ЛитМир - Электронная Библиотека

   Ярослав оставил коня и отдал поводья Геннадию, чтобы тот увел Казбека под навес. Моросил обычный в это время дождь, по каменным плитам мостовой бежали ручьи и, чтобы зря не мокнуть, он направился в мегарон, где в очаге горело жаркое пламя, и можно было обсушиться. Несмотря на наличие плаща, за время поездки он изрядно промок и замерз. Толпа без всякого разрешения последовала в зал, из ее рядов выделились самые активные, уже сейчас готовые к перепалке с вождем, по прошлому опыту зная его отрицательное отношение к большой войне. Когда люди заполнили мегарон и вестибюль, Ярослав, греясь у огня, обернулся и непринужденно спросил:

   - Как понимаю, вы ходите знать мое мнение о случившемся, или оно вам уже известно?

   Многие из аборигенов опешили, улавливая мысль, но, к сожалению, среди них были земляне, вполне разделявшие чувства толпы. Впрочем, и сам Ярослав не был столь бессердечен, он и сам был опечален гибелью людей, только в отличие от остальных несколько более информирован и дальновиден.

   Из гущи людей раздались голоса:

   - Ярослав, ты не прав, сколько можно терпеть такое соседство! На месте этих несчастных может оказаться любой, а если теперь спустим на тормозах, дикари совсем обнаглеют, неужели ты привел нас сюда лишь для того, чтобы какие-то обезьяны убивали!

   Слова, сказанные на русском, были непонятны в зале, тем не менее, получили всеобщее сочувствие, аборигены кивали головами, повторяя:

   - Дхоу должен наказать убийц! Веди нас, Дхоу!

   Наконец из толпы выступил Банула Наростяшно и, как человек решительный, взялся говорить за всех:

   - Дхоу Наватаро! ­- говорил он, слегка стесняясь большого количества народа, но уверенно и напористо. - Мы знаем, вы против войны с этими убийцами, но не можем далее терпеть. Нелюдь входит в наши дома, берет себе наши вещи, наше зерно и продукты. Теперь они убили целую семью! Дхоу говорит, надо терпеть! Надо дождаться подкреплений из Агерона! Ждать когда придет Дхоу Олег и приведет еще индлингов. Но войо не ждут! - широко развел руками Банула с удивленной физиономией на лице. - Если Дхоу не хочет защищать своих людей, пусть он позволит нам самим защитить себя!

   Присутствующие яростно загалдели и в исступлении замахали руками. Ярослав подал знак, давая понять, что хочет говорить, но люди не умолкали. После того, как народ выговорился, он ответил:

   - Банула! Ты уже трижды проявил неподчинение вождю и сейчас призываешь к бунту! Трижды в полный голос выказывал недовольство моими приказами! В твоих словах слышна скрытая угроза!...

   Простодушный абориген непонимающе замотал головой, мол, я ни сном ни духом.

   - ...Но ты зовешь людей вступить в тяжелый бой, совершенно не понимая, почему твой вождь упрямо отказывается?

   Банула не согласился:

   - Дхоу, я не в коем случае не зову против Вас, и почему вы не хотите войны?

   - Тогда скажи сам, если знаешь! - резко прервал его Ярослав.

   - Ну... - неуверенно протянул Банула, - будет много убитых.

   - Еще!

   - Ну... - качнул согласно головой. - Ну... войо могут победить!

   - Еще!

   Банула пожал плечами, подумав:

   - Не знаю.

   - Я напомню! - обращаясь ко всем, воскликнул Ярослав. - Даже победная война с войо может обернуться для нас трагедией и гибелью. Потеря части боеспособных воинов вызовет в соседях желание использовать наше тяжелое положение. Можно вспомнить посла Велласа и его попытку захватить нас врасплох. А ведь долина Бурути совсем недалеко. Как, думаете, поступят они, узнав о наших потерях. Но есть и другие соседи, и даже ночные демоны не так глупы, как мы полагаем. В горах живет много племен, которые могут завидовать нашей удаче. Им ничего не стоит перейти перевалы...

   Затем через длинную паузу продолжал, чтобы до всех дошло.

   - Что?! В таких ужасающих условиях вы еще хотите воевать?! По мне так лучше засесть за стены и ждать! - ­ эмоционально повторял он, для большей убедительности яростно жестикулируя.

   Однако речь не находила достойного ответа в сердцах людей. Из рядов выступил один уже немолодой нидамец, уверенный в своей правоте:

   - Все это мы знаем, Дхоу, но лучше быть убитыми в бою, чем выглядеть трусами!

   Его поддержало окружение громкими возгласами и шумными гомоном.

   - Все считают так?! - резко задал вопрос Ярослав, обращаясь к народу.

   Большая часть присутствующих отвечала согласием, в том числе и земляне.

   -...Тогда я умываю руки! - воскликнул Ярослав. - Пеняйте на себя! Значит, что?! Война?!

   - Война! Война! - дружно заголосила толпа. Ярослав не мог сопротивляться желанию народа. Ему теперь оставалось только осуществить его с минимальными потерями. Он грустно покачал головой:

   - В таком случае, все вон отсюда, остаются только командиры! Раз вы хотите войны, будет вам война!

   Толпа медленно покинула мегарон, возбужденно галдя и в душе радуясь, что сумела уломать вождя.

    * * *

   Верхушка колонии собралась далеко не сразу, пришлось посылать за Жиганом, да и капитан Петрович был занят. Тимофеич, как всегда, пропадал на своей мельнице, оборудуя кузницу, поэтому все собрались только спустя час-полтора. На этот раз присутствовали исключительно земляне, из аборигенов был только Уир, да и то по необходимости, потому как планы Ярослава были связаны, в первую очередь, с разведкой. И в первую очередь он обратился именно к Жигану, отвечавшему за эту сферу:

   - Сможем ли мы, Сергей, провести воинов через джунгли незаметно для войо. Та тропа, что проложили вуоксы, еще действует? Или на нее уже нельзя положиться?

   Ответ последовал после некоторого размышления.

   - Дикари постоянно за нами следят, - задумчиво произнес Жиган, - стопроцентной уверенности, что тропа не под контролем, быть не может.

   Он взглянул на вуокса.

   Уир, ясно понимая, что от него требуется, подал голос.

   - Великий вождь, - начал он вполне убедительно, - старой тропой ходили много! Войо знают о ней! Нужна другая! Можно идти вдоль стены к морю, мы никогда не ходили этой тропой. Войо смотрят из леса. Стена скроет много людей. Войо не увидят!

   - Сколько нужно времени, чтобы проложить новую тропу?

   - Одна ночь.

   - В таком случае готовим операцию через двое суток. Тебе, Жиган, следует расставить посты и караулы по пути следования, прочесать местность на предмет шпионов и обеспечить охранение. К сожалению, на это потребуется много людей, все посты с побережья придется снять, после выставим вновь. Станислав, на тебя ляжет организация защиты крепости, когда воины покинут ее...

   Тимофеич встрепенулся, как будто услышал нечто неприятное, но Ярослав опередил его возмущение:

   - ...и не возражай, арбалетчики пойдут со мной, а ты будешь нужен людям. Если нас постигнет неудача, и я погибну, тогда встанешь во главе колонии. Поэтому тебе и оставаться в крепости с женщинами и детьми, между прочим, это очень ответственный пост и самое уязвимое место.

   Ты должен так организовать быт крепости, что со стороны должно быть незаметно, что воины ушли. Необходимо переодеть многих женщин в мужские платья и поставить на стены. Точно так же надо организовать видимость наших обычных работ на стенах, в городе, на стапеле. На это потребуется много сил и изобретательности. В некоторых местах можно выставить чучело, а детей научить изображать деятельность взрослых, особенно в таких местах, как крепость, где большое расстояние не позволяет точно определить, кто перед ним - взрослый человек или ребенок. В общем, здесь большое поле деятельности для импровизации, и срок для подготовки - сутки!

   Возьми в помощники себе наших женщин, все равно ни одна из них не пойдет в поход.

   Шестопер, Петрович и ты, Володя, - готовьте людей, но тихо, чтобы завтра со стороны было ничего не заметно. Возьмем по тридцать человек от каждой группы, самых лучших, остальные останутся в крепости в распоряжении Станислава, выступаем следующей ночью!

56
{"b":"154419","o":1}