ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не уходи. Останься со мной.

Прошла целая вечность, прежде чем Крис ответил:

— Ладно. Только ненадолго.

Он лег рядом и положил ее голову себе на плечо. Он был полностью одет, но это не имело значения. Он был рядом. Он остался с ней, потому что любит ее. Он любит ее… Линн обняла его и погрузилась в блаженное беспамятство.

Когда она проснулась, в окно светило солнце. На ее обнаженном животе лежала большая теплая ладонь. Линн инстинктивно шарахнулась, но потом ощутила прикосновение мускулистой груди к спине. Она блаженно улыбнулась, не торопясь расставаться со сном. Но тут Крис вздохнул, и его ладонь продолжила путешествие. Когда его пальцы добрались до ее лобка, Линн ахнула. Крис напрягся и окаменел.

Линн заставила себя расслабиться, повернулась на бок и посмотрела ему в лицо. Ладонь Криса жгла ее. Он убрал руку только тогда, когда она растерянно улыбнулась. Потом он притянул Линн к себе и уткнулся лбом в ее лоб. Она погладила его по щеке, ощутив пробивающуюся щетину.

— Доброе утро, — сказал он. — Как ты себя чувствуешь?

— Замечательно.

— Не сомневаюсь, — сонно ответил он, поглаживая ее ягодицу. — По утрам ты очень хорошенькая.

— Ты тоже.

Он хмыкнул.

— Едва ли. Но допустим, что это правда. — Он слегка приподнялся, положил Линн навзничь, оперся на локти и посмотрел ей в лицо. Разделявшая их ткань не мешала Линн ощущать прикосновение твердого мужского тела к ее животу. Она боролась с желанием раздвинуть ноги и усилить это ощущение. Но тут Крис опустил голову, прильнул к ее губам и развел их языком. Линн пронзило острое наслаждение. Она застонала и обвила руками его шею. Выгнув спину, она крепко прижалась грудью к его груди, а губами к губам. Их языки вступили в яростную схватку. Линн извивалась всем телом, стремясь стать еще ближе к Крису. Но этого ей было мало. И всегда будет мало, сколько бы ни выпало на ее долю. Всегда. Внезапно эта мысль испугала ее. Она всегда будет хотеть того, чего не сможет получить.

Придя в себя, она вжалась в матрас, повернула голову и прервала поцелуй. Губы Криса коснулись ее уха, зубы слегка прикусили мочку. Линн зажмурилась, ощутив новый приступ желания. Затем открыла глаза… и увидела стоявший на тумбочке будильник. Прошло несколько секунд, прежде чем она поняла, что случилось. Нужно предупредить Криса.

— О Господи!

— Да, — подтвердил Трейси, не отрываясь от ее обнаженной ключицы.

— Крис!

— Гм?

— Уже почти девять!

— Угу… Что?

— Уже почти…

Крис повернул голову.

— Девять! — не веря своим глазам, повторил он. — О черт!

Линн нетерпеливо заерзала.

— Мне пора вставать. Магазин открывается в десять.

— А я должен был быть в офисе в восемь сорок пять, — хмуро заметил он.

Линн состроила гримасу.

— Ох!

— Вот именно, — засмеялся Крис. Но тут же вновь стал серьезным и пристально посмотрел ей в глаза. — Я умираю от желания овладеть тобой.

— Я знаю, — ответила она, согретая его словами, — но…

Крис кивнул, нежно поцеловал ее в губы и вздохнул.

— Наверно, нужно позвонить на работу и предупредить, что я задерживаюсь.

— И что ты им скажешь?

— Что сегодня я чудесно спал и не хотел вылезать из постели.

— Я очень рада. Спасибо за то, что остался со мной.

— Пожалуйста, — прошептал он. Полностью одетый, он откинул простыню, сел и спустил на пол ноги в носках. — Сделай мне одолжение, — сказал он, наклонившись и поцеловав Линн в лоб.

— Какое?

— Не вставай, пока я не уйду.

— Почему?

— Потому что я хочу целый день вспоминать тебя в постели… и потому что не выдержу, если увижу тебя в трусиках и шелковой комбинации.

Эти слова заставили Линн вздрогнуть, натянуть покрывало до подбородка и вжаться в матрас.

— О'кей.

Он снова страстно поцеловал ее в губы, потом взял туфли и вышел из комнаты. Спустя несколько минут Линн услышала негромкий стук двери, ощутила чувство потери и тяжело вздохнула. Господи, как глупо… Впервые в жизни она провела ночь с мужчиной и все же осталась девушкой. Радоваться этому или огорчаться? Она и сама не знала.

Линн не следовало принимать приглашение отца на ланч. Она прекрасно знала, что там будет и Гарет. Несколько дней она тщательно избегала брата, не отвечала на его телефонные звонки, а когда Гарет был рядом, старалась не оказываться с ним наедине. На его лице было написано раздражение, голос звучал ворчливо, но Линн не было до этого дела. Он все равно не понял бы ее чувств к Крису. Где ему понять, если она сама ничего не понимает? И чувств Криса брат не понимает тоже. Иначе не сказал бы, что она «того не стоит». Этого она простить ему не могла. И, когда вскоре после приезда в слегка запущенную квартиру отца выяснилось, что это маленькое семейное сборище организовал Гарет, она не смогла скрыть досады.

Услышав шуршание шин на подъездной аллее, она выглянула в окно отцовской кухни, увидела солидный седан Гарета, остановившийся рядом с ее машинкой, и все поняла.

— Ну вот! — воскликнула она и хлопнула ладонью по крышке стола. — Я ухожу. — Линн схватила с табуретки сумку и накинула ремень на плечо.

— Успокойся, Линн, — прогудел Чарли Кин. Он закрыл дверцу закапанной жиром духовки, выпрямился и подтянул черные кожаные джинсы. — Я понимаю, что Гарет не подарок, но он твой брат. Если вы что-то не поделили, то нужно поговорить и все выяснить.

Линн покачала головой с несвойственным ей упрямством.

— Мне нечего сказать Гарету, а слушать его я не желаю!

— Радость моя, он от тебя все равно не отстанет никогда, — предупредил ее Чарли, скрестив руки на кожаной куртке, которую он носил на голое тело. Линн заметила на его плече новую татуировку, утверждавшую, что лысина прекрасна. Под этой надписью красовалась лягушка с короной на плешивой макушке. — Кроме того, он припарковался у твоей машины.

О черт! Линн выдала крепкое ругательство, чего не делала никогда в жизни. Изумленный Чарли почесал макушку. Как ни странно, лысина не помешала ему отрастить длинный конский хвост.

Задняя дверь скрипнула, и на кухню вошел Гарет.

— Ага, — сказал он, увидев сестру. — Наконец-то! — Он погрозил ей пальцем. — А теперь послушай, что я скажу.

— И не собираюсь, — спокойно возразила Линн. — Моя жизнь тебя не касается.

Тем не менее битва началась. Гарет заявил, что ее поведение грозит его работе. Линн возразила, что Крис человек справедливый и если наказывает своих служащих, то только за дело. Они кричали друг на друга, чего не делали с детства. Тогда победа почти всегда оставалась за Гаретом, потому что он был на восемь лет старше. Но теперь Линн ни в чем ему не уступала. Она была не менее самостоятельной, чем брат, и куда более взрослой. Конечно, это ничего не меняло, но уступать она не собиралась. Впервые после окончания школы она была с Гаретом на равных. Линн понимала, что на кону стоит нечто большее, чем ее отношения с Крисом, и упорно стояла на своем.

Гарет привык не столько спорить с сестрой, сколько ругать ее, и не был готов к тому, что на отцовской кухне его встретит настоящая мегера. Линн была вне себя и кричала на него:

— Какими бы ни были мои отношения с Крисом, они тебя не касаются! Я имею право встречаться с тем, кто мне нравится, так что можешь держать свое мнение при себе!

— Ради Бога, Линн, он же почти женатый человек!

— Он еще даже не обручился!

— Вот именно, еще, — возразил Гарет. — Ты прекрасно знаешь, что он должен жениться на Луизе!

— Ну и что? Пока что он на ней не женился. А даже если и женится, то все равно останется моим другом!

— Вы больше чем друзья, — спокойно ответил Гарет. — Я не знаю, как это случилось, но все выглядит так, словно… словно он влюблен в тебя.

Эти слова заставили Линн испытать острую радость, смешанную с болью.

— А даже если и так? — с трудом промолвила она. — Это ничего не меняет. Он все равно должен жениться на Луизе.

18
{"b":"154426","o":1}