ЛитМир - Электронная Библиотека

- О! — изобразил интерес Ацилий. — Надолго?

Военное положение в Республике объявлять умели и любили. Чуть где в периферийных системах жареным потянуло — сразу «Родина в опасности!» Плебеев надо держать в постоянном тонусе потому что. Так что если войны никакой и нет, значит, надо ее придумать.

Хотя для лигариев прекращение полетов равносильно отсрочке казни.

— На неопределенный срок, — увильнул от прямого ответа Марций и снова огляделся. — И на вашем месте, лигарии, я бы воспользовался этой передышкой.

«Надо же, угадал!»

Теперь Куриону пришлось не изображать, а наоборот, подавлять всплеск интереса. В том, что для всего командного состава Цикуты Вирозы скандальная парочка — патриций-бунтарь и военная преступница — как две кости, проскочившие в горло, но застрявшие на выходе, Ацилий не сомневался. Но если мотивы Марция похвальны, методы могут быть не так… дружелюбны. Пристрелить лигариев при попытке бегства — чем не идеальное решение всех проблем?

У Кассии, похоже, вообще речь отнялась. Она могла лишь по-совиному таращиться на руководство и громко сопеть носом.

— В каком смысле, центурион? — немного помолчав, молвил патриций, сделав ударение на чин собеседника. Дескать, а как же лояльность, а, служивый?

— В прямом, — отрезал Марций, прекрасно расшифровавший все подтексты. — Делайте что хотите: вены себе перегрызайте, в фонтане топитесь, вешайтесь, прыгайте в распылитель, удирайте к парфам, но чтоб духу вашего на моей станции не было. Понятно?

«Вот это номер!» — чуть не вскрикнула лигария. Однако ограничилась тычком локтя под ребро Ацилия.

- К парфам, — улыбнулся Ацилий, — будет затруднительно. В силу различных обстоятельств. С чего вдруг такое участие, Марк Марций? Или ты провоцируешь нас на бунт, чтобы с чистой совестью отправить удобрять морковку?

- Тоже вариант, — центурион оскалился в ответ. — С морковкой. По мне, так самый лучший. Потому что когда вы загнетесь в червоточине, то ни от вас, ни от челнока не останется даже удобрений. Но я ведь не враг тебе, Гай Ацилий. К тому же здесь, на Цикуте, хватает тех, кто сочувствует твоим идеям. Поверь, я не хочу узнавать их имена и вынуждать их бунтовать в случае твоей гибели.

— Вот в это, Марк Марций, я охотно верю, — кивнул Курион, с каждым мгновением этого разговора возвращавший утерянное было величие. — И обещаю тебе найти оптимальное решение нашей общей проблемы… с наименьшими потерями. Но вешаться не стану, не надейся.

- Хорошо, — центурион встал и отряхнул тунику от гипотетических травинок. — Значит, мы друг друга поняли, Гай Ацилий. Да, и кстати… Я временно расширил ваш допуск. Ты даже сможешь зайти в систему связи с общественного терминала, минуя личный коммуникатор… если захочешь, конечно.

Кассия ушам своим не верила, онемев от неожиданного жизненного открытия: оказывается, начальству-то ничего человеческое не чуждо! Славному Марку Марцию по ночам хочется спокойно спать, а не сушить себе денно и нощно мозги, как бы так половчее выпутаться из сложной ситуации, в которую его втянули против воли. Умному Марку Марцию охота всего лишь честно работать, а не рисковать жизнью своих людей ради утоления чьих-то мстительных желаний. Это же так просто!

— Уф! Ну и дела! И чо теперь будет? — спросила лигария у напарника.

— Одно из двух, — он сорвал травинку и задумчиво на нее посмотрел, решая, пожевать или просто покрутить в пальцах и выбросить. — Либо мы уберемся сами, либо нас уберут. По-моему, выбор очевиден. Марций сказал главное из того, что я хотел услышать: «Аквила» вернулась. И мы можем связаться с навархом, не опасаясь прослушки. Остальное пока на коленях у богов, Кассия. Нет, не подскакивай. Давай еще полежим. Раз он говорил свободно, значит, здесь нас не подслушивают. Или наш добрый Марк поистине гений интриги, что весьма сомнительно.

И как не хотелось Кассии начать действовать безотлагательно, честно говоря, полежать она была готова еще два-три дня подряд. А лучше целую декаду. Причем так, чтобы рядом — Ацилий, сверху — деревья и флеш-карта с Зимним Миром в заднем кармане штанов. И никаких Цикутинов окрест.

— Выходит, нас снова «Аквила» спасла. Это хороший знак.

— Получается, так, — кивнул он. — Отдыхай, дорогая. Я попробую связаться с Аквилиной как можно скорее, назначу ей встречу, и тогда… Там видно будет.

— А я… — Кассия заерзала. — А я тогда попробую разнюхать, где в этой крысиной клетке имеется самая большая дыра. Ну, в смысле, можно ли с Цикуты и в самом деле безнаказанно смыться, — и решив, что вздох напарника означает сомнения, убежденно добавила: — Я тебе, как боец штурмового отряда, говорю — ложное чувство защищенности ослабляет бдительность. Всегда найдется лошара, который во время смены любит зависнуть в вирт-поле на часок-другой. Кто-то обязательно забудет сменить код доступа. А где-то вообще не додумались поставить замок на двери. Цикута не исключение. Надо только прощупать в нужных местах…

Девушка сладко зевнула и доверчиво потерлась носом о подбородок Ацилия.

— Только давай всё это завтра будет, хорошо? Я тебе не сильно плечо отдавила? Нет? Ну и отлично. Заметил, что, чем ближе наши импланты друг к другу, тем легче становится? Я тоже. Чуешь, как права оказалась та докторша, та, что про эти… про эндорфины говорила? Гормоны радости, да? Скажи, они помогают от головной боли?

— Кассия, — хмыкнул Гай. — Отчего бы тебе не порадоваться твоим гормонам радости молча? Гормоны суеты не любят, так и знай.

Она хрюкнула от смеха, но послушно затихла. Пусть эндорфины поработают, раз уж у них появилась надежда на спасение.

***

Надежда — штука всесильная. Даже крошечный намек на возможность изменить собственную участь утешил лигариев и помог выдержать недельную паузу, прежде чем у Ацилия и Кассии появилась возможность выбраться куда-то дальше столовой. Три дня они банально отсыпались. При помощи изрядной дозы лекарств, разумеется. А как иначе заглушить чувство взаимного присутствия в сознании?

Патриций убедил напарницу, что им обязательно нужно как следует отдохнуть, иначе они некстати помрут от переутомления, подставив тем самым Аквилинов.

— Побег требует сил, дорогая. Тебе надо хотя бы во сне избавиться от Внутреннего Меня.

— Хорошо, я пропущу несколько утренних пробежек, — согласилась Кассия.

За едой лигарии ходили по очереди, а попутно проверяли в информатории, как дела у «Аквилы», чтобы не вызвать подозрений.

И, выходило, что они оставались единственными обитателями станции Цикута Вироза, которым не нашлось никакого занятия. Все разговоры были о разгромленных шахтах и флоте парфов, все новости — о формировании эскадры, все планы связаны с предстоящей локальной войной, которая легко может превратиться в очередное столкновение Республики с Парфским Сектором.

А бирема специального назначения «Аквила» надолго застряла в ремонтных доках.

Теперь лигариям требовалось лишь терпение, чтобы дождаться, когда наварх Ливия будет относительно свободна, чтобы располагать своим временем и явиться на встречу. Порывистая Кассия сама вся извелась ожиданием и сдержанного Гая Ацилия довела до ручки. Они раз пятнадцать поругались и помирились, прежде чем он догадался предложить дикой манипуларии заучить полюбившиеся стихи наизусть. Так и прошла неделя ожидания.

— Сегодня мы прогуляемся на Форуме, — многозначительно сказал Гай утром.

— Угу! Разделиться нам все равно не получится, но я постараюсь не мельтешить у Аквилины перед глазами, — радостно пообещала Кассия. — Вам с ней надо поболтать наедине.

Проклятые импланты держали напарников рядом крепче всяких наручников, не позволяя отдалиться друг от друга больше, чем на пятьсот метров, без риска отхватить приступ дикой головной боли.

Сама же лигария, самоуверенно посулив провести разведку на местности, пока не представляла, как подступиться к этой сложной задачке. Обзавестись на Цикуте друзьями-приятелями Кассия не смогла, хоть и не по собственной вине. Она всегда была девушкой общительной и компанейской. Но много ли найдется приятелей, когда с тобой на одной привязи сидит патриций, надменный и высокомерный, даже стоя одной ногой в могиле?

68
{"b":"154422","o":1}