ЛитМир - Электронная Библиотека

   Всем заправляет главный жрец, он руководит жертвоприношением и объявляет волю богов, народ сидит на скамьях, внимает, молится. Или просит бога. После приношения гадатели читают ответы на внутренностях жертвы. Затем все привязывают, "Асмания, востань". На том служба заканчивается. Чужой веры или иных посторонних на действо не допускают, потому даже малые сведения добыть затруднительно.

   Порой к главному жрецу приходят люди. Путь держат, в основном, с запада, иногда с севера. Удалось узнать, месяц назад такой человек увел из Агерона сотню жителей неизвестно куда. В их семьях плач и горе, но сделать никто ничего не может, все ушли добровольно. По словам жреца, где-то на побережье строят они великий храм, и нужны добровольцы строители, их собирают во всех общинах. Жрец обещал, что люди вернуться..."

   "Надейтесь?! - думал Ярослав, закончив чтение. - Будет очень славно, если все сложится действительно так. Значит, последовали Асмаила заняты строительством. Интересно узнать, где идет это "строительство" и кто всем заправляет? Да и в Бурути стоит написать, волшебник Ольверо -- человек на первый взгляд честный, может, что узнает?

   Он достал из сложенных в живописном беспорядке вещей шкатулку-малярню. С мыслью, что не зря потратился, открыл крышку, достал из ячейки чистый лист бумаги, чернильницы и громко позвал:

   - Ноки, быстро подгони мне кого-нибудь из сыновей старика Колтука!

   Исполнительная девушка кивнула головой и шмыгнуа за занавеску.

   Меж тем как девчонка ищет грамотея, он с трудом читал другие письма. Второе оказалось от того же Апия, но не содержало ценных сведений, в основном, рассказ о сборах людей и переселенцев, о настроениях в Агероне, разные городские сплетни. В общем, явно отвлекающее письмо. Впрочем, читать его было интересней, рассказчик Апий был неплохой, а письмо значительно длиннее первого. Затем Ярослава заинтересовала посылка -- деревянный, пропитанный воском ящик, сделанный явно так, что попади он в море, не утонет, пока насквозь не сгниет. Его пришлось взламывать, ни запоров, ни крышки, герметичен. То, что увидел, поразило в самое сердце, несмотря на то, что в ящике было много пустого места, заполненного стружкой, на дне обнаружился сверток с книгами, подарок от маляра Урогонта-агеронца, и записка. В ней он сообщал, что по просьбе Ярослава приобрел пару писаний, одну "Жития святых волшебников", а вторую "О богах", что обошлись они недорого, и Апий уже оплатил два золотых. Посылает список книг при храмах, которые можно заказать в перепись, а иные дубликаты купить, и если Дхоу пожелает, Урогонт исполнит. Далее шел список из сотни наименований...

   Закончив с посылкой, вскрыл остальные. Первое оказалось неожиданностью для Ярослава! Писал священник из храма, который посещали они с маляром-агеронцем. Суть долгого и пространного письма заключалась в том, что через месяц по уходу переселенцев приходил человек, интересовался, не приносил ли ему некий индлинг книги необычные, потому как сам читать не может. Священник сознавался, что по простоте душевной признался, что так и было, но позже раскаялся и теперь пишет, стараясь предупредить, что книгу ищут, и надо быть осторожней, потому как человеку тому убить, что выпить глоток воды.

   В заключение добрый старец упомянул, что по собственной инициативе интересовался книгой и даже воспроизвел по памяти несколько рун, спрашивал у монахов святилища животворящего бога лекаря Эргулапа о книге, а люди они, всем известно, знающие и поучил некоторые переводы и обозначение рун, которые и прилагает. Предупредил, чтобы Ярослав был осторожен с книгой, не воспроизводил текста и не говорил вслух писанного, потому как, по словам монахов, в книге есть поучения по призыву потусторонних духов, созданию живых мертвецов, воскрешению и другой подобной богопротивной мерзости...

   Ярослав был рад подробному письму наивного старичка и благодарен за предупреждение, а уж он-то будет очень осторожен.

   Последним оказалось официальное послание правителя Агерона! Ярослав с удивлением замечал, сколькими знакомыми обзавелся среди аборигенов, а он-то, наивный, считал себя незаметным, аки мыша, и много сил потратил на обеспечение скрытности похода! Впрочем, разве можно нечто утаить в большой деревне?!

   Пришла Ноки с писарем, Ярослав еще плохо знал язык, чтобы писать, да и читал с трудом, далеко не все понимая.

   - Садись! Пиши! - командовал он.

   Парень сел за стол, обмакнул стальное перо, вопросительно взглянул на вождя. Ярослав взглянул в потолок, ища там ускользающую мысль, молвил:

   - Сакора Мирано Дхоу! Руано шиковато Наватаро Агерона...

   * * *

   К вечеру разгруженный корабль пустился в обратный путь, а внутри крепости назревал праздник по поводу прибытия соплеменников. Несмотря на то, что веселились по большей части агеронцы, а земляне пускали слюни на стенах в карауле, Ярослав был вынужден присутствовать на гуляньи. Только как следует повеселиться не удалось. В момент, когда большинство публики немного захмелело (у Ярослава ни в одном глазу) и начались обычные в этом случае показательные танцы девушек, к нему подошли и попросили прерваться. Воин-мечник из отряда Шестопера сообщил, что в крепости необычный посетитель и он попросил о встрече с Ярославом.

   Смеркалось. Слегка навеселе он шагал к воротам, размышляя о том, что ему, похоже, никогда более не дадут отдохнуть душой. Чуть только расслабишься, как происходят события совершенно некстати. В плохом расположении духа он подходил к воротам, для себя решив, что если только его подняли, как водится по пустякам...

   Увидев хрупкую фигуру, плащ-накидку, Ярослав на мгновение потерял дар речи, он никак не ожидал встретить энолу у себя в крепости, а предложение брата Клодоальда расценивал как шутку, не более, и сейчас оторопело хлопал глазами...

   - Сакора... Мирана... -- с трудом выдавил он, не веря случаю, -- но ваш брат... Вы здесь?! Наватаро Нур-ун-ниса-Инаят, какая честь!

   - Сакора Мирана Дхоу наватаро, - уверенно произнесла Миэле без тени акцента на чистом модонском, -- вы получили мои предложения?

   - Да, - недоуменно согласился Ярослав, не зная что сказать от неожиданности, -- но ваш брат...

   - Нур-ниса-инаят Клодоальд передал мне ваше согласие на обмен, и вот я здесь, Дхоу. Вы готовы исполнить обещание?

   Наконец Ярослав опомнился и вежливо отвечал.

   - Не смею отказать принцессе! - он низко поклонился. -- Разрешите заметить, что принц Клодальд против обмена, и ваши действия вызовут неудовольстве. Я поражен и не вижу воинов-энолов, как такое случилось, что Нур-нису оставили без охраны в чужом краю, где полно кровожадных войо? Смею предположить, ваш брат не в курсе действий принцессы!?

   - Я бежала! - прямо в лоб отрезала энола.

   Ярослав сделал удивленную физиономию и весьма преувеличенно воскликнул:

   - Это большой промах со стороны стражи принца, их следует примерно наказать!

   Миэле улыбнулась, а Ярослав продолжал.

   - ...Надеюсь, мои люди будут более бдительны! - он сделал легкий жест в сторону молодцов Шестопера.

   Энола смерила презрительным взглядом рослых мужиков в броне, увешанных режуще-колющими предметами с ног до головы:

   - Может быть, Дхоу перестанет держать Нур-ниса в воротах и найдет для продолжения разговора более подобающе место?

   - Прошу прощения за мою невежливость, виной тому неожиданность вашего визита, -- он широким жестом руки предложил пройти за ним, -- просто не успели подготовиться!

   Уже на ходу Ярослав заметил:

   - Прошу прощения, благородная Нур-ниса, но осмелюсь заметить, бегство и обмен ваших соплеменников без одобрения принца может вызвать войну, что никак не может нас устроить.

   - Дхоу хочет отказаться от обещания? - с некоторой осторожностью спросила энола.

   - Нет, - поспешил заверить ее Ярослав, -- для нас не принципиально, кто конкретно будет заложником, но мне и моим людям желательно обезопасить себя от ненужных стычек и недовольства энолов.

46
{"b":"154419","o":1}