ЛитМир - Электронная Библиотека

Сиггард обернулся, чтобы взглянуть на чародея. Глаза Сарнакила почти сияли от удивления, а потом нечто притянуло взгляд Сиггарда на другом месте. Несколько скелетов пришли в движение, или так ему показалось, и пустые глазницы, казалось, пристально наблюдают за двумя.

Сиггард медленно пошел вперед, приложив руки на древнюю кожаную рукоять. Когда он дотронулся его, меч ожил, воспевая ему о славе и битве. Он запел о войсках ангелов и демонов и сражениях у врат самих Небес. И во всей песне звучало одно имя, — имя, которое Сиггард должен был назвать один лишь раз, и клинок стал бы служить ему вечно.

Сиггард повернулся и поднял меч. Вокруг них скелеты начали изменяться, кости стали соединяться друг с другом, как бы готовясь напасть, если будет произнесено другое слово.

— Ты знаешь имя меча? — спросил Сарнакил.

Сиггард кивнул и крикнул во все горло:

— Гутбреохт!

С треском кости упали на землю, черепа отвернулись от двух странников. Сарнакил сделал вздох, весь в изумлении.

— Это были стражники клинка, — сказал чародей глядя, как рухнул последний скелет. — Назови ты неправильное имя… — Он содрогнулся при мысли об этом.

Сиггард убрал Гутбреохт в ножны: — У меча теперь новый страж. — Внезапно он посмотрел в сторону входа, прислушиваясь к чему-то. Дождь остановился, и покров ночи нарушился недолгим птичьим пением и щебетом сверчков.

— Хотелось бы знать, как долго ждали здесь твоего часа, — пробормотал Сарнакил.

— Гроза прошла, — сказал Сиггард.

Сарнакил кивнул:

— Отдохнем снаружи, мой друг. Сие место приблизило меня к преисподней много больше, чем хотелось когда-либо.

Сиггард кивнул, и они покинули гробницу. На некоторый момент Сиггард почувствовал, что нечто провожает его взглядом, но когда он обернулся, — в гробнице не было ничего, кроме тьмы.

Прибытие и неудача

Заботьтесь обо всем Человечестве, ибо в Человеке

столько же превосходности, сколько в самих Архангелов.

Но в противность небесным духам, Человек вынужден

превозмогать свои слабости, и самый пагубный среди них есть гордыня.

— Священные писания Закарум.

Они провели ночь под звездами, Сиггард держал в руках Гутбреохт за все время, пока спал. Меч напевал ему, и сквозь ту песнь Сиггарду грезились воспоминания.

Вновь он стоял в рядах щитоносцев у Блэкмарша, наблюдая сквозь деревья за демоническим войском. Огромные валуны разбились на куски, придавив целые группы солдат. Фронт все еще держался, копьеносцы выкрикивали демонам свои ругательства.

Старина Банагар усмехнулся:

— Таким и должно быть всякое сражение!

— Мне бы сейчас оказаться дома! — закричал Сиггард, поднимая щит, как только начали лететь стрелы. Козлоподные существа стояли впереди войска, держа в руках огромные луки. Каждый раз когда они пускали стрелы, солдаты падали крича в агонии.

Появились псинообразные твари помельче, и несколько козлоподобных существ, несущих в руках грубые топоры и булавы. Они вломились в ряды щитоносцев и на переднем фронте завязалась борьба за выживание. Сиггард сразил козлодемона мечом, и сила его удара несколько вывела его из равновесия. Впрочем, с клинком видимо было что-то странное, — как будто оно не было на самом деле его….

Натиск поутих, оставив стену щитоносцев невредимым. Перед линией фронта лежали кучи тел, несколько людских и большинство принадлежащих монстрам. После первой попытки, враги отступили в поле, и Сиггард ощутил надежду. Теперь, когда большинство демонической силы оказались в открытом пространстве, он увидел, что у Энштейга численное преимущество. Все больше и больше демонов выходило из-за деревьев, но тем не менее, они превосходили их раз впятеро.

И снова они стали наступать, и этот штурм прошел даже более неистовей, чем прежний. Сиггард смутно осознавал, что просто не способен думать, и его рефлексы в одиночку помогали оставаться ему в живых. Когда некое существо предстало перед ним, он поднял свой щит и удар топора чуть не сбило его с ног. Его ответный удар пришелся твари в брюхо и монстр опрокинулся, ревя от боли. Как только он упал, его место занял другой, и взмах Сиггарда почти снес твари голову. Монстр упал назад брызгая кровью, и кусок кожи был единственным, что соединял его голову к шее.

— Думаю, что мы действительно сможем победить эту битву! — закричал Банагар ликуя и поднял щит, чтобы подразнить врага.

Со свирепым ревем, призраки за деревьями стали разделяться и устрашающий монстр вышел в открытое пространство. Несколько энштейгских лучников пустили в него стрелы, однако стрелы без нанесения ущерба отскочили от темно-красной груди устрашающего создания.

Сиггард открыл рот от изумления. Демон был громаден, без труда возвышаясь над козлоподобными существами, нападающих на них. Глаза его горели ярким красным огнем, а из плеч, локтей и колен торчали рога. Он был одет лишь в примитивную холстяную поясницу и ремень, и держал в руках огромный меч. На его груди был расписан странный символ, и Сиггард не знал, было ли это татуировкой, или еще какое нечто, которое носило это создание.

— Я приближенный Повелителя Ужаса! — рявкнуло существо, отчего содрогнулась сама земля. — Сложите оружие и подчинитесь мне, иначе все из вас погибнут.

Голос, ничтожный по сравнению с демоном, но все же гордый, выкрикнул в ответ:

— Мы никогда не покоримся тьме. Возвращайся в преисподнюю и не тревожь нас более.

Сиггард зажмурился, неожиданно распознав голос. Это был сам Принц Хротвульф, наследник Энштейга, любимый всем королевством человек. Он не знал, что король послал с армией и своего сына, и некоторое время он размышлял, было ли это хорошим замыслом.

Демон усмехнулся, и в этой усмешке Сиггард увидел такую злобу, какую ни разу не видел за всю свою жизнь.

— Тогда вы все умрете!

Монстр шагнул обратно в лес, и призрачные создания задвигались снова, прикрывая собой его уход. Наступило мгновение молчания, когда Сиггард и остатки армии стали задумываться над тем, что же будет дальше.

— Они бьют с тыла! — донесся крик из задних рядов. Сиггард обернулся и увидел как умерли несколько солдат, безо всякой видимой причины. Но все же, пролитая кровь была на лицо. Затем из ниоткуда прямо посреди рядов щитоносцев показалось существо, держащее длинный зазубренный нож.

Началось замешательство, и в тот самый момент, демоны пустились в атаку. На этот раз, они прорвали стену щитоносцев и Сиггард осознал, что находится в западне посреди моря врагов. Он сражался как сумасшедший, опрокидывая сразу нескольких тварей, но их прибывало все больше и ряды были прорваны.

Раздался хрипящий крик Банагара, Сиггард обернулся лицом к еще одному из материализующихся демонов. Сильным ударом, он раздробил голову твари, но их прибывало все больше и Сиггард вдруг обнаружил, что оказался среди трупов людей таким образом, что не мог более шевельнуться.

И в тот момент, разразилась полная паника.

٭

Он начал просыпаться и увидел, что Сарнакил стоял на часах. Маг повесил свой мокрый плащ над одном из веток дерева, и видимо ждал, когда он высохнет. Утреннее солнце все еще было низко к горизонту, испуская приятное тепло, умеряемая легким ветерком.

— Прекрасный день, мой друг, что жить аж хочется! — сказал Сарнакил, указывая на чистое небо. — Предвещается замечательный день.

Сиггард поднялся и потянулся.

— Лишь надеюсь, что жители Бреннора все же сойдутся с тобой во мнении.

Сарнакил не ответил, держа в руках кусок мяса.

— Я сумел поймать зайца прошлой ночью. Смелым зверьком оказался; Он выбежал почти прямо перед моим носом.

Кивая, Сиггард взял предложенное и откусил маленький кусок. Потом положил остальное в сторону.

9
{"b":"154417","o":1}