ЛитМир - Электронная Библиотека

   Среди значительной по тексту шелухи и придворных сплетен Ярослав четко увидел основные моменты, изначально скрытые от посторонних глаз, будь такие, вздумают сунуть свой взор в их частную переписку. Ольверо писал:

   "...Возвращение Велласа стало для части окружения деспота приятной неожиданностью. У такого человека, как он, всегда найдутся недоброжелатели и обиженные. "...Выскочка получил по заслугам", - шептались они по углам дворца, распуская слухи, в каком униженном и неприглядном виде вернулся Веллас. Вся группа друзей и сторонников начальника стражи Каири поносили его за глупость и опрометчивость, давая понять, что любое ему порученное дело, даже самое простое, будет провалено с позором. И возможно, звезда Велласа могла начать клониться к закату и история закончиться ничем, если б не Лифидец и его сторонники в лице окружения наследника Наос. Прямо в присутствии деспота и всего двора высказавшегося в поддержку Велласа.

   Надо признать в красноречии ему не откажешь, предыдущие споры со жрецами дома Бурути наглядно доказали умение внушать истины. Служители культа предков не смогли тягаться с последователями Асмаила. Лифидец повел оправдание зятя Бурути с точки зрения опасности индлингов для власти, поставил вопрос так, что уже сейчас в соседней долине зреет сила, способная опрокинуть мощь деспота, доселе несокрушимую, и подвел черту, что переселенцы противны не только властям Бурути, но не почитают Асмаила, но это еще не все, - не почитают предков, как своих, так и чужих. После столь убедительной речи люди задумались, но все решило болезненное восприятие деспота, его страх перед изменой, с детства воспитанная жестокость и самовластие. Престарелый деспот поверил хитрым речам беспринципного словоблуда...".

   Читая эти строки, Ярослав пожалел, что вовремя не отдал приказ исполнить предложение Апия подослать убийцу. "Вот оно, человеколюбие, - ­ раздраженно думал он, - ­ нежелание марать руки, а теперь, возможно, уже поздно. Собственная глупость может стоить кому-то жизни". Читая далее:

   "...приказал собрать воинов, посадить на корабль и немедленно отплывать. Уничтожить, наказать нечестивцев, которые не признают богов Асмаила и Бурути.

   Начальник стражи Каири пытался обуздать теряющего разум господина. Он предостерег от опрометчивых действий, в сезон штормов опасно посылать корабли в море, но задетый за живое правитель не хотел никого слушать, кроме тех, кто ему вторит. Каири говорил, что никто из кормчих не рискнет сделать глупость утонуть или разбиться о скалы. Предупреждал, что обогнуть мыс Лисий хвост трудно даже в хорошую погоду, не то что в дожди и шторма, что идти придется по большей части на веслах, и это чрезмерно утомит людей, им придется давать отдых после тяжелой работы, враги за это время успеют подготовиться или уйти в горы. Внезапности не получится.

   Сторонники наследника и служители Асмаила яростно клеветали на Каири, обзывая его трусом и предателем. Лифидец предложил принести жертву и просить помощи у их бога, который прогонит непогодь и понесет корабли прямо в долину Ласу, дарует верящим в него победу! Еще он пообещал, если деспот пошлет воинов против врагов Асмаила, дать особо сильного мага, который наверняка поможет победить...

   ...Было решено, несмотря на непогоду, вести корабли вокруг мыса Лисий хвост..."

   * * *

   Оставленные в письме предупреждения заставили Ярослава задуматься. Ольверо не упомянул ни о количестве кораблей, ни о числе воинов, вероятно, на момент составления письма это было еще неизвестно. Да и от принятия решения до его воплощения обычно проходит немало времени. Торговец уходил на юг, и волшебник передал в письме ту информацию, которая имелась.

   Вопрос, когда Бурутийцы выйдут в море и когда высадятся в Изумрудной долине, оставался открытым. Да и высадятся ли вообще? Нестабильная обстановка при дворе и сложности сезона могли отменить поход. Ярослав крепко задумался. Стоило ли пороть горячку, будоражить общество, когда нет точных сведений? Как бы то ни было, усилить охрану побережья стоило в любом случае.

   Своими сомнениями он поделился только с Жиганом.

   - Необходимо вас усилить, - говорил он, - выставить новые посты вдоль побережья.

   - Отвлечение дополнительных людей от работ в любом случае вызовет подозрения, - высказал сомнения Жиган, - сохранить в тайне наши ожидания не удастся. Да и ты забываешь о ночных демонах, которые не позволят нам стеречь берег к северу от устья реки.

   - Я считаю, не нужно людям лгать и морочить голову, - успокаивал его Ярослав, - усиление охраны побережья происходит планово для предотвращения высадки бурутийцев. Об этом итак все знают. Не стоит только говорить, что мы ожидаем их со дня на день!

   Что касается северного берега моря, его, думаю, контролировать вовсе нет необходимости. Бурутийцы там не высадятся по причине труднопроходимой поймы реки. Противник, сделай он такой шаг, потеряет пару дней на хождение и форсирование реки, гораздо проще высадится там, где это сделали энолы, и сразу атаковать крепость. Потому выставим пикеты только по южному берегу, Холмистой гряде и усилим наблюдение с Белой башни...

   * * *

   В начале дня Ярослав занимался организацией постройки навеса над стапелем. Посреди площади усилиями полусотни мужчин взметнулось сооружение, внешне похожее на ангар. На его каменные столбы, сложенные из материала от разборки руин, опирались балки перекрытий и черепичная крыша. Боковые стены едва угадывались в перекрестиях распорок, служащих дополнительным крепежом для колонн в случае землетрясения. Внутри уже достроенного навеса пока гулял ветер, но на покатом, в сторону бассейна выложенном камнем стапеле уже лежали первые брусья будущего киля.

   Трагедия заставила бросить работу и мчаться к одному из самых отдаленных западных поместий. Во главе отряда разведчиков Ярослав отправился к месту происшествия. Его хозяева, во время эпидемии бросив ранее возделанный участок, ушли достаточно далеко от крепости, где на берегу небольшой речки расчистили новый и жили вплоть до событий последнего времени. Даже нападение энолов не вызвало желания людей покинуть глухой, но обжитой угол. И вот произошло то, чего больше всего опасался Ярослав. Соседи, такие же любители одиночества, нашли всю семью убитой!

   Прибыв на место, Ярослав тщательно осмотрел все вокруг. Кроме множества следов, принадлежащих хозяевам и членам семьи, не обнаружили ничего подозрительного и никаких признаков борьбы или других следов.

   Были похищены инструменты, семена и домашний скот. Определить виновников не составляло труда, раны на теле убитых и разбитые головы детей оставили острые дубинки войо!

   Сомнений не возникало!

   Ярослав возвращался в крепость в крайне удрученном состоянии, он предвидел бурю, которую вызовет это бессмысленное убийство.

   Общество колонии, и так взбудораженное мнимой победой над энолами, столь откровенный повод к войне с войо не пропустит без ответа. "...И это все в тот момент, когда в любой день могут приплыть корабли Бурути с несколькими сотнями людей на борту, - думал он, - как некстати это убийство..."

   Сознавая всю трагичность ситуации, Ярослав, тем не менее, понимал, что более не сможет удерживать народ, и если выступит против войны, его сметут, как лишнее препятствие. Лучше возглавить потоп, чем строить дамбу. В этом случае он мог попытаться управлять стихией народного возмущения, нежели пытаться ее образумить.

   На площади перед мегароном повозку с телами встречала угрюмая толпа, состоящая в основном из аборигенов, но многие земляне не пропустили событие. Народ молчал, решительно потупив взоры, Ярослав не услышал в свою сторону ни одного выкрика или требования. Такой знак внешнего равнодушия и озлобленной холодности не предвещал ничего хорошего, страстимогли прорваться в любую минуту.

55
{"b":"154419","o":1}