ЛитМир - Электронная Библиотека

— Лучше бы это было что-то важное, — резко сказал Ханфрит. — В случае если вы не заметили, мы в самом разгаре осады.

— Нам нужно немедленно поговорить с Графом Тильгаром, — потребовал Сарнакил. — Это вопрос жизни и смерти.

— Он в военной комнате, — сказал Ханфрит. — Вам придется найти дорогу туда сами, я слишком занят, чтобы провести вас.

Сарнакил кивнул:

— Я помню дорогу.

Развернувшись на пятках, волшебник устремился к замку, а Сиггард поспевал за ним. Почти с невероятной проворностью Сарнакил прокладывал свой путь через толпу солдат и стражников, требуя места, чтобы пройти.

Ворота отворились в суетящийся деятельностью двор. Несколько солдат чинили катапульту, а на стены бежали лучники. Сарнакил ни на кого не обращал внимания, и Сиггарду пришлось бегом догонять волшебника, лишь мельком глянув по сторонам.

Бесцеремонно они вошли в крепость, Сарнакил петляя по лабиринту коридоров, Сиггард же сразу за ним. Наконец, они добрались до военной комнаты и обнаружили там склонившегося над картой Графа Тильгара с тремя его командирами, и еще одного человека.

— Нашим разведчикам удалось уничтожить их катапульты, — сказал один из военных, указывая на карту. — Таким образом, по меньшей мере у нас есть одно преимущество.

Глаза Сиггарда расширились, когда он узнал высокого мужчину в сером плаще и с волосами песочного цвета, который поднялся из-за стола, чтобы поприветствовать его.

— Мои приветствия, Сиггард, — сказал он. — Приятно, что ты нашел путь как выбраться из леса.

— Тираэль, — вздохнул Сиггард, припоминая человека, которого он пригласил к костру. — Я думал, что ты призрак.

Тираэль улыбнулся:

— Я рад сообщить тебе, что я не из тех беспокойных духов.

Тильгар удивленно глянул на Сиггарда.

— Ты знаешь Архангела Тираэля?

Сиггард поднял брови:

— Архангел? Ты не говорил мне, что ты ангел.

— Ты и не спрашивал.

— Господин Тираэль, приятно видеть вас снова, — сказал Сарнакил кланяясь. — К несчастью, у меня плохие новости. Архидемон, с которым мы сражаемся — Ассур.

Тираэль кивнул. — Я знаю, это будет тяжелая битва.

— Все, кроме меня, знали, что Тираэль является архангелом? — громко выказал свое удивление Сиггард, но никто не ответил ему.

— Раз ты здесь, Тираэль, означает ли сие, что Повелители Небес вмешаются? — спросил Сарнакил. — Боюсь, это наша единственная надежда.

Тираэль печально покачал головой:

— Самым могущественным из нас очень трудно появляться на уровне смертных. Даже я не могу продержаться больше ночи за один раз. Я могу предложить совет, но не более.

— Тогда все уже потеряно, — сказал Сарнакил, обернувшись к Тильгару. — Мы должны эвакуировать город, ваша светлость.

Тильгар покачал головой:

— Я не понимаю. Что такого особенного в этом «Ассуре»? Насколько я понял, даже с его текущей численностью, наши силы все еще сопоставимы, а городские стены защитят нас.

— Он защищен глифом, который можно наложить раз в тысячелетие, — сказал Сарнакил. — Его не может сразить ни какая живая рука, будь она рукой смертного или ангела. Никакое оружие из того, что у нас есть, не сможет повредить ему.

— Откуда ты можешь знать это? — потребовал Тильгар. — Как ты можешь быть в этом уверен?

— Я один из Повелителей Визджереев, — объяснил Сарнакил. — Десятки лет я обучался призывам духов и демонов, и возглавлял на совете многих из моего клана. Демоны учат знаниям так легко, и часто она оплетена ложью, но не так давно мы узнали имена большинства баронов Преисподней. Их повелители, меньшие и Первичные зла, известны нам только по званиям. Из всех баронов Ассур — наиужаснейший. Мы мало что о нем знаем, за исключением того, что он — приближенный Повелителя Ужаса, и что, он зачарован Глифом Неуязвимости.

— Ты можешь вызывать демонов, правда? — спросил Вульфгар, — Значит, ты можешь вызвать своих собственных монстров, чтобы сразиться с ними?

Сарнакил покачал головой:

— Моя магия не та, что прежде. Когда Бартук, Кровавый Полководец, атаковал город Виз-Джун, мы, Визджереи, повели меньшие кланы в бой, убежденные, что призванные нами демоны вместе со стихийной магией меньших кланов легко уничтожат армию Бартука.

— Веками мы с легкостью вызывали созданий, думая, что можем их контролировать. Во время осады мы обнаружили, что все эти столетия мы заблуждались. Призванные нами демоны обратились против нас, бесчинствуя в наших рядах. И когда мы попытались изгнать их, мы не смогли. Если бы не меньшие кланы, город пал бы в первый же день. Мы вдесятеро превосходили армию Бартука, и треть из нас пала в осаде, большинство погибли не от войска Полководца, а от наших же собственных призванных существ.

— После окончания осады мы, Визджереи, были расколоты. Большинство повелителей кланов, такие как я, пустились в странствия, пытаясь вновь открыть то, что было настоящим. Я провел последние два года заново изучая оставшуюся для нас стихийную магию, но я и близко не достиг своей прежней мощи. Мы не сможем сражаться с Ассуром с помощью демонов.

Тираэль кивнул.

— Господин Сарнакил прав. Вы должны полагаться на свои собственные силы в бою. Если только это будет возможно, вы не должны позволить Ассуру занять город. Это, возможно, важнейший бой, который только гремел в реальности смертных.

— Не понимаю, — сказал Сиггард.

— Небеса и Преисподняя воюют тысячелетиями, но только недавно силы тьмы заинтересовались миром смертных. Этот мир всегда была защищенной от высших и низших уровней бытия, но Первичные Зла использовали Визджереев для того, чтобы ослабить эту защиту. Если им удастся основать здесь укрепления и удержат их, то у них будет место, которое силы света не смогут взять штурмом, и из которого они смогут идти на приступ самих врат Небес. Поэтому они и послали Ассура; благодаря нему, они уверены, что победят.

— Как мы можем сражаться с ним? — спросил Сарнакил.

— Вы можете попробовать убить его, — сказал Тираэль. — Возможно среди вас найдется тот, кто сумеет достигнуть цели. Однако шансов победить таким образом мало; вместо этого вам следует уничтожить его армию. Если вы отбросите ее, мы победим в этой войне.

Тильгар опустил взгляд, посерев лицом.

— Некогда провидец сказал мне, что я помазан судьбой, но я не желаю сражаться в поединке с Ассуром. — он поднял взгляд на Тираэля. — А что произойдет с нами, если мы потерпим поражение?

— И что случится с нами, если мы проиграем?

— Вечность тьмы, — заявил Тираэль спокойно. — Поэтому они не должны взять это место.

Битва

«Всегда уважай чистоту битвы. Ибо только в пылу боя

отбрасываются прочь все претензии на благородство и знатность,

заменяясь выживанием и смертью.»

— Леорик Хандурасский, «Искусство Войны».

Когда Сиггард и Сарнакил вышли из замка, Сиггард приостановился и с трудом надел сверкающую кольчужную накидку, прощальный подарок от Графа Тильгара. Наконец, кольчуга улеглась, как положено, и Сарнакил передал ему черный плащ. На ходу они услышали свист стрел и крики умирающих демонов. Сиггард перешел на бег.

Сарнакил перешел в бег:

— Это уже всерьез началось.

Он не побеспокоился проверить, следует ли за ним волшебник, но извлек меч. Руны на клинке Гутбреохта вздрагивали как бы ожив.

Наконец Сарнакил поравнялся с ним.

— Ты так стремишься отомстить? — спросил он, и добавил, — Не дай своей ярости погубить себя.

— Ассур уничтожил мою деревню, мою семью и мой мир. За кровь прольется кровь.

С этим он взбежал по истертым каменным ступеням, песнь Гутбреохта в его ушах стала всеобъемлющей. Достигнув гребня стены он взглянул вниз, в взбаламученную массу, окружившую город. Орда казалась почти бесконечной, несмотря на постоянную бомбардировку из катапульт, дождя валунов, сокрушавших все на своем пути. На мгновение все затихло, когда демонические ряды прилили к стенам.

15
{"b":"154417","o":1}