ЛитМир - Электронная Библиотека
   * * *

   Отряд вернулся ближе к развилке дорог, где и провел ночь среди развалин древних поместий. Ярослав всегда помнил, в долине есть летающие охотники на крупную дичь, что активныночью. Существа не имели собственного имени, ласу их звали просто стражей. За большие размеры и кожистые крылья, за схожесть внешнего вида с мифическими существами, Ярослав стал называть их гарпиями. В течение трех последних дней не было ни ночных, ни дневных нападений на людей, но переселенцы шли по долине густой толпой, а отряд разведчиков был невелики ночевал в диком месте. По этим причинам и близости войо все оставались настороже, выставив секреты и неся дежурство. По берегам многочисленных ручьев, в изобилии стекавших с гор и покрывавших долину густой сетью мелких рек и речушек, произрастало тривиальное земное растение бамбук, в местных условиях хилое и слабое, наподобие большого, крупного кустарника, но полезное в хозяйстве. Ярослав приказал вырубить несколько деревьев, обрезать листву, оставив ветвистую крону. Расчет строился на том, что, при появлении гарпий, два-тричеловека должны принимать монстра кроной дерева, ограничивая движения и не подпуская к себе и товарищам. Остальные - колоть копьями, расстреливать из луков и арбалетов, не вступая в рукопашную с опасным зверем. Со временем этот вид вооружения широко привился среди переселенцев, которые использовали его не только для борьбы с животными, но и применялипротив людей.

   * * *

   Новый день наступал медленно и тягуче. Где-то вдалеке шел караван, стучали топоры, подрубая ветви кустарника, кричали люди, ржали уставшие лошади, ревел скот. А у отряда разведчиков время тянулось неторопливо, в наблюдении трепещущей листвы и шороха крыльев насекомых. Все утро Ярослав держал людей широкой завесой, обращенной в сторону запада и северо-запада. Многочисленные заборы одновременно и затрудняли, и облегчали наблюдение. Крадучись в их тени, можно пройти незамеченным большие расстояния, но преодоление поперечных преград демаскировало полностью. Расставив секреты в удобных местах, он сам с Трубой пытался патрулировать длинные, не мощеные подобия улиц, тянущиеся вдоль заборов и ручьев на многие километры. Запутанная вязь этих переулков и проездов порой заводила в тупик, и приходилось возвращаться или, с риском быть обнаруженным, перелазить.

   Лошадей, как совершенно бесполезных в густом лесу, отправили к каравану вместе с Юлей и наказом найти подмогу. Трое вуоксов явились где-то через пару часов, взмыленные от быстрого бега, сама же девушка со старшими сыновьями Наростяшно лишь спустя четыре часа. Как бы то ни было, отряд собрался большой, двенадцать человек, из них шестеро опытных в лесных предприятиях вуоксов, и это несмотря на секретность, авторитарно установленную командиром.

   До середины дня присутствие войо не обнаруживалось. Были мысли снять охранение и отойти к дороге. Даже Уир предположил:

   - Войо боятся. Лошади рядом. Войо давно должны быть здесь.

   Однако Ярослав тянул, чего-то ожидая, сам не зная чего и как будто чувствуя: "Не могут они нас пропустить просто так".

   - Будем ждать, пока караван не пройдет развилку, - пояснил свои намерения Уиру. Не прошло и пятнадцати минут после всеобщих колебаний, уйти или остаться, как младший из вуоксовдоложил:

   - Идут! Пять воинов. Двумя группами. С оружием!

   У Ярослава не было желания вступать в бой, но и давать врагу скрытно преследовать караван тоже. Могли возникнуть неожиданные сюрпризы или попытки нападения. Лучше всего в такой ситуации дать понять войо, что они обнаружены и должны соблюдать дистанцию. Но как это устроить без столкновения? На помощь пришел Реур - старший по возрасту вуокс:

   - Нужно на тропе положить стрелу, - предложил он, - воины поймут.

   Сказано - сделано. Вуоксы подбросили несколько модонских стрел на предполагаемом пути отрядов войо. Оставалось только ждать.

   Для большей убедительности Ярослав решился демаскировать патруль, и тем самым отвлечь внимание войо от секретов с вуоксами, их давними врагами. Втроем они двинулись на север вдоль одного из проулков, не особо скрываясь, но и излишне не отсвечивая. Время клонилось за полдень, караван должен был в это время достичь развилки, а Ярославу и его людям пора отходить к дороге. Крайней точкой своего патрулирования выбрали пересечение проулка и ручья, далее которых углубляться не резон, так как караван давно позади охранения. Здесь у переправы и столкнулись нос к носу с войо.

   Воин сидел в тени каменной ограды, спрятанный среди листьев вьюна и побегов бамбука, покрывавших берег ручья и пространство до ближайшей изгороди. Ярослав заметил его совершенно случайно, потому что остановился, - было пора возвращаться, а зеленовато-бежевое голое тело диссонировало с сочной, яркой зеленью. Вероятно, молодой, но крупный войо только что перешел ручей и еще не успел укрыться, как появились люди, незаметно крадущиеся вдоль оград.

   Похоже, встреча оказалась неожиданностью для всех, воин натянул лук, ожидая действий человека. В свою очередь Ярослав, несмотря на неожиданность (на него сейчас в упор нацелились три-пять луков), быстро взял себя в руки и, как ни в чем не бывало, будто в упор не видел войо, сделал жест, ничего неподозревавшему Трубе о возвращении. Затем осторожно развернулся спиной к ручью и, демонстративно показывая заряженный арбалет, отошел на безопасное расстояние, укрываясь в тени ближайших оград. Пока шел открыто, спину сводила судорога от взгляда врагов, а разум мучили угрызения совести о собственной безалаберности, потому как кольчугу он отправил вместе с лошадьми к своим, и сейчас шел под нацеленными луками, какбудто голый, думая: "А ну как стрельнут". Но обошлось!

   Быстро отступили. А затем, оставив на пути войо арбалетный болт, отступили еще, за секреты вуоксов. Потом медленно стали отходить все вместе, давая понять, что не подпустят близко к повозкам. Войо преследовали по пятам, но по докладам вуоксов, после обнаружения стали осторожны, можно сказать, даже излишне осторожны. На что Уир многозначительно выразился:

   - Знак стрелы!

   Действительно, обе группы войо оказались адекватны. Занимали оставленные людьми позиции без нажима и наглости. Ярослав с отрядом медленно отходили к перевалу, время от времени останавливаясь и психологически сдерживая преследователей. Те не пытались напасть, и даже, можно сказать, после первых неожиданных встреч утихли, чувствуя, что люди избегают боя, но были спокойны и решительны. В сумерках войо отстали, и отряд, оставив охранение, поспешил вдогонку за караваном.

   * * *

   Своих догнали в сумерках, далеко за горной грядой. Переселенцы, преодолев перевал, вышли к длинному и узкому фиорду. Северный берег порос лесом, а южный представлял собой горы, в нижней части покрытые зеленью; выше и дальше к горизонту простирались луга, за ними вершины и далее в заходящих лучах звезд виднелись снеговые шапки. Здесь дорога, змеясь между заборов, ручьев и мостов, уперлась в стену и ворота в ней. Древние петли давно лишились деревянных створок, а медный брус, когда-то служивший запором, лежал поперек пути, как будто продолжая свою службу по охране развалин.

   Мертвый город встретил зловещей тишиной, и лишь редкие окна смотрели на переселенцев пустыми глазницами. Руины произвели на людей гнетущее впечатление, тем более что вступали уже ночью, при свете факелов, и их всполохи плясали на стенах руин и камнях мостовой. Здесь заросли почти отошли, уступая место широким плитам гранита и габра, сквозь которые лишь редкие и жалкие ростки пробивали себе жизненный путь. Плотно пригнанные глыбы не могло сокрушить ни одно растение. В отличие от улиц, дворы и дома, лишившиеся крыш, да и сами стены покрывали кусты и деревья, порой растущие прямо на развалинах.

3
{"b":"154419","o":1}