ЛитМир - Электронная Библиотека

После она быстренько надела шёлковое изумрудное платье и сняла незабвенную чёрную ленту со лба. Вместо неё рысь заколола в волосы несколько зелёных камней. Что мне в них понравилось, так это когда на них попал случайный солнечный блик и преобразил их в золотистые – как её глаза.

- Всё, идём. – Кивнула она. – Сегодня ты можешь расслабиться… хотя предупреждаю – отдыхать не придётся!

День не обещал быть весёлым – он им был! Один вид разодетых в лучшие наряды Кародроссов поражал воображения, а улыбки почти на каждом лице здорово поднимали настроение и настраивали на ответный зубоскал.

Лента всю дорогу что-то щебетала, смеялась, шутила со встречающимися друзьями, и вообще вела себя так безумно весело и беззаботно, что ей вслед оглядывались. Хотя, исходя из того, что оборачивались в основном лица мужского пола, стоило предположить, что их интерес вызывало не только её чувство юмора, но и воздушная, полупрозрачная ткань платья. В нём она была просто безумно привлекательна.

В столовой тоже не обошлось без приятных сюрпризов. Повара расстарались на славу, приготовив необычайные вкусности.

Увы – рысь не дала мне насладиться всем многообразием праздничного стола. С нетерпением дождавшись, пока я проглочу пару сладостей (невиданная ранее роскошь!), она потащила меня в главный зал. Пешком, потому что кворталы отключили. Для безопасности. Никто не мог гарантировать, как они поведут себя, принимая такое количество народа. Кроме того, Лента шёпотом сказала, что на кухне во все напитки подмешали немного алкоголя – для веселья. Веселье весельем, но заснуть в квортале не хотелось бы никому.

Главный зал также неузнаваемо преобразился к сегодняшнему мероприятию. Я и раньше заметила, что стены были украшены мраморными барельефами в виде растений и диковинных животных, похожих на драконов, грифонов и им подобных. Теперь всё это великолепие засверкало и стало переливаться, так что порой рябило в глазах. На пол-зала были разложены многочисленные мягчайшие ковры – похоже, если дело дойдёт до торжественной части, лежать или сидеть придётся на них. На другой половине было какое-то подобие дискотеки: девушки и юноши, Кашкаи, Гаудоны, Гонголаги и Шикшаи практически всех возрастов, насколько я могла судить, отрывались так самозабвенно, будто были не в ином мире, а на родной планете Земля. Но всё же там была в основном молодёжь. Взрослые, более спокойные Кародроссы, поодаль и разговаривали о чём-то с друзьями либо просто с задумчивой улыбкой созерцали зал.

Под потолком звенела незнакомая, необычная музыка. Это, конечно, правильно: раз нельзя притащить магнитофон из дома, значит, его надо изобретать заново. Хотя, приглядевшись получше, я узрела группу музыкантов, среди которых с изумлением и радостью узнала Ворлока, орудующего на вполне узнаваемой гитаре. Вполне узнаваемой, но всё же немного другой. Озадачил немного меня тот факт, что у неё было два грифа… Впрочем, другие играли на ещё более странных инструментах.

Лента затянула меня в самый центр танцующих.

- Р-раступись! – и она толкнула меня в моментом освободившееся пространство.

Чуть не упав, я удержала равновесие, но под десятками взглядов почувствовала себя неуютно. Но взгляды, устремлённые на меня, были наполнены такой радости, ожидания и ободрения, а музыка вдруг показалась такой зажигательной, что я не выдержала. Ну, дер-ржитесь!

Восторженный вой взлетел под потолок! Эх, давненько я так не отрывалась! Необычное платье с одной стороны ограничивало меня в движениях, но зато давало новый простор для фантазии. Вскоре меня вновь окружили остальные танцующие, заразившись моей энергией. Рядом самозабвенно отплясывала Лента.

На какое-то время даже забылось всё плохое…

Не знаю, как скоро, но музыка постепенно перетекла из взрывной в более плавную и стихающую. К тому же моменту я почувствовала, что несколько устала, выпорхнула из тесной группы и уселась на свободном ковре, чтобы чуть перевести дух. Ко мне плюхнулись тоже несколько запыхавшиеся, но не менее счастливые Лента и Филина.

- Ух! Ну ты и зажгла! – выдохнула изумленная горностайка. – Я тебя даже не сразу узнала!

- Да уж, разошлась не на шутку. – Хихикнула рысь, довольно щурясь.

- Да ладно вам. - Смущённо хмыкнула я. – Захвалите…

- Тебя захвалишь! - по-доброму усмехнулась Филя (это мы ей прозвище такое дали. Сперва она ворчала, а потом махнула рукой – всё равно её уже все знакомые стали так называть).

Я в ложном возмущении фыркнула, но затем улыбнулась и покачала головой.

Ко мне подошёл барс, тот самый, что мне симпатизировал. Натар.

- Вы не против медленного танца? – медоточивым голосом мурлыкнул он.

Я повела плечами и очаровательно улыбнулась.

- Не против.

Приняв галантно предложенную лапу, я поднялась, но…

Музыка стихла окончательно. Подростки с танцплощадки постепенно оттянулись к коврам. В зал прошёл Рефьол, держа за руку стройную чёрную пантеру. Уж не сестра ли Лоргу?

Но, так или иначе, похоже начинается торжественная часть, а значит танцы закончились.

Я покосилась на Натара. На его лице было написано такое разочарование, что мне стало его даже жалко.

- Извини, Тар. – Виновато фыркнула я. – Похоже, придётся ждать следующего праздника.

- Ладно… - Он вздохнул. – Но там я уж позабочусь, чтобы нам с тобой всё же осталось немного времени.

Я лукаво сощурилась, и, сделав ручкой несколько расстроенному барсу, направившемуся к своей, мужской компании, присела между Филей и Лентой. Наклонилась к последней и негромко спросила:

- А что сейчас будет?

- Прямо сейчас – ничего интересного. – Хмыкнула рысь. – Сейчас Правитель будет нас поздравлять…

Пока она говорила, Рефьол с подругой прошёл к трону за нашими спинами. Все торопливо стали разворачиваться к ним. Пантера горделиво уселась на левую часть трона, а Лев развернулся к нам.

- Народ Кародроссов! – разнёсся над нашими головами его раскатистый, гулкий голос. – Сегодня Дорганак справляет юбилей: семьдесят пятый год со дня Великой Победы!

Кое-где раздался одобрительный рык, а Лента, как ни в чём ни бывало, продолжила.

- …пожелает долгих лет жизни и одних лишь побед…

- Мы жили в этом Замке, и будем жить! И Мрадраззам никогда не увидят ничего, кроме поражений! Пусть они парят в небе и бессильно смотрят, как мы идём вперёд, к победе! Да не иссякнут силы в ваших руках, и не покинет энергия ваши мечи!

Громкость рыка возросла, теперь даже я почувствовала воодушевление, подкатившее к горлу еле сдерживаемым рыком. Да, Рефьол, как истинный правитель, действительно знал, что говорить своему народу…

- Но сегодня, однажды в году мы спокойны: в этот день даже Мрадраззы не посмеют нападать.

Одобрительный вой постепенно стих, и белый лев уселся.

- Ну, а теперь начнётся развлекательная программа. – Хмыкнув, закончила рысь, поудобнее устраиваясь на локте.

В центр зала вышел благородный олень с короной немного подпиленных (чтобы не перевешивали) рогов. Я невольно хихикнула: интересно, какое значение здесь имеет слово «рогоносец» по отношению к мужскому полу?

Герольд поклонился Повелителю. Тот ответил доброжелательным кивком, и сидящие Кародроссы стали так же торопливо разворачиваться к одетому в ярко-зелёный камзол «Бемби» – как назвала я его про себя –, который звонким голосом торжественно объявил:

- Многие наши друзья, Пришедшие и Рождённые, готовы развеять вечные тревоги и волнения этим вечером. Забудьте сегодня про войну: пусть их выступления подарят вам несколько часов безмятежности.

С этими словами он поклонился снова и отошёл в сторону. Вместо него живенько выбежали несколько очаровательнейших жеребят разных мастей с Ланой в том числе, облачённых в лёгкие накидки пастельных тонов.

Они дружно отвесили лёгкий, даже игривый поклон зрителям, и выдали яркий весёлый танец, настолько замечательный и бесшабашный, что у меня уголки губ невольно потянулись к ушам. Заводная мелодия ещё больше поднимал настроение. Невольно захотелось выскочить к ним и присоединиться к этой пляске, наполненной доверчивостью и юным, не обременённым бедами оптимизмом (ох…ну и загнула!).

19
{"b":"154418","o":1}