ЛитМир - Электронная Библиотека

   В отличие от простоватых рубак-стражников их господин произвел на Ярослава двоякое впечатление. По возрасту, вероятно, лет тридцати пяти. Лицо его сияло благожелательностью, а рот уже во всю растянулся в широчайшей улыбке. Только присмотревшись, можно заметить и изумиться, глаза оставались холодны и неподвижны и никак не вязались со сладкой улыбкой. Черты лица, обрамленные рыжей бородой, выражали волю, самоуверенность и бесспорную склонность к упрямству.

   Его одежда представляла собой подобие широкого плаща или накидки поверх пурпурной длиннополой туники. Золотые и серебряные нити сплошь покрывали яркую материю, сплетаясь в причудливый узор из цветов и фантастических животных. Голову покрывал расшитый золотом и камнями темно-красный колпак, а золотой пояс с подвешенным на нем длинным мечом винкрустированных эмалью ножнах предположительно составлял целое состояние.

   Ярослав ожидал гостей на берегу в окружении Станислава и других вождей переселенцев. Неподалеку, словно в почетном карауле, стоял Шестопер со своим отрядом. Все мужчины крепости были вооружены, потому что войо ушли всего пару дней назад, и готовы были к любым неожиданностям.

   * * *

   Решительным шагом гость подошел к Ярославу с поднятыми в приветственном жесте руками и, церемонно поклонившись, рассыпался в любезностях:

   - Позволь мне, о благородный вождь, с должным восхищением приветствовать пришельца, что, не страшась, явился сюда, в этот проклятый богами край и чело которого увенчано ореолом завидной и грозной воинской славы.

   Неожиданно учтивые слова, произнесенные сердечным тоном, на мгновение поразили Ярослава, но, взяв себя в руки, он также учтиво поклонился и ответил:

   - Почтительнейше приветствую, Ногато наватаро. И мне доставляет удовольствие в этой дикой глухомани иметь честь встретить мужа столь учтивого.

   Он произнес эти слова по модонски не столь гладко, как хотелось бы, но гость прекрасно понял и тут же вежливо заметил:

   - Великому деспоту Бурути ведомо о выпавших на долю вашей милости испытаниях и злоключениях, и будучи человеколюбивым правителем, посылает меня, Охерибо Веллас, своего слугу и посланника, а также полномочного представителя его светлости, на пост управителя долины Ласу...

   Ярослав едва не обалдел от столь высокой чести, оказанной ему и всем переселенцам, и никак не мог прийти в себя от изумления. Однако быстро уяснив, чего собственно хочет от него столь достославный и лукавый Наватаро. Меж тем Веллас продолжал на одном дыхании:

   - ... Свидетельствую свое почтение вашей милости, Наватаро Аослав, сокрушитель вуоксов, и передаю волю моего господина о согласии на проживание народа индлингов на землях, с древних времен принадлежащих семье Бурути. Мой господин готов оказать всяческое содействие процветанию долины, столь счастливо вырванной из лап злобных нелюдей с помощью вашего славного меча. Для смягчения трудного положения я принимаю на себя тяжкий труд управления землевладением и готов оказать помощь всем нуждающимся. На корабле есть семена, одежда, обувь и запас необходимого инструмента, который мой господин в великой щедрости готов уступить за весьма малые долговые обязательства, которые к тому же готов ждать нескончаемо долго, в течение двух сезонов. Единственным условием будет признание деспота Бурути своим господином, что, я считаю, совершенно ничтожно по сравнению с оказываемой безмерной услугой.

   Ярослав, понимая, что за лестными словами кроется обман и желание щедрыми подарками снискать расположение наивных аборигенов для захвата власти в долине, начинал раздражаться, но еще весьма вежливо обратил внимание на некоторые моменты в речи посланника:

   - Однако, Наватаро, позволь в ответ на твои проникновенные слова заметить, что края эти еще не принадлежат людям, а бедствие, постигшее нас, поставило переселенцев на грань жизни и смерти. Мы готовы принять любую помощь, но лишь в случае безвозмездного дара со стороны деспота. Было бы лучшим оказать нам военную помощь в виде отряда хорошо вооруженных воинов, тогда бы мы могли рассмотреть их содержание и союзнические обязательства между переселенцами и деспотом Бурути.

   - Абсолютно с вами согласен! - продолжал посланец, улыбаясь и вежливо беря Ярослава под руку. - Я сразу понял, что мы с вами поладим! Мне нужна ваша помощь, без нее дело не сдвинется с места... Я приплыл с важной миссией, подробности которой хотел обсудить.

   В ответ Ярослав пригласил посланника под тенистый навес, устроенный здесь еще во время вырубки леса и каким-то чудом уцелевший в течение осады. Гость расположился на циновке, а Ярослав - на принесенной Анной шкуре тигра. На приглашение отведать фруктовой настойки Веллас предложил оказать ему честь и испробовать привезенную из Бурути амфору виноградного вина.

   - С готовностью! - откликнулся Ярослав.

   Вино оказалось превосходным, и после того как они его понемногу отведали, Наватаро Веллас приступил к главному вопросу с упорством, достойным лучшего применения, повторяя прежнюю песню о том, что для переселенцев будет наилучшим выходом добровольно принять верховенство деспота Бурути.

   - Ваша милость, Дхоу Наватаро, - настойчиво продолжал Охерибо. - Мы считаем вас своим союзником и готовы всячески поддерживать. Долина Бурути, расположенная к северу за горными хребтами, с давних времен страдает от набегов воинственных нелюдей, но без добровольного признания своим господином властителя Бурути ни о какой помощи не может быть и речи. Даже формальное согласие и принятие меня как управителя может оградить вас от праведного гнева моего господина. Небольшие налоги, посылка десяти-двадцати человек в ополчение могут избавить вас и ваших людей от проблем. Тем более, я со своей стороны, обязуюсь управлять долиной с учетом мнения самых лучших и состоятельных ее жителей. Возможно, небольшая сумма, к примеру, сто-двести долей серебра, может склонить ваше мнение принять подданство. Ну а мы уже завтра сможем высадить пятьдесят хорошо вооруженных воинов, корабль стоит в устье реки.

   Ярослав без задержки уточнил:

   - А пятьсот долей серебра вы сможете дать? - эмоционально воскликнул он.

   Веллас изобразил на лице задумчивость и с расстановкой произнес:

   - Нет... пожалуй не смогу... Вот если добавить сотню долей, но не более...

   - Недорого же вы оцениваете предательство, - ехидно хихикнул Ярослав и тут же серьезным, грустным тоном добавил, - впрочем, за последние две тысячи лет оплата услуг Иуды поднялась с тридцати серебряников до трехсот. Инфляция, однако!

   Охерибо Веллас ровным счетом ничего не понял и переспросил:

   - Оуна Наватаро, Вы о чем?

   - Не берите в голову, уважаемый, я это так, рассуждаю вслух.

   - И каков будет ваш ответ? - настоятельно потребовал гость.

   Ярослав пожал плечами:

   - Сами понимаете... такое дело с кандочка не решается! Надо посоветоваться с людьми! Все обдумать! Тем более, маловато платите и не густо обещаете, а вот что будет в результате - вилами на воде писано. Так что денька через три приходите, дам вам ответ.

   Пришла очередь удивиться Велласу, он никак не ожидал, что его предложение оставят без ответа, не получить ни согласия, ни отказа! Вероятно, аборигены не знали способа гонять зайца по кругу, в чем наши "собаку съели". Для большей уверенности Ярослав посоветовал:

   - Для начала, Оуна Наватаро Веллас, обсудите этот вопрос с моим заместителем - Станиславом. Так будет лучше! - и напоследок добавил: - Устье реки, знаете ли, небезопасно, ночные демоны никуда не исчезли и нами не побеждены. Я бы посоветовал вам вернуть корабль с воинами обратно в Бурути, как говорится, от греха...

   - Но-о! Оуна Наватаро, - совершенно сбитый с толку Веллас пытался уловить суть разговора, - три дня - большой срок, неужели нужно так много времени, чтобы обсудить все вопросы?

   - Зачем нам спешить со столь сложным делом, досточтимый Наватаро, лучше изначально все обсудить, чем потом исправлять ошибки. Милостиво прошу вас набраться терпения и подождать несколько дней. Возможно, предложения их светлости деспота Бурути получат одобрение, ведь у нас здесь консенсус, - Ярослав развел руками, показывая, что от него мало что зависит.

21
{"b":"154419","o":1}