ЛитМир - Электронная Библиотека

«Циркон» скользил вдоль запутанных нитей изнанки, от узелка к узелку, исполняя на струнах вселенной торжествующую песню свободы и счастья, но Существо, увлекавшее его к цели, плыло в коконе абсолютного, ледяного и прекрасного одиночества. Оно было почти богом, но только почти. И в миг разъединения, когда корабль выпал в нормальный космос, Оно издало беззвучный вопль, погибая, переставая быть. Ненависть и скорбь — вот что испытало бы Оно, если бы умело чувствовать. Но, увы и к счастью, Существо лишили чувств.

Впрочем, те двое, что, очнувшись, пытались сейчас вычленить из обломков Существа свои собственные сознания и личности, чувствовать умели. К несчастью для них.

Глава 8

В случаях, когда события стремительно выходят из-под контроля по какой-то независящей от участников причине, принято говорить: «ничто не предвещало». Но Ливия слукавила бы, применив эту древнюю отговорку. Предвещало, и еще как. Другое дело, что наварху следовало обращать больше своего драгоценного внимания на признаки… нестабильности на борту корабля. Так что винить, кроме себя, Аквилине было больше некого.

Анализируя последующие события (а времени для анализа ей хватило потом с избытком) Ливия пришла к выводу, что началось все с отказа системы связи. Да, пожалуй, что именно это ощущение оторванности, которое настигает экипаж мгновенно, стоит перестать слышать голос далекой базы, и стало тем толчком, после которого все ухнуло в сингулярность. Ну, и еще бытовые трудности. Всего два работающих санузла на 250 человек — это суровое испытание для нервов и лояльности.

Собственно, именно с проблемы очередей в санузлы и начал разговор Марк Плавтий, астрогатор, задержавшись после очередного совещания. Точнее, бытовые неудобства он избрал как предлог, чтобы привлечь внимание наварха. Едва лишь они остались наедине, как Плавтий поделился своим… недоумением. Да, пожалуй, именно это чувство испытал астрогатор, когда префект Марций начал проявлять повышенное внимание к нему и его посту.

— И что конкретно он спрашивал? — поинтересовалась Ливия, выгибая бровь.

Вообще-то, в расспросах префекта состава преступления не просматривалось. Никто не запрещал Квинту Марцию беседовать с астрогатором и задавать вопросы касательно его профессиональной деятельности. Просто никому, и в первую очередь самому Марку Плавтию, и в голову не могло прийти, что подобные темы могут быть интересны префекту манипулариев. Это все равно, как если бы Марций принялся допытываться у авгура о методиках проведения ауспиций. Как-то не принято, чтобы префекты приставали к астрогаторам.

— О, в том-то и дело, что ничего конкретного, наварх, — обеспокоенно молвил Плавтий, понизив голос и оглянувшись на закрытую дверь. — Алгоритмы расчета курса, сетка пространственных координат… Если честно, то у меня сложилось впечатление, будто Квинт Марций… меня экзаменует.

— Вот как, — протянула Ливия, нахмурившись. — И многое ли ты ему рассказал, мой Плавтий?

— Не многое, наварх. Я спросил о причине его любопытства, а затем уведомил о том, что пока не сертифицирован для преподавания краткого курса астрогации. После чего рекомендовал обратиться прямо к тебе за более… доступным изложением.

— То есть, ты его послал, — наварх изволила усмехнуться.

— Именно. Послал к тебе, — подтвердил астрогатор. — Ливия Терция, еще кое-что…

— Слушаю.

— Несколькими часами позже я случайно слышал, как Квинт Марций беседовал с рулевым. И насколько я могу судить, вопросы задавал примерно такого же свойства.

— Ага, — мурлыкнула Ливия. — Понятно. А в инженерный он не наведывался, случайно? В реактор не заглядывал?

— Не могу знать, наварх, — Плавтий пожал плечами. — Так что это было, Ливия Терция? Проверка моей лояльности? Или компетенции?

- Не твоей, — хмыкнула наварх. — В твоей компетенции и лояльности Квинт Марций, судя по всему, не сомневается.

— Не понял, — астрогатор нахмурился.

— Не бери в голову, Марк, — успокаивающе похлопала его по плечу Ливия. — Префект наш, похоже, заскучал в полете, вот и решил поискать себе новых знаний и впечатлений. Однако если это повторится, не забудь доложить. Лучше — в письменной форме. Свободен!

И едва за астрогатором закрылась дверь, наварх позволила себе не только улыбку, но и смешки. Ай да Квинт Марций! Шутник!

Но если префекту охота выставлять себя на посмешище перед экипажем, это его дело. А ее, Ливии Терции, первая забота — долететь до Карбона-Три. Вряд ли Квинт Марций намерен создавать серьезные проблемы. Не самоубийца же он, в самом деле?

***

— Кхм…

Надо заметить, что даже такого краткого междометия было многовато для погребальной речи над останками Карбона-Три. От планетоида осталось чуть больше половины, и если сканеры не врали, то кому-то показалось мало целенаправленно разбомбить технический пост и накопительную станцию. Бомбовый удар неизвестных агрессоров был такой силы, что треть массы космического тела превратилась в пыль, точнее, в облако мелких осколков.

Отчеты от внешних анализаторов сплошным потоком текли в мозг Квинта Марция, только подтверждая его догадки. Во-первых — это не техногенная авария, во-вторых, судя по излучению, использовались кластерные бомбы, а в-третьих, никто из шахтеров не спасся.

Ничего удивительного, от такого удара нет защиты, никакой спас-бот не выдержит. Нет смысла отправлять катер с десантниками на поиски уцелевших. А жаль! Полторы недели полета и фактического безделья утомили Квинта Марция сильнее, чем когда-либо прежде.

А умница-«Аквила» тем временем без устали собирала информацию, всю, какую только возможно, сканируя пространство во всех доступных диапазонах в поисках следов ублюдков, сгубивших столько ни в чем не повинных людей. Кто-то же это сделал. Кто?

«Ну, давай, милая, найди мне остаточный след от маневровых, — мысленно просил Квинт, обращаясь к „Аквиле“ как к живому существу, норовистому и суровому, но на редкость сообразительному. — Здесь было что-то большое и мощное. И ускорители не могли не подействовать на мельчайшие частицы пыли. Будь внимательнее, пожалуйста».

- Фиксирую остаточный след экситонных ускорителей, — подал голос Плавтий с поста астрогации. — Сетка пространственных координат 22–12 точка 7.

И Ливия встрепенулась в кресле.

- Можешь идентифицировать?

- Никак нет, — астрогатор покачал головой и уточнил: — Судя по степени рассеивания… корабль покинул эту область более 20 часов назад.

- Экситонные ускорители… — протянула наварх, скорее размышляя вслух, чем делясь соображениями: — Значит, это был военный корабль. И я подозреваю, что не наш.

В общем-то, дальнейшие действия экипажа биремы были досконально расписаны в протоколах и вкратце формулировались как «тактическое отступление». Именно это Ливия и собиралась сделать, однако для приличия все-таки поинтересовалась мнением префекта. В конце концов, судовой журнал фиксирует все важные события на борту вне зависимости от желаний командиров. И соглядатаи Бибула тоже наверняка не дремлют.

«А задницу надо прикрыть», — напомнила себе Аквилина, поворачиваясь вместе с креслом к префекту.

— Квинт Марций? Что скажешь насчет причин этого? — она ткнула пальцем куда-то вниз, подразумевая катастрофу на Карбоне-Три.

Префект подробно и довольно монотонно перечислил все возможные классы боевых кораблей, которые могли использовать кластерные бомбы подходящей мощности и разрушительной силы, которыми были прицельно уничтожены и шахты, и поселение, и склады с рудой. Свои пояснения он, как и всегда, сопровождал демонстрацией изображений. Для должного впечатления на обитателей мостика.

— Карбон-Три был крупным источником руды, но никогда не являлся таким стратегически важным объектом, чтобы стать целью нападения, — задумчиво молвил Квинт. — Надо бы разобраться, что тут произошло.

«Резонное замечание, но бесполезное, — подумала наварх. — И без тебя ясно, что разобраться надо. Мог бы не сотрясать воздух».

43
{"b":"154422","o":1}