ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Парк Горького
Fahrenheit 451 / 451 градус по Фаренгейту
Между панк-роком и смертью. Автобиография барабанщика легендарной группы BLINK-182
Фактор умолчания
Как смотреть кино
Дом учителя
Дунайские волны
Сила воли. Как развить и укрепить
Ведьмак (сборник)

Он же старший, вроде… Мастер… Я себя всегда с новыми учителями неловко себя чувствую, а тут один на один…

- Нейра! – оклик пришёлся так внезапно, что я вздрогнула, отрываясь от мыслей. – Иди сюда.

«Интересно, а он-то кто в здешней иерархии? - пришла мне в голову закономерная мысль. – Что-то он лихо командует, несмотря на ложную тихость. Вон как Ботага приструнил… Да и Лорг с Лентой, если подумать, тоже избегали чрезмерной инициативы, стараясь придерживаться его указаний».

Я остановилась перед вывешенными клинками и покосилась на Гаудона, запоздало вспомнив, что лук у меня так и остался лежать на кровати.

На мой вопросительный взгляд он чуть нахмурился.

- И что мы стоим? Выбирай. Рефьол первым делом приказал снабдить тебя боевым оружием. Н а ш и м оружием.

Я хотела было возразить, что оружие у меня уже есть, но смолчала. К тому же, Ворлок продолжил инструктаж:

- Каждый по-разному выбирает себе клинок. Кому-то достаточно провести ладонью над рукоятью, а кто-то считает необходимым взвесить меч в руке, ощутить его ладонью. Ты не должна ощущать ни малейшего неудобства… Впрочем, попробуй сама. Думаю, ты поймёшь, когда возьмёшь своёоружие.

Я пожала плечами и приступила к исследованию. Без особого, впрочем энтузиазма. Мне предстояло перепробовать не менее трёх сотен различных «рукояток», от могучих, вероятно, двуручных, до маленьких, едва умещающихся в ладони. Похожие были на Лентиных кинжалах. Также было несколько видов длинного, чёрного древка, ближе к вершине начинающего прерываться. Волк пояснил, что на эти копья нацеплены длинные лезвия, и, чтобы их уравновесить, другую половину наконечника удлиняют и спирально закручивают вокруг древка.

Коллекция занимала почти всю поверхность стен, что наводило на мысль о втором, оружейном предназначении зала. Из-за подобного разнообразия выбирала я уже почти час. Ворлок отошёл в сторону, чтобы не мешать, но время от времени комментировал какой-нибудь клинок, либо говорил обо всей коллекции сразу. Из его пояснений я выяснила, что почти половина арсенала – оружие, оставшееся после покойных владельцев. «Многие из них были так себе, - как рассказывал Гаудон, - но вот частенько клинки их были просто шедевром. Жаль только, что и шедевральных хозяев не так много, поэтому они стали практически украшением зала, не более».

Во время просмотра четвёртой – и, соответственно, последней стены – я начала нервничать. Не то чтобы я не старалась – наоборот, я всё своё шестое чувство (если таковое вообще имелось у меня в наличии) бросила на поиски этого своего клинка.

Но и последнюю пару кинжалов я тоже положила обратно. Нет, нет… Ну не то. Я хорошо представляла себе, что я ищу… В смысле, что я могла бы почувствовать. Потому что я хорошо помню свои ощущения тогда, когда я впервые натянула белый лук. Такое не забывается. Чувство спокойствия и уверенности, силы и бесстрашия. Тут же… Просто холодный металл, чуждый и руке, и духу.

Так вот, осторожно переместив рукояти на их законные места, я обернулась и вздрогнула, встретившись взглядом с Ворлоком. Тот стоял, чуть ссутулившись и скрестив руки-лапы на груди. Выражение же его лица было настолько мрачным, что я сама невольно сжалась.

- Ты уверена, что не пропустила ничего? Что взвесила в руке всё здесь находящееся оружие? – глухо спросил он.

- Ну, да, - неуверенно проговорила я, - но если вы хотите, я могу пройти ещё раз…

Ворлок чуть расслабился и вздохнул.

- Нет… Не надо. Я видел, ты действительно касалась всех клинков. Что ж… в таком случае, примерять щит тоже бесполезно. Тогда перейдём к тому, ради чего ты здесь: к тренировке.

Он повёл меня в дальний угол зала к закрытому шкафу. Я не касалась его, потому что ожидала, что при надобности Ворлок сам укажет мне на пропуск. Пожалуй, так и надо было. За деревянными дверцами (господи! Первый раз вижу в этом мире что-то, сделанное из дерева!) хранились… обычные стальные мечи. Простые, видимые.

- Бери себе любой одноручный меч – заодно посмотрим, отличаешь ли ты простые мечи от клеймор [4]– и начнём. – Приказал волк.

- Подождите! – я была несколько ошарашена. – Мы буде тренироваться… с ЭТИМ?!

- А что такого? – пожал плечами Серый. – Мечи как мечи. Только видимые. Для самых… э-э… для новичков. Не беспокойся: края тупые. Самые большие раны, нанесённые этим, с позволения сказать, оружием – это синяки.

- А… у… - не найдя, что сказать, я осторожно извлекла на свет божий один из этих тренировочных клинков. К счастью, сориентировавшись на более короткую ручку, чем у других, я не прогадала – меч действительно оказался одноручным. И даже более лёгким, чем я ожидала. О чём я незамедлительно сообщила волку.

На моё заявление он хмыкнул:

- Посмотрим, что ты скажешь, когда придётся им махать.

Ой-ё… Как же было обидно, что он не обманул! Уже минут через пятнадцать я была мокрая, как мышь. А ведь это было только начало!

Хотя со стороны и не подумаешь, что всё так сложно. Сперва Гаудон показывал пару-тройку выпадов или блоков, потом внимательно наблюдал за тем, чтобы я в точности повторила их… а потом требовал их применения на практике. И хотя двигался он ну о-очень медленно, мне невольно приходилось прикладывать просто чудовищные усилия, чтобы за долю секунды понять, как парировать тот или иной его выпад. С нападением было чуть попроще… ну, если не считать того, что проскользнуть мимо его защиты я перестала и пытаться после первых же минут.

Первый пятнадцатиминутный перерыв Ворлок устроил лишь через час. Как только я заслышала это магическое слово «Отдых», я выронила меч, чуть не стукнувший меня по пальцам, и рухнула там же, где и стояла. Но уже через минуту пришлось встать хотя бы на колени. Почему? А вы сами попробуйте полежать на холодном каменном полу! Хорошо ещё, Серый пообещал мне минимальный шанс заболеть: всё-таки у пушистой шкурки есть огромные плюсы.

По истечении пятнадцати минут, тренировка возобновилась. Окончательно Ворлок выпустил меня только ещё через два часа. К тому времени я уже настолько выдохлась, что полностью потеряла интерес ко всему на свете… и к самому свету, кстати, тоже.

Не знаю, каким образом я доползла-таки до своей комнаты. Но когда это произошло, я бревном рухнула на кровать (лук, кстати, я, оказывается, забыла вовсе не на ней, а на столе) и вырубилась.

…Сказать, что пробуждение было ужасным, значит не сказать ничего. Только придя в сознание, я ясно представила, каково, наверное, приходилось бедному Лоргу… Вот только Ленты рядом со мной не было.

Судя по солнцу, или, вернее, его отсутствию, сейчас было не позднее пяти часов утра. У-у-о-у…

«А ты что хотела?! – от нечего делать, набросилась я на саму себя. – Сколько длились занятия? Часа три? А позавтракала ты в час! Ну и посчитай, со скидкой на дорогу туда-обратно, когда ты заснула?»

Я зажмурилась и зарылась лицом в подушку. Н-да… а мои родные всегда мечтали, чтобы я так засыпала… Оп!

Ощутив, что мои мысли принимают не совсем приемлемый оборот, я решительно поднялась с кровати… вернее, предприняла такую отчаянную попытку. Чтобы завалиться назад, воя от боли. Ой-ой-ой… теперь представляю, что чувствует мясо, прокрученное через мясорубку!

Но зато мысли о доме улетели куда-то в сторону, сменившись весьма нелестными эпитетами о программе, разработанной Рефьолом и Ворлоком. Я весьма живо представила себе эту парочку в Главном зале, заговорщически переговаривающуюся и злорадно хихикающую… Гр-р!

Зарычав, я села на кровати. Зажмурилась, заскрипела зубами, но удержалась в таком положении. Подождав минут пять и почувствовав, что боль ослабла, я медленно поднялась. Больно, конечно, но всё же не так, как если бы я вскочила. Но из-за длительности в три раза неприятней.

Как я уже упоминала, я по натуре настойчивая и упёртая. Уж если что-то решила, то я сделаю это как угодно и любыми жертвами. В данном случае в качестве жертвы выступало моё разнесчастное тело, но зато уже через час я, притерпевшись, спокойно ходила, садилась, ложилась и совершала другие подобные действия даже не морщась. Но, конечно, только в медленном темпе. Любое резкое движение вызывало взрыв боли, вплоть до помутнения в глазах. В один из таких моментов я даже навернулась, зацепившись ногой за стул, и своим воплем, наверное, перебудила весь этаж.

вернуться

4

Клейморы - тяжёлые двуручники.

15
{"b":"154418","o":1}