилищем Графа Бреннора, им указали на маленький зал для публики. Там они и стали ожидать, Сарнакил внимательно разглядывал на стенах гобелены, пока Сиггард сидел на одном из трех стульев, предложенные им.

— Это интересно, — говорил Сарнакил, указывая на одну из картин. — На ней показана битва между Небесами и Преисподней. Не думал, что сии сказания настолько распространены.

Сиггард прищурился:

— Мы всегда верили в Небеса и Преисподнюю. Мы, между прочим, возможно первыми узнали об этом.

Сарнакил хихикнул:

— Теперь и здесь, ишь ты, хочешь поострить. Никакое учение не может сравнится с величием Кеджистана!

Дверь отворилась, и вошел толстый мужчина с густой седой бородой. Сиггард внимательно посмотрел на него, но это был не Граф Эдьвульф. Так как, мужчина выглядел слишком старым, чтобы быть графским сыном.

— Я Ханфрит, управляющий Бреннора, — сказал мужчина. — Милости просим. Я так понимаю, вы просите срочной встречи с его высочеством, Графом Тильгаром.

Сарнакил кивнул и сказал: — Это дело крайней важности.

Сиггард прищурился: — А разве не с Графом Эдьвульфом?

Ханфрит печально наклонил голову.

— Его высочество погибли в битве у Блэкмарша. Граф Тильгар теперь заняли трон Бреннора.

— Наши соболезнования, — сказал Сарнакил. — Но мы действительно должны увидеться с его высочеством, сейчас же.

— Сейчас же сказывайте, насчет чего? — потребовал Ханфрит, наклонившись вперед.

— Было бы лучше, если его высочество услышит об этом первым, — сказал Сиггард.

— Поймите мое здешнее положение, — сказал Ханфрит. — Вы просите увидеться с его высочеством, а он человек очень занятой. И не только из-за нехватки продовольствия, нехватки пошлин от торговли, но и от того, что сын короля, Принц Хротвульф, были убиты у Блэкмарша вместе со старым королем, при сражении, от которого у нас не имеются никаких надежных сведений. Сие означает, что теперь нет преемника на трон, и теперь когда его величество больны, каждый землевладелец, у кого есть дружина, пытается укрепить свою власть.

— Поскольку все что я знаю — это то, что вы вполне можете оказаться ассасинами или же, в лучшем случае, может оказаться, что новость у вас второстепенной важности. Поэтому мне нужно знать, что оно стоит того.

Сиггард решил рискнуть:

— Прибыла армия демонов и разоряют земли вокруг Бреннора. Моя родная деревня была подвержена нападению и разрушению, то же самое происходит с большинством жителей вокруг города. Поэтому ни один купец не приходит с товарами урожая.

— Их стратегия заключается в том, чтобы отрезать вас от продовольствия, а затем совершить наступление на город. — Неохотно добавил Сарнакил, — я видел подобное и в Кеджистане. Исходя из того, что вы мне сказали, они уже у цели.

Ханфрит недоверчиво посмотрел на них:

— И вы искренне ожидаете, что я поверю вам? — вопросил он, — Армия демонов? Скорее это еще один новый слух; Думаю, что я отдам предпочтение послушать рассказы о гоблинах и драконах. Это должно быть некоторого рода нелепая шутка.

— Это не шутка, — заявил Сиггард. — Я был в Блэкмарше, и я видел с чем мы столкнулись. Мы сражались не с людьми, а с отвратительнейшими созданиями Преисподней.

10
{"b":"154417","o":1}