ЛитМир - Электронная Библиотека

Чтобы она ни подумала, больше тихих шагов сзади я не слышала. 

Глава XIII.

Ровно через десять минут, как и было предсказано, через вновь открывшийся квортал на крышу вывалились горностай и медведь. И как раз в ту же минуту гулкий удар откуда-то внизу возвестил, что кавалерия Эсприта достигла ворот.

Я бросилась к посыльным, чтобы узнать, что было решено. Со всех сторон спешили другие Кародроссы и Шелескены.

Бросив беглый взгляд на прибывших, я невольно охнула. Потап с кровоточащим плечом придерживал горностая. Тому, похоже, досталось больше, но он, несмотря на это, был в себе и даже держался на ногах, хотя и неуверенно.

- Рефьол связан там же, в главном зале, и под стражей ящеров ожидает ваших… предложений. – Глухо объявил медведь.

По крыше пронёсся поражённый вздох Кародроссов.

- Нас сначала слушали довольно настороженно… но всё же слушали, - стал пояснять горностай. – Но когда мы сказали, что вынуждены были бросить оружие… Правитель пришёл в бешенство. Он объявил нас предателями, даже не дослушав. Честно говоря, мы бы не дотянули до момента возвращения, но на лестнице вдруг появились ваши друзья. Всех воинов сразу поставили перед фактом. Рефьол, подстрекаемый Ботагом, - я скрипнула зубами – опять этот гад! – в каком-то припадке безумия хотел погнать всех на противника. Может, он бы даже победил… Вот только  ваши дружки заблаговременно запаслись заложниками. Их знали многие, поэтому почти сразу после объявления условий, с полтора десятка наших бросили оружие. Жизнь близких была для них дороже, чем слово Рефьола… Скажи, Нейра, - вдруг прервался он, уставившись на меня, - вы… точно не сделаете им ничего плохого? Там были… дети…

Я сглотнула и покачала головой, глядя на Потапа.

- Я, конечно, понимаю, вы не доверяете мне – что, правда, не удивительно –, но я не настолько жестока, как вы могли бы подумать. И Шелескены – тоже. Я бы вообще желала обойтись без кровопролития, но это невозможно. Я слишком хорошо знаю вас, воинов Дорганака. И вашего Правителя.

Оставлять парламентёров без присмотра я не собиралась. Поэтому распорядилась насчёт того, чтобы за ними приглядывали, как и за остальными.

В Главном зале всё осталось так же, как было в мой последний день здесь. Только Рефьол не царственно восседал в кресле, а стоял в стороне со связанными за спиной руками. С двух сторон от него бдели два рослых Шелескена-варана, и ещё один стоял в стороне – на всякий случай. Правитель поднял голову на звук отворившегося квортала. При виде меня его лицо презрительно перекосилось.

- А-а, это всё-таки ты… Я так и знал, что паршивая овца в моём стаде всё-таки вернётся, приведя с собой неприятности и позор на всех нас.

Я дёрнулась, но сдержалась от «достойного» ответа. Спокойно произнесла.

- Тебе следовало бы признать хотя бы сейчас, Правитель. Ты ошибался каждый раз, когда делал выводы обо мне.

- В одном я не ошибся, - яростно прервал меня он, - как и говорил Ботаг, ты – грязное отродье, предательница! Не лучше него…

Сильный удар в спину заставил его прерваться и зарычать.

- Не смей говорить таким тоном с Сиурбланкой! – рявкнул один из охранников.

Я предупреждающе подняла руку.

- Не надо, пусть говорит, что думает. А вы… Кародроссы, встретившие вас, где они?

- Они за дверью, Сиурбланка. Мы посчитали, что вы захотите лично, без свидетелей переговорить с этим гривастым котом.

- Ну, без свидетелей разговора не удалось в любом случае… - не удержавшись, хмыкнула я и приказала. – Иди и найди там белого пса. Ботага. Приведите его сюда.

«Не лучше него…» Значит, он всё-таки что-то подозревал? Но тогда почему…

Привели Ботага. Увидев меня, он изменился в лице. И без того светлая шкура стала зеленоватого оттенка. Он вырвался из лап Шелескенов и бросился передо мной на колени, так что я даже опешила.

- Простите! Простите меня! Прошу… не убивайте… я… я…

Он попытался облобызать мне лапы, но я брезгливо отступила. Надо же, оказывается он ещё отвратительней, чем я думала…

Сзади послышался странный, будто рычащий смех. Это смеялся Рефьол.

- Значит, и тут я не ошибся. Это и вправду ты затеял ту заварушку, и ты так выверено подставил эту… Что ж, я и раньше догадывался. Нужно было сразу вас двоих отправить на бойню.

- Правитель… - Буль пугливо развернулся и быстро пополз уже к Рефьолу, прижав уши. На половине пути остановился и вновь метнулся ко мне, потом вновь обратно…

Я наблюдала за ним, и думала: как же Рефьол смог так ошибиться и поставить такого червя на столь высокую должность? Неужели эти его отвратные повадки льстили льву?

Тем временем Ботаг опять униженно подполз к Правителю, но уже чуть ближе, и неожиданно Рефьол со всей силы ударил его ногой в нос. Бультерьер взвизгнул и отлетел в сторону. Лев же согнулся и зарычал от стальной хватки охраны, схватившей его.

Ботаг поднялся, придерживая лапу у кровоточащего носа, и бросился ко мне.

- Повелительница! Я… я исправлюсь! Оставьте меня… я помогу вам… с этим… - он бросил ненавидящий взгляд на гордого льва.

Я задумчиво посмотрела на этого кобеля… и двумя ударами располосовала ему морду когтями.

Он заголосил и принялся кататься по полу, скуля и подвывая от боли.

- Свяжите его и уберите куда подальше, но так, чтобы он был под надзором. – Распорядилась я.

Вновь взглянув на Правителя, я ожидала увидеть хоть некоторое одобрение. Отнюдь: выражение его лица стало даже более надменным и презрительным.

…Случившееся далее предотвратить не смог никто.

Скулящий Ботаг перестал кататься, оказавшись почти возле Рефьола. Но неожиданно его стоны сменились на глухой рык. Он взвился пружиной, сбил одного из охранников Правителя и выхватил клинок у второго. Я дёрнулась вперёд, уверенная, что он хочет освободить льва…

Но я переоценила эту тварь.

Свободной рукой буль схватил льва за плечо и, дёрнув на себя, приставил ему клинок к горлу.

- Если не хотите, чтобы он сдох здесь и сейчас, дайте мне убраться отсюда! – в крошечных глазках полыхало пламя отчаянной решимости, усиленное видом кровавых следов на его морде.

Я замешкалась, не зная, что предпринять. Убийство Рефьола не входило в наши планы…но…

Он, видимо, не смог сдержать такого позора.

Гулкий рык и треск поддавшихся безумной силе верёвок, и вот уже белогривый почти скинул путы и резко попытался обернуться к бультерьеру. Глаза того округлились от ужаса, и он, скорее рефлекторно, отпрянул, по пути несколько раз сильно ударив Рефьола клинком, словно отбиваясь.

Правитель замер. Рык смолк, лев сгорбился, пошатнулся и завалился набок. Я вскрикнула, а Шелескены бросились к опешившему Ботагу, сноровисто обезоружив его и связав.

Дрожа, я отступила, не имея сил оторвать взгляд от бывшего Правителя, под бездыханным телом которого уже начала расползаться багровая лужа.

Кажется, меня взяли за плечи и силой повели вон, не давая оглядываться. Не оглядываться на кровавого тирана, первого и последнего в своё роде, который, всё же, сделал очень и очень многое для Дорганака…

На выходе меня ожидал Эсприт с новыми воинами и… Лорг. Вот только последний, кажется, был  всё же не очень рад моему появлению.

- Нейра? Ты?! Ка… какого дьявола, чёрт побери?! Что всё это значит?!

Несмотря на ещё не отступившее шоковое состояние, я отметила, что он на редкость сдержан. Хотя поневоле будешь сдержан с командиром тех недружелюбных чешуйчатых рож, что обступили тебя.

- Лорг… чуть позже, хорошо? – вымученно попросила я. – А сейчас… что с Ворлоком? Лентой? Они живы?..

Леопард кивнул.

- Да, они в темнице.

Я шумно выдохнула, стараясь успокоиться. Хорошие новости пришлись к месту. Душа, мигом освободившись от мраморного обелиска страхов, буквально воспарила…

- Ты…ты можешь проводить меня туда?

Он опасливо пожал плечами, косясь на Шелескенов. Мне уже стала конкретно надоедать такая реакция на людей-ящеров, так что я непреклонно заявила, обращаясь к воинам:

48
{"b":"154418","o":1}