ЛитМир - Электронная Библиотека

Ах, Марк Фабриций! Нескоро теперь придется тебе гостить в каюте наварха «Аквилы», ибо темны тропы, которыми бродят заговорщики, и туманно будущее мятежников…

Оставшиеся 54 часа Ливия Терция посвятила кораблю, лично облазив все закутки и проверив все помещения. В итоге на планирование времени не осталось совсем. Но тем лучше! Выходит, что внезапное появление Луция Антония не спутало наварху планов, просто потому, что никакого плана и не было.

Пока Квинт Марций вел психо-куратора на мостик (а Ливия не сомневалась, что поведет префект незваного гостя самой длинной и запутанной дорогой), наварх успела запросить отчет о состоянии корабля, а так же набросать план полета. «Аквила» была готова. Несколько мелких недоделок не в счет, с ними можно справиться и своими силами. А самое главное — бесценный груз в лице Ацилия и его спутницы уже был благополучно поднят на борт. Так что Антоний своим явлением просто ускорил наступление того самого «момента истины», когда обратного пути уже не будет. Ну, и придал всей ситуации оттенок некой фантасмагории. Пожалуй, еще ни один наварх на флоте не начинал мятеж с собственным психокорректором на борту!

— Ну… начнем, пожалуй, — негромко молвила Ливия, кивнула сама себе и, легко пробежав пальцами по консоли, набрала экстренный «красный» код пожарной тревоги. Душераздирающий рев сирены пронесся по «Аквиле», вымораживая души всех мало-мальски сведущих в космических кораблях людей не хуже ледяного дыхания пространства за бортом. Ибо пожар — это едва ли не самое страшное, что может произойти на висящем в космической пустоте объекте. А следом прозвучал по громкой связи голос наварха, ледяной и спокойный:

- Внимание! Пожарная тревога! Всему гражданскому персоналу станции срочно покинуть корабль! Начинаю экстренную отстыковку причальных захватов через десять… девять…

Инструкции — хвала им! — на этот счет просты и понятны. Корабль, на котором начался пожар, должен немедленно покинуть док вне зависимости от своего технического состояния и прочих обстоятельств. И отойти как можно дальше, чтобы не подвергать опасности станцию и другие борта. Что Ливия Терция и проделала. И никто, что не удивительно, «Аквилу» не остановил.

— Что это? — встрепенулся психокорректор. — Почему тревога?

Луций Антоний вряд ли вспомнил бы сейчас обратный путь к шлюзу.

— Пожар, — мрачно молвил Квинт Марций и неумолимо поволок куратора в сторону командирского мостика. Они с Ливией обсуждали возможность взятия заложников. И решили не отметать такой вариант и смотреть, как будут складываться обстоятельства. Но Антоний явился на борт без приглашения, сам решив собственную судьбу. Значит, так тому и быть!

— Идем. Ливия ждет.

Если уж говоришь «А», то надо и «Б» добавить. Если помогаем бежать лигариям, то отчего бы не взять психо-куратора заложником? Антоний ведь так хотел выяснить, что скрывают от него префект и наварх.

На Квинта Марция вдруг накатил приступ мрачного веселья.

— Два… Один! Блокировать шлюзы!

Пока шипел стравливаемый воздух и торопливо отстыковывались последние станционные клети, набитые растерянными ремонтниками, наварх уже уведомила диспетчера дока об экстренной ситуации и получила разрешение на отстыковку. А большего ей было и не нужно. Те же из подчиненные Марка Фабриция, кто волей богов застрял на борту мятежной биремы… что ж, будем считать, что им повезло. Или не повезло — с какой стороны посмотреть.

— Убрать причальные захваты! — скомандовала Ливия, переводя управление кораблем в ручной режим. — Маневровые, малый вперед. Разогреть реактор. Начать подачу энергии на центральные системы. Выходим из дока.

«Аквила», изящная, но настороженная, словно сцинк, крадущийся за аптериксом, проскользнула в опасной близости от причальных конструкций. А на перехват биреме уже шли два спасательных бота. Совсем, надо заметить, некстати.

— Связь, заглушить все частоты!

Гай Фульвий, связист, вытаращил глаза. Если до этого все приказы наварха укладывались в рамки инструкций (если не думать о том, что «пожарная тревога» покуда не подтверждалась ни дымом, ни возгоранием), то решение прервать связь было… нетрадиционным. Офицеры мостика насторожились, переглядываясь. Но Публий Вителлий замер за креслом наварха по стойке «смирно» и был абсолютно спокоен, а после «учебного мятежа» экипаж уже не рисковал делать преждевременные выводы.

Ливия, конечно, почуяла эти колебания среди своих офицеров. Но до неповиновения дело пока не дошло, а кобура ее «гладия» и так была расстегнута. Так, на всякий случай.

Разумеется, Квинт Марций выбрал именно этот момент, чтобы появиться на мостике в компании с Антонием. Наварх мазнула по ним беглым взглядом и гавкнула:

- Префект, займи свой пост! Орудия к бою.

Очень своевременный приказ, ибо спасатели, отчаявшись докричаться до внезапно оглохшей «Аквилы» по обычным каналам, уже сигналили по старинке, бортовыми огнями. А бирема как раз выходила на позицию для стрельбы по автоматическим защитным системам станции…

Связист сообразил, наконец, что происходит что-то явно нештатное, и попытался выдать в эфир:

- Центральная! Код «Ребеллио»! Повторяю, «Ребеллио»! На «Аквиле» мя…

Но разряд из табельного «гладия» наварха оборвал этот отчаянный крик. Первая жертва гражданской войны молча ткнулась лицом в пульт.

— Мятеж, — хладнокровно закончила за него Ливия, не спеша, впрочем, убирать оружие. — Только не на «Аквиле», а на станции, — и включила общекорабельную трансляцию. После первых выстрелов всегда должны следовать речи. Но Ливия Терция, как выяснилось, стрелять умела лучше, чем говорить, и обращение к Аквилинам вышло несколько нескладным. Зато убедительным, учитывая бездыханное тело на мостике.

— Экипаж! Среди командования флотом затаились предатели, продавшие парфам наши колонии и наши жизни. К несчастью, эти твари угнездились на самом верху, в Сенате. На данный момент мы — единственные, кто безусловно предан Республике. Поэтому мы приняли решение покинуть Сектор Вироза и присоединиться к флоту под руководством проконсула Ацилия, дабы способствовать восстановлению законного порядка. — Ливия без лишних рассуждений «повысила» опального сенатора от эдила до проконсула, а «Аквилу» — до флагмана еще не существующего флота, решив, что если уж нырять, так поглубже. — Вопросы есть? — и она недвусмысленно повела «гладием» туда-сюда вдоль замершего строя офицеров мостика.

Вопросов, к счастью, не было.

Речь наварха показалась Квинту Марцию немного скомканной, и чтобы придать ей дополнительной аргументированности, он достал свой «гладий». Команда и легионеры должны видеть и знать — они с Ливией заодно и готовы идти до конца. Чтобы не возникло недоразумений и разночтений. Всё уже решено. Мятежная бирема — не место для сомнений.

- Оч-чень хорошо. Тогда убрать с мостика падаль, и все по местам! — она посмотрела на Луция Антония в упор и улыбнулась краешком губ. — К счастью, к нам примкнул и один из немногих честных сотрудников службы психокоррекции. Ты не представляешь себе, Луций Антоний, как я рада, что ты на правильной стороне.

- А… — выдавил Антоний, запнулся, покосился на тело несчастного связиста, на «гладий» Ливии, на ее голодную «ящериную» улыбочку и обреченно кивнул. — Да. Именно.

А что еще ему оставалось делать?

Глава 15

Конечно, будь у них иной выбор, Квинт Марций никогда не отдал бы приказа подавить огневые узлы станционной системы защиты. В военное-то время! Но Цикута Вироза так вот запросто никого не выпустит, её автоматика сработает, даже если претор лично благословит беглецов с мятежниками и платочком вслед помашет.

«Кстати, не исключено, что так он и делает сейчас, глядя на картинку своего монитора и слушая заполошные доклады вигилов», — подумалось префекту.

Еще бы! Теперь у Бибула прямо гора с плеч упала. Гора по имени Гай Ацилий Курион. Точнее, не упала, а улетела. И вряд ли вернется когда-либо.

81
{"b":"154422","o":1}