ЛитМир - Электронная Библиотека

Температура воздуха была явно приближена к нулю, поэтому не то что говорить, шевелиться не хотелось, чтобы не дай бог спугнуть накопленное тепло.

Разноцветные звёзды, на потемневшем востоке уже сине-зелёные, а по соседству со своим старшим братом всё ещё нежно жёлтые и рыжевато-розовые, были близки, как никогда. Даже казалось, взлети мы чуть повыше, и я смогу сорвать парочку голыми руками – себе и Дарвэлу…

Улыбнувшись своим мыслям, я вдруг повернулась и благодарно лизнула Мрадразза в щёку, а когда он повернулся, шаловливо-ласково спрятала мордашку у него на груди. Только на миг мелькнул мой лукавый зелёный глаз.

Дарвэл… ты даже не подозреваешь, наверное, что именно сейчас ты раскрыл мне, что значит «счастье». То самое, настоящее. Но – увы!– такое недолговечное…

Примерно через полчаса, спрыгнув на землю, он осторожно спустил меня с рук. Портал уже начал пульсировать, показывая, что скоро эта дорожка между мирами закроется, как и предупреждал Эсприт.

Мы быстро взглянули друг на друга…

…как и описывал змей-пророк, перед самым входом в портал всё стало тем, чем оно было, таким, каким нас застал Силмирал.

Я, девушка семнадцати лет, в элегантном джинсовом костюме…

И он, Дарвэл, Михаил… двадцатидвухлетний молодой мужчина, красивый, между прочим, в рядовой одежде того времени, то бишь брюках и рубашке.

Мы молчали. Всё, что должно было быть произнесено, уже сказано.

Мы просто одновременно повернулись к сияющему порталу и, не сговариваясь, шагнули в него, благо ширина всё же позволяла. Но перед самым входом я всё же несколько струхнула и инстинкивно ухватила его за ладонь. Пальцы Дара ободряюще сжались… и нас поглотила темнота.

Шаг… другой…

Резкая боль, пронзившая тело, и… свет. Но за долю секунды до него я почувствовала, как моя ладонь выскользнула из его пальцев. 

Глава XVII.

Нестерпимо яркий, режущий глаза свет стал меркнуть, проявляя очертания строгих параллелепипедов домов. Я… ДОМА?!!

Да. Да, да, да… Московские улицы, отдалённый шум машин… Серые дома практически сливаются с таким же небом… Я стояла в том же переулке, в каком появился портал в Силмирал. Кстати…

Я быстро обернулась, но не портала, ни даже намёка на него не было. Хм… Я зажмурилась и хорошенько встряхнула головой, да так, что когда я открыла глаза, окружающая картинка немного плыла. Силмирал… сон? Потеря сознания? Но ведь я и первый поцелуй от Дарвэла сперва приняла за сон.

«Но поцелуй – не другой мир. К тому же, если не было и путешествия в другое измерение – а этого просто не может, не могло быть! – то и всего остального тоже не было. Так что это всё равно сон… фантазия». - Возмущённо шипел здравый разум.

Я устало провела рукой по лицу… и замерла. Нет, это не сон…

Кончики пальцев явственно нащупали неровность шрама. Ну надо же… Интересно, а здесь-то я его где получить могла? Или…

Уфф, я совсем запуталась. Я дома, это не подвергается сомнению. Который час? Довольно светло… не думаю, что это из-за ночного зрения. А мой двойник? Он исчез? Или… что?

Так, всё. Домой, домой, домой. Только там, похоже, я узнаю ответы на все вопросы.

Это было самым лучшим в данной ситуации, поэтому я поспешила поступить именно так.

По пути я обратила внимание на рекламные щиты, и даже споткнулась от удивления. Ничего себе… На дворе аж две тысячи тринадцатый год?! Так мне уже двадцать? То ли в портале сбой, то ли… так и надо.

Другой полезной информации я не узнала, зато по возвращению домой меня ждал «радушный» приём.

- А где хлеб?!

В прихожей мне перегородила дорогу мама, сурово уперев руки в бока и насупившись. Пришлось спешно вспоминать навык «полуправды» и выкручиваться. О! Теперь понятно почему я в прогулочной одежде, а не в домашнем халате, который был на мне в тот день.

- А… ну… я по дороге плакат видела, «Ирландские танцы». – Спешно затараторила я, скрипя мозгами в поисках наиболее правдоподобного выхода. – Через… три дня будут. Билет… ну, насчёт этого нужно уточнять. Просто раньше я всё время забывала…

Взгляд мамы смягчился. И тем не менее она непреклонно заявила:

- Ты же знаешь, сколько в среднем стоят такие билеты. Так что… папа тебе запись притащит.

- Из интернета что ли?

Она кивнула, и, вздохнув, развернула меня на выход.

- Ну давай уже поскорее. А то, глядишь, дождь застанет…

Вернувшись из магазина я плюхнулась на диван и позволила себе пораскинуть мозгами над тем, что было До, и тем, о чём я вспомнила После.

О том, что я с первого раза поступила в МАИ и теперь учусь на третьем курсе. И, между прочим, почти отлично. Только две четвёрки – по физике и английскому.

О том, что интернет родители мне так и не подключили (хотя обещали уже к институту!).

О том что… что… у меня там парень. Ой-ё…

Мамочки!!! У меня ж завтра три рубежных контроля!

После такого «радостного» воспоминания мне стало не до раздумий. Я пулей метнулась к столу и усиленно взялась за зубрёжку. Точнее, за воспоминания. Потому что стоило мне прочитать хоть несколько страниц, я без труда пересказывала их назубок. Уф… ну и молодец же я, как хорошо учусь… Теперь, главное не сбавлять темпа – а то интернета ещё год не будет.

О! Такие мысли означают, что я окончательно «пришла в себя». С чем себя и поздравляю…

Но всё равно, сюрпризы десятками сыпались на меня каждый день. Во-первых, пришлось привыкать к тому, что у меня больше нет оружия, а моя жизнь не подвергается поминутно опасности. Уфф… Свихнуться от такой жизни! Во-вторых я почти неделю каждый вечер изумлённо таращилась в ночную тьму, успев отвыкнуть от неё настолько, что воспринимала почти как восьмое чудо света. И почти беззвёздное небо, кстати, тоже. И всего лишь одну, да и то ма-аленькую луну. И многое другое.

Одним из самых забавных моментов был тот, как я отвыкала от самого близкого друга… хвоста. В первый же раз взяв в руки джинсы я чуть не позвала родных, чтобы с возмущением продемонстрировать отсутствие дырки чуть выше копчика… вовремя одумалась.

В институте тоже было много интересного. Первое время я жила в прямом смысле «по ощущениям». Если человек мне нравился – значит, он друг. Если нет… то не совсем друг.

Парень со склонностями Казановы вызвал у меня смешанные чувства. Ясно… мой «парень». После Дара я уже не могла воспринимать его без кавычек. Уж слишком необычными мне теперь казались его галантности и комплименты. К тому же… к тому же он без конца «одалживал» у меня конспекты.

К моей радости оказалось, что на моей же кафедре учится и Артём, тот самый любитель споров на щелбаны. Крепко сложенный, чуть выше меня, не нудный, хотя и немного замкнутый, он вызывал у меня гораздо больше положительных эмоций, чем «Казанова». Также оказалось, что мы с ним на пару уже два года регулярно участвуем в соревнованиях клуба «Magic». И, насколько я поняла, некоторую часть турниров мы успешно выигрываем…

Он был моим хорошим другом. А лучшей подругой оказалась Маша Шишкина, неунывающая пухленькая девушка со смоляными волосами и вечной улыбкой до ушей, рядом с которой всегда просто так поднималось настроение.

Но первое время не она, а я была источником всеобщего веселья. Чего стоит тот эпизод, когда мы шли к метро, и мне вдруг пришло в голову вскарабкаться на верхушку тополя чтобы обозреть окрестности. Ага, ага…

В моём представлении, Нейра уже сидела наверху и отдыхала. Я же, несмотря на отращенные ногти, скопытилась уже на втором метре.

- Сашка, ты чего?!

Они подбежали ко мне, сидящей на земле и с тупым недоумение рассматривающей узоры на коре. Лишь через пару минут до меня дошло, что «ногти» и «когти» далеко не синонимы.

- Я… это… - я попыталась подняться и скривилась от боли. Хорошо так шмякнулась… - Ну, на конкурс скалолазов недавно попала. Правда, там я чуть выше залезла… со страховкой.

Нет, ну серьёзно, не говорить же им, что это старые привычки? Как они на меня посмотрят?!

64
{"b":"154418","o":1}