ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если звания нет, надо его придумать, господин, — усмехнулась Ливия. — Мы же затеваем реформы, не так ли?

— Ты сильно рискуешь, доблестная Аквилина, — помолчав, предупредил ее мятежный патриций.

— Не сильнее, чем ты, господин, — возразила наварх. — Мы не можем себе позволить «двуглавое» командование. Легионеры — и их командир! — должны влиться в структуру флота. Старые методы нам не подходят.

— Вижу, ты приняла решение, наварх. Право, не мне тебя отговаривать. А что до названия… «Первый помощник»?

— Старший, — тут же отреагировала женщина. — Мне больше нравится «старший». Жду тебя на совещании, Божественный.

Отключившись, она еще некоторое время размышляла, покачиваясь в кресле, а затем решительно набрала код префекта:

— Квинт Марций! Прошу тебя зайти ко мне. Я в претории.

***

Он дотерпел до каюты, удержал на лице маску спокойствия и достоинства до тех пор, пока за его спиной не сомкнулись бесшумно дверные створки. И только в присутствии Фиделиса позволил себе рассмеяться и со всего маху хлопнуть себя ладонями по ляжкам. Сцинк одобрительно зашипел и показал префекту синий язык. Мол, так тебе и надо, тупой солдафон, за то, что не верил в Ливию Терцию. Точнее, не доверял!

— Видишь ли, тварюга, её решение вовсе не льстивая подачка в расчете на мою благодарность и лояльность, — сказал он Фиделису на полном серьезе. — Будь так, я бы впредь никогда к Ливии спиной не повернулся бы. В наших обстоятельствах единоначалие — самый оптимальный вариант управления биремой.

Квинт прошелся по каюте вперед-назад, сжимая пальцы в кулаки и бормоча себе под нос, но при этом нимало не заботясь, что со стороны выглядит смешным. На мнение сцинков и контуберналов ему плевать. Так лучше думалось.

Наварх была немногословна, но убедительна. «Аквила» выпала из системы, «Аквила» теперь сама себе Республика, а значит, необходимо незамедлительно менять подход, а не продолжать цепляться за внезапно устаревшие схемы. Если кто-то из них погибнет, то уцелевший возглавит и корабль, и центурии. А люди без лишних вопросов подчинятся любым приказам, поступившим с командирского мостика: манипуларии — наварху, экипаж — префекту. И у корабельных вигилов тоже не будет причины сомневаться.

А еще… Квинт Марций бросил подозрительный взгляд на притаившегося сцинка. А еще в самом конце судьбоносной беседы Ливия Терция сказала: «Заодно и поучишься летать». Обещание, за которое Аквилин мог и убить, и умереть. Под словом «летать» подразумевалось умение управлять звездным кораблем, как настоящий наварх, а не только лишь двигаться по проложенному курсу. Для этого и умений рулевого вполне хватает. Как стать «Аквилой», как соединиться, слиться с ней умом и сердцем — вот чему Квинта собиралась учить наварх. По сути — чуду. Для Марция — чудо вдвойне. И только один момент оставался недоступным пониманию префекта. Как, ну как она могла не ревновать и не беситься при мысли, что кто-то чужой обретет власть над её биремой?

— Я иногда сам себя боюсь, ящерица, — прошептал Квинт, глядя сцинку прямо в его ледяные глаза. — Живой человек не может так исступленно любить корабль. Я, должно быть, не просто дефектный Марций, я — безумный Марций…

— Воды принести?

Это неожиданно подал голос… Нет, не Фиделис. Это в перерыве между поручениями от Куриона пришел проведать начальство Луций.

— Я гляжу, ты весь бледный сидишь, господин, с вытаращенными глазами, — объяснил свою заботу молодой человек. — Вдруг уже пора связаться с Ицилием?

— Не дождешься, — ухмыльнулся префект и подозрительно спросил. — Опять подслушивал?

— Никак нет!

Узкое лицо порученца вытянулось от незаслуженной обиды. Он даже носом шмыгнул.

— Забери меня обратно, Квинт Марций. Куриону от меня все равно никакого толку, а Кассия все время дразнится, — пожаловался контубернал.

Префект простонал сквозь зубы и в отчаянии обхватил голову руками. Невеста патриция изо всех сил пыталась подружиться хоть с кем-то на «Аквиле», и не её вина, что под руку попался самый бестолковый Марций во всей системе Вироза. Бедняжка! А Курион теперь решит, что Марции на «Аквиле» все с изрядным «приветом».

— Честное слово, Луций Марций, — Квинт специально сделал акцент на их общем семейном имени. — Даже навархов сцинк, и тот сообразительнее тебя. Немедленно возвращайся к Гаю Ацилию и Кассии. И если я еще раз услышу хоть одно слово жалобы…

— Так точно!

Через мгновение и духу порученца не осталось в каюте префекта. Луций еще не успел забыть, что именно выводит начальство из себя больше всего. Нежелание думать!

— Фиделис, пойдешь ко мне в контуберналы? — строго спросил Квинт у сцинка. — Кормить буду живыми тараканами.

Тот, разумеется, ничего не ответил, но посмотрел так… Одним словом, ума в его хладных очах таилось много больше, чем в трех Луциях.

***

К моменту, когда приглашенные на совещание офицеры стали осторожно сползаться в преторий, «Аквила», выжимая из реактора допустимые, но не рекомендованные 95 процентов, успела удрать от Цикуты Вирозы на достаточное расстояние, чтобы не опасаться погони. Хотели бы поймать — ловили бы в первые сутки после побега. Теперь, когда крохотная бирема затеряна в пространстве, искать мятежников можно с тем же успехом, что и какой-нибудь космический мусор. До тех пор, конечно, пока «Аквила» сама не обозначит свое присутствие.

- Итак, все в сборе, — отметила Ливия, оглядев собравшихся. — Начнем.

А начала наварх с самого интересного и спорного — оглашения своего невероятного приказа о назначении Квинта Марция Аквилина, префекта манипулариев, старшим помощником и заместителем наварха со всеми полномочиями и обязанностями, которые подразумевает подобная должность.

Отчеканив эту краткую речь свойственным ей категоричным тоном, наварх скрестила на груди руки, откинулась на спинку кресла и стала наблюдать реакцию.

К чести Аквилинов, взрыва, разгерметизации и утечки плазмы не случилось. Астрогатор выронил световое перо, инженер хмыкнула, а Юлия из аналитического тихонько прочистила горло — вот и всё. Прочие благоразумно помалкивали, стараясь не слишком глазеть на префекта. И на наварха тоже. В итоге взгляды присутствующих постоянно скрещивались на восседавшем по правую руку от Ливии патриции, но на Гая Ацилия потрясенное моргание плебеев производило примерно то же воздействие, что на аптериксов — ионный душ. То есть ровным счетом никакого, кроме общего оздоровления организма.

Вдоволь насладившись молчанием, наварх слегка улыбнулась и уточнила:

- Надеюсь, смысл моего приказа всем ясен, квириты?

Квинт, старательно хранивший на лице выражение невозмутимой сдержанности, глянул по сторонам, убеждаясь — приказ наварха в очередной раз перевернул привычное мировоззрение офицеров «Аквилы» вверх тормашками. Одним махом отправить Фиделису под хвост вековую практику двоевластия, это вам не шуточки. А ведь эпоха потрясений только-только началась! И новоиспеченному старшему помощнику наварха очень хотелось посулить соратникам тревожное: «То ли еще будет, квириты, то ли еще будет!» Однако он счел необходимым промолчать. Пусть всё идет своим чередом.

Квириты старательно сделали вид, что всё-всё понимают. Или, по крайней мере, пытаются. Но хотя понятные сомнения одолевали всех, первой голос подала Фабриция, поскольку инженерам вообще свойственна прямота.

- То есть, — спросила она, разом возвращая участников действа из запредельных высот политики к мрачноватому ландшафту реальности, — если у меня, к примеру, плазмопровод прорвет, мне следует докладывать префекту, а потом уже тебе, наварх? Уточни вопросы субординации, ибо это вопросы практические. А я, с твоего позволения, в первую очередь практик, Ливия Терция.

Остальные практики облегченно закивали, втихомолку радуясь, что суровая начальница инженерного отсека вызвала огонь на себя.

- Тебе следует докладывать тому, кто в данный момент несет вахту на мостике, Фабриция, и принимать все меры, дабы устранить неисправность, — разъяснила Ливия. — Благородный Ацилий, обладая наибольшим запасом знаний о законах Республики из всех здесь присутствующих, уже готовит новые протоколы, которые будут отправлены вам не позднее… Завтрашнего утра, да, благородный Ацилий?

94
{"b":"154422","o":1}