ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, наварх «Аквилы» ни на миг не пожалела о порыве, заставившем ее по уши влезть в заговор с целью мятежа, но неплохо был бы понять, а почему, собственно? Без привычной опоры Ливия Терция начинала сомневаться, а сомнения наварха — это гибель корабля и экипажа, вот что это.

Между игрой в прятки со въедливым Антонием, который практически взял в осаду подозрительную пару командиров «Аквилы», и умильным убалтыванием недоверчивого Марка Фабриция (а это не так просто, уговорить старшего инженера седьмой ремонтной секции не только форсировать ремонт биремы, но еще и не доложить об этом кому следует!) у Ливии Аквилины нашлось не так уж много времени, чтобы спокойно подумать. Однако под грядущий бунт и устройство побега государственного преступника она теоретическую базу подвела. Гибкость пилотского мышления всегда влияла на лояльность. Простейший силлогизм разрешил сомнения наварха. Гай Ацилий — последняя надежда Республики. Ливия Терция Аквилина присягала Республике и верна присяге. Следовательно, помощь Ацилию и есть наилучшая служба Республике. Сложнее оказалось с помощью Квинту Марцию. Ибо дефективный префект с его опасными мечтами о полетах в простую схему не укладывался.

Тут бы очень пригодился профессиональный совет специалиста, но не к Луцию же Антонию, право, идти с таким вопросом? Ливия хихикнула, вообразив на миг, какое непередаваемое выражение поселилось бы на физиономии психокорректора, если бы она, невзначай заглянув к нему в кабинет, вдруг ошарашила куратора этой проблемой. Дескать, так мол и так, объясни мне, о знаток разумов и душ, с чего это вдруг я решила рискнуть всем, что имею, включая жизнь, ради того, чтобы исполнить мечту не самого приятного и ни в коей мере не симпатичного мне человека? Интересно, а усидел бы Антоний в кресле при таких вестях? Вот забавно бы вышло, если б…

Наварх прервала полет своей бурной фантазии и помрачнела. Со службой психокоррекции не следует шутить даже мысленно. Слишком много крови на руках у этих вежливых ребят, куда там Кассии с ее трехстами парфами! Сколько генетического материала забраковал Луций Антоний за годы службы? В его досье, должно быть, имеется точные цифры, но такие материалы, даже если бы были доступны, явно не то чтение, за которым приятно скоротать вечерок. Даже не слишком впечатлительным людям вроде наварха «Аквилы».

Если Антоний докопается до «дефекта» Квинта Марция, парочку Аквилинов ждет конец скорый и страшный. Вот и одна из причин, почему Ливия сейчас рискует. Префект — не просто часть «Аквилы», он еще и часть самой Ливии Терции. Лишиться его — это все равно что самой себе отпилить левую руку. Не смертельно, но необратимо. Любой другой ментат, даже если наварху подберут новую пару, станет всего лишь протезом — хорошим, почти неотличимым от потерянной конечности, но — неживым.

А если взглянуть шире… Да, у Ливии Терции было всё, что может пожелать представитель фамилии пилотов. Отличный корабль, неплохой экипаж, уважение коллег и командиров, удовлетворение от работы, которую она выполняла с талантом и удовольствием… Не было только цели. Той самой мечты, которая придает жизни вкус. У дефективного Марция — была, а у нее, образцового наварха образцовой биремы — нет. До недавнего времени. Но стоило лишь однажды решиться помочь мятежному префекту, и всё изменилось. Изменилось настолько, что Ливия почти не понимала теперь, как она жила раньше. Ради чего она жила, летала и командовала? Получается, что вся прежняя жизнь и служба наварха была бессмысленным повторением действий, результатами которых пользовались совсем другие люди. Получается, она ничем не отличалась от… скажем, астрогационных сенсоров «Аквилы». Или плазменного инжектора.

Гай Ацилий обещал всё это изменить. Потому за его идеи следовало драться. За него и, прах его побери, даже за Квинта Марция с его мечтами.

***

— Вот теперь оно точь-в-точь каша с подливкой. На вид. Если не присматриваться и не принюхиваться.

На кусок холодного белкового «гарнира» в тарелке Ацилия вылилась порция углеводного «соуса» — серо-коричневого и приторно сладкого.

Горестный вздох напарника был ответом на все старания Кассии пробудить его аппетит. Впрочем, девушка едва смогла убедить саму себя, что идеально сбалансированная смесь аминокислот, микроэлементов и витаминов, выдаваемая на станции без ограничений, крайне необходима для подготовки к побегу.

— На «Фортуне» кормёжка была на высоком уровне — вкусно, сытно, натурально. До белковой смеси редко доходило, — пожаловалась Кассия, заталкивая в себя третью порцию нелимитированного корма.

Ацилий, между тем, морщил породистый нос, поджимал губы и ложкой размазывал неаппетитную массу по краям тарелки, вызывая у напарницы острый приступ сочувствия. Ибо не было в целом мире ничего более противоестественного, чем живорожденный патриций, через силу жующий синтетические аминокислоты. Унизительно, причем, не только для самого Куриона.

— Не зря наварх отказалась от своих… хм… желаний, Гай Ацилий, — попыталась пошутить бывшая манипулария. — Кому нужны мослы в койке, а?

— Тебе, например, — хмыкнул патриций. — Не так уж сильно я похудел.

— Не дистрофик, согласна, но былую форму утратил. Ягодичные мышцы уже не такие крепкие.

Гай ответил ироничной полуулыбкой краем губ, смутив Кассию, которая каждый раз, фамильярничая с напарником, словно преодолевала высокий барьер. И постоянно дивилась собственной наглости.

— Съедим завтрак, и я схожу к синтезатору за энергетическими батончиками. Надо делать запасы. На случай непредвиденной ситуации, — быстро перевела тему разговора девушка. — Они, конечно, тоже гадкие на вкус, но выбирать не приходится.

Ацилий ел медленно, преодолевая отвращение.

«Бедненький!», — расстроилась Кассия и решила отвлечь Гая разговорами. Она как-то очень быстро вошла в роль телохранительницы лидера и чувствовала внутреннюю потребность хоть как-то облегчить жизнь человеку, который может её спасти от мучительной смерти.

— Я, например, когда жую, представляю себе кашу с мясной подливой. Как у нас «Фортуне». А ты вообрази, что это… ну, какой-нибудь патрицианский деликатес… Что вы там едите? Скажем, зайца, тушеного в сметане.

— Хм, а почему именно зайца?

Зайцев Кассия видела только виртуальных — в каталоге обновлений для «Зимнего мира».

— Раз на них лисы охотятся, значит, ушастый зверек очень вкусный, — охотно пояснила Кассия.

— Лисы еще и мышкуют.

— В мышке слишком мало мяса, чтобы насытить человека.

Застольная беседа прекрасно отвлекала от неприятных ощущений. Ацилий это заметил, и поддержал начинание напарницы.

— Мне очень интересно, как ты управляешь своим метаболизмом? Неужели усилием воли?

— Дыхательная гимнастика, специальные физические упражнения и медитация, — пожала плечами девушка, перечисляя факторы, для верности загибая пальцы. — Стресс и резкое изменение гормонального фона тоже подходят.

— Так, значит, твоё утреннее бульканье в душе — дыхательные упражнения?

— Они самые. Секс, потом продышаться, затем хорошо поесть и как следует размяться…

Ацилий снова не удержался от усмешки.

— Значит, прошлой ночью мы тоже готовились к побегу?

Она и вправду расшевелила своего напарника не просто так, а с определенной целью. И сама, понятное дело, увлеклась не на шутку. Ничего удивительного. Чего у Гая Ацилия было не отнять, так это щедрости и энтузиазма. Живорожденные, они с выдумкой.

— Чуть-чуть готовились, да. Ты же не обиделся, нет?

В ответ он просто накрыл ладонью руку Кассии. Мол, не бери в голову, всё хорошо.

Их любовная битва и впрямь удалась. По крайней мере, они с Гаем с превеликой радостью сдавались друг другу в плен и по очереди, и одновременно…

— Тогда доедай своего белкового… зайца. А после спортзала я тебе сделаю отличный легионерский массаж. Каждая проклятая аминокислота пойдет на пользу, обещаю.

По беговой дорожке Кассия бежала с остервенением, так, словно в спину её дышал лично Марк Марций во главе стаи техников из коннекторского центра. Лисы тоже готовы отгрызть себе лапку, чтобы вырваться из капкана. Гордый Руфус так и сделал бы.

77
{"b":"154422","o":1}