ЛитМир - Электронная Библиотека

   Жиган с разведчиками вернулись во второй половине дня, не найдя корабля с воинами. К их приходу последствия боя уже стерлись, народ встречал навеселе, удивляя ничего не подозревающих разведчиков жуткими рассказами схватки. Не успел Сергей доложить, как Юля, увидев Ярослава, сорвалась с места, в сердцах бросилась на шею со словами:

   - Как я рада тебя видеть! - на глазах у всех показывая отношение к командиру.

   В ответ Ярослав не сопротивлялся, но медленно высвободился из объятий девушки.

   - На нас смотрят, - смущенно пролепетал он, и почти шепотом: - Успокойся! Я не давал тебе повода... Или ты уже не обижаешься на меня?

   Юля, потупив взор, отвернулась со словами:

   - Я не обидчивая.

   Жиган с ехидно-смущенной улыбкой тронул Ярослава за плечо, как бы давая понять - есть разговор. Они отошли в сторону, а Юля присоединилась к другим девушкам, что посреди внутреннего двора, перед мегароном, на специально разведенном здесь огне готовили по последним голодным временам знатные деликатесы - добытого охотой кабана. Силами четвертого взвода и стараниями Павла Петровича готовилось богатое пиршество для всех колонистов.

   Ярослав с Жиганом расположились прямо на каменных ступенях, где девушки расстелили циновки, а для Вождя, как это положено, шкуру тигра. Вокруг сидели ближайшие друзья, а за ними все желающие, кто на тот момент оказался свободен. Нашлось место и для вуоксов, и для ласу, которые поддерживали пламя в главном очаге мегарона, принося благодарственные жертвы богам. Аромат жаркого приятно щекотал нервы, девушки-модонки разносили кувшины и плошки с фруктовой настойкой.

   Ярослав едва пригублял вино и друзей своих тоже призывал к воздержанию, в шутку говорил:

   - В нашей колонии следует установить монгольский закон, введенный в свое время Чингисханом. "Всякий мужчина имеет право пить спиртное не более трех раз в месяц. Превышение считается пьянством и преступлением, потому подлежит наказанию".

   По случаю праздника Ярослав отступил от правила и попросил снять с него хауберк. Уже долгие недели он не чувствовал себя свободно, привыкнув к броне, как ко второй коже, снимая только по утрам для омовения или работы. Сегодня решил расслабиться!

   А потом начались песни и пляски, среди которых то и дело радостно звучали славословия в честь командиров и воинов, сумевших в "неравном" бою отстоять крепость. Медленные танцы ласу сменялись веселыми и радостными переливами модонских плясок, в чем-то схожие с мотивами южных славян. Северянка Ноки в компании двух других единоплеменниц, каким-то чудом занесенных так далеко от родины в составе агеронских семей, отбивая такт ладошками при аккомпанементе флейт и бубнов, показали нечто вроде хоровода, тягучее и медленное, как ледяные воды полярных рек. Глядя на девушку, Ярослав не переставал удивляться, как схожи характеры миров, где север рождает медленно спокойные ритмы, а жаркий юг благоволит быстрым безудержным вихрям. Глядя на Ноки, можно было подумать, что перед тобой не рабыня, украденная разбойниками Риналя, а какая-нибудь из красавиц полесья вышла в круг показать свое умение и искусство перед парнями.

   Жиган отвлек Ярослава от приятных мыслей и созерцания собственного имущества:

   - Ты меня предупреждал о ночных гарпиях, но что мы увидели сегодня... - говорил он, качая головой.

   - Вы видели гарпий?! - не удержался от восклицания Ярослав, стараясь не привлечь внимания окружающих. - Не может быть!? Днем?!

   - Да, Славик, - грустно согласился тот, - и не только я, а все мои люди видели, и теперь после увиденного трудно будет избежать разговоров.

   - Что случилось? - взволнованно спросил Ярослав.

   - Пока ничего, - успокоил Жиган, - но... Сегодня утром видели нападение этих тварей на один из кораблей, зашедших в устье. Жуть! Все мои люди в шоке! Пять летающих демонов разорвали в клочья несколько моряков, пока их товарищи успели вывести корабль в море. Что было дальше, не знаю, мы постарались уйти как можно быстрее, но крики людей слышали совсем недолго. Думаю, гарпии их просто съели!

   - По словам Олега, хищники ведут ночной образ жизни, и я сам видел колонию, где все спали днем!

   - Как видим, не только ночной!

   - Это многое меняет, - задумчиво произнес Ярослав, - оказывается устье опасно не только ночью.

   - Однозначно, - с готовностью согласился Жиган. - Может лучше напасть на гнездовье вновь, как это делали вы с Олегом, но теперь большими силами и мочить до последнего, - рукой показал, как он будет это делать.

   - Нет, Сергей, я пока опасаюсь. Наши враги войо спят и видят Изумрудную долину без людей. Пока у нас баланс сил, и любые напрасные жертвы могут качнуть весы не в нашу пользу. А разговоры... что ж, без них все равно не обойдется, рано или поздно все узнают...

   * * *

   Разносили печеную кабанятину. За последние недели это был редкий случай отведать мяса, народ питался плодами земли или подножным кормом, в ход шло все съедобное, вплоть до травы, кореньев, грибов и лесных ягод. После плясок людей нашлось место и для вуоксов. Их "танец воинов" поражал необузданной яростью, грохочущим ритмом барабанов, между прочим, за неимением своих, позаимствованных на время у модонов.

   В разгар веселья появился Ибирин.

   - Столько выпивки и без меня, - гаркнул морской волк, видя наполненные чаши.

   - Что кормчий? - как бы между прочим поинтересовался Ярослав, отправляя в рот очередной кусок мяса.

   - Дрегон? - удивленно воскликнул тот, хватая кусок пожирнее и отправляя по назначению. - Кол ему в печенку, хитрая бестия, на ночь оставил корабли на рейде, но обещал утром подойти к причалу. После боя торговать не желает, боится, отберем корабль.

   - Правильно боится! - хохотнул рядом Станислав.

   Ибирин сверкнул глазом, но продолжал:

   - Ему наплевать на воинов! И он ушел бы в море, кабы не посол. Этот Веллас большая шишка в Бурути, и, по словам Дрегона, женат на сестре деспота. Поэтому кормчий не может уйти без него или хотя бы его трупа, иначе ему будет плохо.

   - Ты говорил, что он твой друг? - спросил Ярослав, поглощая очередную порцию.

   - Говорил, - ответил Ибирин, прожевывая печеное хрустящее мясо и запивая настойкой, - только, Дхоу Наватаро, Вам не следует доверять этому человеку, мы все для него возможный товар на рынке рабов Риналя.

   - Спасибо за предупреждение, Ибирин, я не обольщаюсь насчет Дрегона, но завтра мы поймаем его на крючок, как речную рыбу пескаря.

   * * *

   Пришла очередь землян отжигать искусство танца. Среди них преобладала в своей основе молодежь, и потому появился музыкальный центр, провезенный контрабандой кем-то из москвичей, и звуки рок-н-ролла, а затем тяжелого рока вводили местных в ступор своей новизной и необычностью. Надо сказать, колдовское устройство, время от времени включаемое некоторыми отморозками, действовало на аборигенов поразительно, вгоняя слушателей в благоговейный трепет, скорее не самой по себе музыкой, а возможностью ее воспроизведения. А если придуркам удавалось записать чей-то голос, пиши пропало, паника обеспечена по всей колонии. Ярослав уже давно подумывал конфисковать "музыкальную шкатулку" и не травмировать слабые нервы и буйное воображение людей.

   Под чарующие звуки зашел разговор о ближайшем будущем и первоочередных потребностях.

   - Видишь, Тимофеевич... - доказывал уже изрядно поддатый Ярослав, лежа на тигровой шкуре.

   Услужливая Ноки притащила из своего приданного подушки, устроив так, чтобы господину было удобно на каменных ступенях мегарона. В последнее время девушка перехватила инициативу у Анны в области хозяйства, постоянно находясь в спальне господина, ей было легче исполнять подобные работы. Анна, в свою очередь, пустила все на самотек, как-то сникла, оставив за собой уход за детьми и те функции, которые неграмотная рабыня в силу специфики не могла исполнять.

27
{"b":"154419","o":1}