ЛитМир - Электронная Библиотека

Волк помолчал. Потом вздохнул и отошёл в сторону.

- Ладно. Иди к себе.

Я поражённо вскинула голову. Как? А занятия?

- Подождите, а тренировка?.. – растерянно попыталась возразить я, но мастер с нажимом повторил.

- Иди. Тренироваться будем завтра. А сейчас… если хочешь, можешь попросить Ленту позаниматься с тобой на «стенке».

«Стенкой» называлась часть одного из больших тренировочных залов, имитирующая кору деревьев и поверхность скал. Её сделали специально для Кашкаев, чтобы те могли развивать данные им природой «цепляльные» и «карабкательные» навыки.

Я кивнула, и, пробормотав: «Всего хорошего, Ворл… мастер», - поспешила уйти из зала. За месяц тренировок я успела выучить для себя – он не любит повторять дважды.

Однако на выходе он окликнул меня. Когда я обернулась, то увидела улыбку на его морде, почти такую же, как в подземелье.

- Ты поблагодарила меня, а я хотел сказать «спасибо» тебе. За то, что ты не оставила меня, даже когда я просил. Когда я чувствовал на себе твой взгляд, мне… действительно было немного легче. 

Глава VII.

Последние события произвели на меня тяготящее впечатление. Но, рано или поздно, всё проходит. Вот и здесь шипованные колёса боевой телеги жизни в Дорганаке вернулись в свою колею. Почти…

Тренировки возобновились. В той же пропорции времени и нагрузок.

Но я больше не могла смотреть на Ворлока прежними глазами. Раньше он был мне просто симпатичен, но теперь я испытывала  к нему достаточно противоречивые чувства, как к другу и, одновременно, как… ко второму отцу.

Лента… наверное, потом Ворлок рассказал ей о нашем разговоре. Внешне наши дружеские отношения почти не изменились, но я заметила ту ненавязчивую опеку, которой она меня окружила. То есть… она и раньше мне помогала. Но теперь она стала для меня как бы старшей сестрой…

Кстати, одно замечание о тренировках с ней. Раньше они с Лоргом вместе натаскивали меня: ловкость, скрытность, скорость. Но позже заниматься этим стал исключительно Лорг. Рысь же начала посвящать меня в основы целительства, уча распознавать полезные травы и готовить из них отвары и мази. Я усердно училась этой тонкой науке, сверхъестественным шестым чувством ощущая, что вскоре не на кого будет надеяться, кроме себя самой.

Одним словом, загрузили меня. Сильно и надолго… но это, на самом деле, лишь помогало мне переживать произошедшее. Как-то…как-то нехорошо всё это отпечаталось в душе.

Всё осталось тем же, и всё же неуловимо переменилось. Может быть, из-за того, что я стала иначе смотреть на людей. Людей, у которых душа отражалась в обличье зверя.

Я стала невольно присматриваться к ним всегда и везде: когда спускалась или поднималась; окидывала небрежным взглядом многолюдную столовую; занималась в большом зале.

Даже те, кого я хорошо знала, вызывали у меня порой иные эмоции, отличные от тех, которые я испытывала ранее. Я как будто научилась «читать» людей по их внешнему облику, который здесь почти никогда не обманывал.

Так я вскоре почти перестала общаться с вежливой на виду, но на деле заносчивой и высокомерной сиамской кошкой Дерерой; тихим, но мстительно-злорадным крысом Шерком; койотом, подлизывающимся ко мне, а на деле заключившим унизительное для меня  пари со своими друзьями из той же породы. Узнала я об этом пари по чистой случайности… и Дкор об этом ОЧЕНЬ сильно пожалел. Н-да, разрыв получился громким…

Зато крепко сдружилась с хмурым, но мудрым медведем Потапом. Глядя на этого огромного, метра под три, бурого зверя я  особенно отчётливо поняла, почему в моём мире все боятся этого «хозяина тайги»…

А моей чуть ли не лучшей подругой стала Аличка, молчаливая тихая шиншилла. Она частенько становилась предметом насмешек окружающих, но отпора никогда не давала, хотя с друзьями могла быть даже резкой. Она, кстати, оказалась опытной травницей и, когда мы с ней сдружились, не раз помогала мне с «домашним заданием» от Ленты. Те же, кто пытался «наехать» на неё теперь трижды думали перед своим поступком.

Но не только разнообразие характеров пробудило во мне новый интерес к Кародроссам. Не раз, глядя на неповоротливого Потапа или на скромную с виду Аличку, я думала: а что у них осталось в том мире? Кого или что им пришлось оставить?

Спрашивать я не решалась. Отчасти оттого, что не хотела лишний раз заставлять их переживать прошлое, отчасти из-за того, что боялась сама. Мне до сих пор было неприятно и капельку жутко вспоминать историю Ворлока…

Как того и желал Рефьол, в нашу следующую встречу я была безупречно вежлива и старалась показать своё уважение. Но, на моё счастье, он не мог заглянуть в мою душу, где затаились глубокая обида и даже злость. И недоумение: как человек с такой царственной душой может так поступать?! Хотя… львы – безжалостные хищники. Безжалостные ко всем, даже к львицам, которые охотятся, пока цари отдыхают в тени деревьев.

Я себя к «охотящимся львицам» не относила. Скорее, наоборот – к только начинающим постигать жизнь львятам. Поэтому, конечно, я могла и ошибаться. Возможно, даже ошибалась, ведь знала ещё так мало…

Но никто не мог объяснить мне всего того, в  объяснении чего я нуждалась.

Впрочем, это не относится к теме. В действительности же меня напрягало совсем другое: по здравому размышлению я задумалась, с чего бы Рефьолу так откровенно подозревать меня в таких нехороших махинациях, как… предательство? Или это просто вариант проверки? Но опять же: проверки на вшивость. Странно, но ни Лок, ни Лента не упоминали о таком испытании. Ерунда какая-то.

Правда, была у меня версия.

Моё специфичное оружие.

Мой Гаудон ещё дважды пытался решить эту проблему, но ничего не изменилось. Вот только в следующий раз на мои занятия пришёл сам Правитель. Внимательно наблюдал за нами, а затем приказал ещё раз опробовать развешанные по стенам клинки.

Ничего. И ему это очень не понравилось.

Тогда он вновь предупредил меня, чтобы я как можно меньше занималась с луком. Я возразила, что и так неделями не прикасаюсь к нему (что было неправдой – стрелковые занятия у меня были регулярно), но он, по-моему, мне не совсем поверил…

Размышляя сейчас – в смысле, в момент работы над данной рукописью – над теми довольно-таки щекотливыми ситуациями, я пришла к выводу, что тогда я уже практически не на что не могла повлиять. Начиная с первого нападения Мрадразз после моего прихода, мясорубка судьбы закрутилась, затягивая меня и окружающих.

Вторая волна проблем возникла с того, что некая группа птицеголовых незаметно подобралась практически на сотню метров к крепости. Обхитрить тонкие локаторы крепости им удалось элементарно – они передвигались… по земле. Такой оригинальный способ, мягко говоря, многих удивил, но факт остаётся фактом: техника, настроенная определять любые движущиеся предметы в воздухе в радиусе пяти километров от крепости не смогла засечь тех, кто передвигался пешим ходом. Удивительный недочёт! Значит, о таких странниках, как мы, они тоже не знали до последнего момента?

Но это, как ни крути, был уже второстепенный вопрос. Как оказалось, разработчики догадывались о подобном недочёте, и только-только нашли способ устранить его…

Так или иначе, отряд был довольно крупным, и от стрел пали почти три десятка Кародроссов.

В момент нападения я занималась тайной стрельбой из лука в малом зале под присмотром Лорга и Ленты. Тревога застала нас врасплох, и подоспели мы уже почти к самому концу боя. Я стрелой сняла последнего врага. Рысь собралась помочь раненым, но, неожиданно для всех, нас троих повели в Главный зал. Ворлок остался внизу, за главного.

Я только взглянула в сторону Правителя и не удержалась от страдальческого вздоха. Я и не ожидала, что меня позвали сюда для того, чтобы наградить. Но… опять?..

- Лорг, Лента, оставьте нас. – Хмуро приказал Рефьол.

Рысь и леопард тревожно переглянулись, но ослушаться не решились. Лев обратился ко мне.

25
{"b":"154418","o":1}