ЛитМир - Электронная Библиотека

Подняв голову, я краем глаза заметила снизившегося врага, который решил использовать меня как удобную и, главное, неподвижную, мишень. Но этого удовольствия я ему не доставила. Взвизгнув, я отпрыгнула в сторону, а в том месте, где я только что стояла, взорвалась маленькой вспышкой промазавшая стрела.

Лук как будто сам прыгнул мне в руку. Я выстрелила, но недостаточно точно. Мой снаряд пробил Мрадраззу крыло. Он вскрикнул и упал на крышу с высоты метров в пять. Но к моему безграничному удивлению тотчас же вскочил… и подоспевшая Лорина снесла ему голову. Хлынула кровь, обезглавленное тело упало, а к горлу подкатил неприятный комок.

- Целься в грудь! – крикнула мне воительница. – В сердце!

Я сглотнула и на автомате кивнула. Волчица умчалась. Я тоже решила больше не создавать лишних удобств для врага и побежала зигзагами, останавливаясь лишь чтобы прицелиться…

…Должна признаться, что лишь после битвы до меня дошло осознание того, что я вновь убивала… Убивала не совсем хладнокровно, преодолевая некоторое внутреннее сопротивление, но тем не менее – убивала много и точно. И как бы Ворлок, Лорг, Лента и остальные не твердили мне, что это необходимо, мне понадобится ещё больше времени, чтобы «привыкнуть».

Если… если вообще возможно к этому привыкнуть.

На моём счету уже было пять сбитых «истребителей», когда я, оказавшись около одной из баллист, решила посмотреть, как же они действуют. Неужели эти небольшие шары, диаметром сантиметров тридцать, попадают в вертких крылатых?

Щёлкнул спусковой механизм. Искрящийся шар выстрелил, и, хотя он и близко не попадал ни в одного из атакующих, оказавшиеся рядом Мрадраззы попытались метнуться в сторону.

Не получилось.

Сфера взорвалась алым туманом, в котором на пару секунд пропало не менее трёх птичек. Но туман быстро рассеивался. Я смогла разглядеть всех троих, замерших на несколько секунд, как статуи. Потом они начали падать, медленно набирая скорость.

Я не стала смотреть им вслед. Сорок этажей – это приговор для любого.

О-ой!

Философ хренов!!! Замечталась?!

В последний миг заметив опасность, я метнулась в сторону, и алая стрела угодила в катапульту.

Грохнул взрыв! Меня отбросило на соседнее оружие, а осколок угодил мне под ключицу. Я охнула от боли и схватилась за него. Зря: вырывать нельзя, сейчас я не смогу остановить кровь; а потревоженная «заноза» отозвалась болью, кажется, во всей груди.

Меня передёрнуло. Но я закусила губу, и, выждав пару секунд, пока боль утихнет, поднялась. Гр-р-а-а-у…

Моё неожиданное ранение не остановило бой, поэтому мне ничего не оставалось, как продолжить стрелять, кривясь каждый раз, как я оттягивала энтропическую тетиву. От боли на глазах выступали слёзы, мазать я от этого стала чаще…

Примерно через три четверти часа напор атакующих стал слабеть. К тому времени из чувств у меня не осталось ничего, кроме поддерживающих друг друга – и меня заодно – боли и упорства. И всё. Как это странно не звучит, без любого из них я бы уже упала от усталости. Вокруг осколка пульсировала кровь, так что скоро мне стало казаться, что это он моё настоящее сердце. Утомлённый мозг уже практически не различал цветов – только движение, а руки сводило судорогой каждый раз, когда я натягивала лук.

От сражения у меня остались только обрывочные воспоминания. Ворлок, с рыком натягивающий баллисту, около которой бездыханным лежит огромный Гонголаг… Лорг, щитом прикрывающий Ленту, мечущую из-за него свои кинжалы в Мрадразз, пролетающих над крышей… наверное, чтобы можно было обирать с убитых свои же кинжалы… Филина и Лорина, четырьмя мечами на двоих отбивающие летящие в защищаемую ими катапульту стрелы…

Наконец раздался чей-то пронзительный вопль, и все Мрадраззы, как один, отпрянули в разные стороны от крепости. Я уронила руки и упала на колени, откинув голову, чтобы не прижать случайно осколок. Закрыла глаза… Сразу стало так хорошо, что мне даже показалось, будто я уснула.

- Нейра!

Я открыла глаза. Ко мне бежали Филя и Тар. Я попыталась подняться им навстречу, но поскользнулась и, упав на одно колено, вскрикнула. Ложное «сердце» взорвалось болью. Теперь, когда всё закончилось, она показалась раз в двадцать сильнее.

- Не волнуйся, Ней. Сейчас тебе помогут…

Они аккуратно подхватили меня под руки и повели к одной из катапульт. Рядом с ней сидела Лента и зубами затягивала повязку на руке. Увидев меня, она ахнула.

- Нейра! Ты…

- Ничего, жива, - просипела я. В горле пересохло, говорить я могла с трудом, - а будем живы - не помрём...

- Держись, Ней. – Шепнул мне барс. – Сейчас… Садись здесь…

Меня осторожно опустили на землю, а рысь наоборот, встала. Внимательно осмотрела застрявший осколок.

- Внимание, Ней. Сейчас будет больно.

Я кивнула. Натар присел рядом.

- Не бойся, друзья с тобой. Сожми покрепче зубы.

Я последовала совету и, на всякий случай, зажмурилась.

- А-а-р-р-г-х!

Несмотря на крепко стиснутые клыки, я не удержалась от рыка. Но следом за адской болью пришла прохлада. Я открыла глаза – Филина уже смазывала рану целебной мазью.

- А вы… все… целы?.. – просипела я.

Лента дёрнула ушами, не сразу расслышав.

- Да, все. Филя, Лорг и Ворлок отделались незначительными царапинами; у нас с тобой контузии чуть потяжелей, но не смертельные… Встанешь?

Я кивнула, но барс всё же поддержал меня.

- Куда теперь?

Рысь покачала головой.

- Тар пусть проводит тебя, но нам нужно дежурить до утра. Так принято. Мрадраззы могут повторить налёт.

- Ах так? Тогда я… тоже… остаюсь! – я возмущённо отстранила парня и встряхнулась, чуть поморщившись. Мазь действует быстро, но – увы – не мгновенно. – Мне нужно лишь чуть-чуть отдохнуть… и попить…

- Ну, как хочешь… - вздохнула горностайка и протянула мне флягу с пояса. – Тогда могла бы и не вставать.

Я благодарно кивнула и, осушив почти половину, села обратно.

- Хорошо. Вы будете здесь?

- Нет. Нужно рассредоточиться по крыше и у баллиститов

- Чего? – не сразу поняла я.

- Ну, у этих. – Филина постучала костяшками пальцев по боку оружия. Значит, вот как оно называется… баллистит.

- Ладно, удачи.

Друзья ответили тем же и разошлись – каждый на своё место.

А я… я же – ну не судите меня строго! – минут через пятнадцать начала клевать носом, а через шестнадцать сладко засопела до самого рассвета.

Проснулась я оттого, что Натар осторожно тряс меня за плечо.

- Нейра, просыпайся!

- А?.. Что? Который час? – зевнув во всю пасть, сонно спросила я.

- Что-то где-то около девяти утра. – Прикинув про себя, ответил Тар.

- У-у-у…

- Знаю, знаю, ты бы ещё поспала. – Прервал мой обречённый скулёж он. – Я бы не стал тебя будить, но приходил Рефьол. Он просит тебя подойти. И… ну… он прислал сопровождение.

Я удивлённо подняла бровь. Сопровождение? С чего бы?..

Потом я невольно покосилась в сторону бордюра. На него опирался меч барса, рядом лежал небольшой приборчик. Насколько я помню, им измеряется энергия меча, или иными словами – «напряжение». Хм…

- И давно ты здесь кукуешь? – задумчиво спросила я.

- Я? Ну… - он смутился. – Я проходил мимо, а ты тут так сладко спишь… Ну я решил не будить…

- Понятно. – Я иронично хмыкнула, про себя сказав ему большое человеческое, или, точнее кародросское спасибо. – Страж, значит…

Я благодарно улыбнулась окончательно сконфуженному Натару. Встала и от души потянулась. Что-то где-то хрустнуло и щёлкнуло. Немного болели руки, но это, в сущности, не так страшно. И ноги чуть-чуть… и тело… Ладно. Переживём.

Повертев головой, я заметила двоих воинов: леопарда и пуму. По тому, в какую сторону они смотрели, сомневаться в том, кого они ждут, не приходилось.

- Ну что ж, удачи тебе в оставшемся дежурстве. – Я развернулась к посыльным, но барс неожиданно удержал меня за руку.

- Что? – я подняла брови.

21
{"b":"154418","o":1}